новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  3 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 28 (9550); четверг, 24 марта 2005 года

ВЕЛИЧАЙШАЯ СТОЙКОСТЬ ДУХА И НЕПОКОЛЕБИМАЯ НРАВСТВЕННАЯ ЧИСТОТА

Мы знаем, наш народ сохранился в великих трудностях, благодаря свету Ислама, благодаря нашим устазам - учителям и проповедникам богоданных истин. Народ наш помнит и передает свидетельства о них от поколения к поколению. Сегодня наша задача сохранить все сказанное ими, осмыслить и осознать глубину этих великих заповедей. Предлагаем нашим читателям воспоминания и комментарии Абдул-Хамида Гантемирова, младшего сына легендарного Кази-муллы Гантемирова, посвященные памяти благословенного Дени-шейха.
Односельчане походатайствовали перед властью и его оставили под предлогом того, что он больше не будет заниматься этим. Но, несмотря на это, он продолжал свою идею, приверженность к Исламу. Его второй раз арестовали и сослали в Сибирь. На наш вопрос, почему ты не можешь жить как все люди, зачем ты хочешь выделяться, он ответил: "То, что делаю я, придется делать и вам. Пройдет время и к вам приедет человек, который укажет вам место для кладбища, в таком-то месте, а мечеть он укажет вам построить в таком-то месте и отведет место для постройки медресе в таком-то месте. Все три места, указанные им когда-то, совпадают с теми местами, что указывает нам этот человек. Если мы ослушаемся его, то нас постигнет горе на этом и на том свете".
После слов слепого старца жители Саниба утихомирились. Затем Дени-шейх попросил муллу Мусу Шанхоева из села Экажево прочесть силсилат, т.е. имена Шейхов от пророка Мухьаммада до Дени-шейха.
Муса-мулла, поднявшись на возвышенность, начав чтение силсилат, не дочитав до конца, заплакал, спустился ниц. Затем поднялся Дени-шейх, прочел силсилат. Стоявшие там осетины пали вниз, как будто их подкосило косой, и лежали там до наступления темноты, рассказывал Кази-мулла. Отвергавший до этого всякую мысль об Устазе, полагавший до этого: зачем мне иметь Устаза, когда я сам являюсь арабидом, я, после этого, в корне изменил свое мнение и попросил Дени-шейха определить меня в свои мюриды. Мы отобрали из осетинских детей несколько ребят и привезли их в Чечню для изучения арабизма. Фотографии этих детей имеются у меня, где они сидят с Яхья-муллой из Урус-мартана.

Рассказывал Кази-мулла:
Однажды, это было в 1913 году, ко мне обратился Дени-шейх и спросил: "Сколько тебе осталось учиться до окончания полного курса". На что я ответил: "Потребуется года четыре". Дени-шейх сказал, что скоро ситуация у нас и в мире изменится. Поэтому у тебя не будет времени для учебы, придется тебе носить ружье. Поэтому советую тебе приложить максимум усилия для окончания учебы, а потом со временем будешь доучиваться. Тебе придется участвовать в этих войнах. Кроме того, если бы ты закончил учебу, то с тебя бы вышел хороший мулла, который бы подсиживал людей, именующих себя муллами. Поэтому я занимался учебой днем и ночью, не оставляя для себя ни одной свободной минуты. Если вы включитесь в эту войну по воле Аллаха, то ни один человек не посмеет помешать вам. Кроме того, я думаю, - сказал Дени-шейх, - что от вашего участия извлекут пользу мусульмане.



Рассказывал Кази-мулла:

Однажды я сидел, изучая Джей, где рассказывалось о достоинствах и возможностях шейхов-овлия. Я там вычитывал такую вещь, что шейхам не дано знать о трех вещах. Т.е. 1. когда умрет человек; 2. когда пойдет дождь 3. кем родится ребенок, мальчиком или девочкой. Удивившись этому, я с этой мыслью поделился с Зейбой, женой Дени-шейха. Зейба категорически отвергла мои доводы, утверждая, что и это дано нам знать. На этой почве мы с ней поспорили. Зейба сказала мне: "Если подтвердится сказанное мною, то ты должен купить мне материал на платье из турецкого атласа, а если подтвердятся твои доводы, то я дам тебе пять рублей." Пока мы ждали приезда Дени-шейха, чтобы решить этот спор, Зейба рассказывала историю, подтверждающую сказанное ею.
1. К нам часто приезжал мужчина из Надтеречного района (Терка йистера). Каждый раз он давал детям деньги. Однажды, когда он уходил от нас, посмотрев ему в след, Дени-шейх сказал, что хороший был человек такой-то. На что я возразила, что значит был, он же есть и сейчас. Да, это так, сказал Дени-шейх, но прошло уже три дня, как по нему устроили тязет ангелы. На второй день он умер, и его похоронили. 2. Накануне праздника Уразы к нам приехали в гости Ногайские муллы. Дени-шейх принялся варить им калмыкский чай, разведя костер под крышей сарая. Поскольку сарай был тщательно убран к празднику, я начала возражать, это можно было сделать и во дворе, так как сарай мой опять закоптится. Дяда же стал возражать и объяснил свое поведение тем, что он это делает, боясь, что может пойти дождь. На что я возразила, о каком дожде может идти речь, когда на небе нет ни одной тучи. Он меня послушался и развел костер во дворе и начал делать прикрытие над котлом. Не успел чай свариться, как откуда ни возьмись появились тучи, и пошел сильный дождь. 3. Накануне русско-японской войны русский царь наметил выслать чеченцев и ингушей в Маньчжурию. В это время царским чиновником был некий Хасбулат Кодзоев из с. Кантышево. Тогда Дяда ему предложил поздравить царя, с тогда еще не родившимся сыном. По этой причине царь может изменить намеченную им высылку, а тебя может возвысить по служебной лестнице. Хасбулат не стал поздравлять царя с этим явлением, но у царя все же родился сын.
А что касается нашей высылки, возможно, помешала война с Японией.
Когда наш спор закончился, приехал Дяда на своей тачанке. Зейба сказала ему: "Прошу, не слезая с тачанки, решить наш спор с Кази-муллой". Дяда немного посмеявшись, сказал: "Если мы, шейхи, не знаем о таких вещах, то не собирается ли Кази-мулла послать нас пасти скотину. Он, видимо, где-то вычитал такое. Пусть посмотрит в другом месте, и он увидит другое. Камил-шейх, т.е. совершенный шейх способен по воле Аллаха узнать все, что захочет".



Рассказывал Кази-мулла:

Однажды я спросил у Дени-шейха: "Как мне узнать при имане я или нет?" Дени-шейх ответил: "Если ты огорчаешься горем мусульманина, будь это на Востоке или на Западе и если ты радуешься радости мусульманина, будь это на Востоке или на Западе то ты при имане.



Рассказывал Кази-мулла:

Однажды Дени-шейх спросил меня, как бы я пошел на прием к государственному чиновнику. Я ответил: "Пошел бы, приняв себя за просителя". Нет, сказал Дени-шейх, надо идти к чиновнику смело, полагаясь на волю Аллаха, поставив себя в роли чиновника, а чиновника в роли просителя. Знай, что я всю жизнь следовал этому совету в своих действиях.



Рассказывал Кази-мулла:

Однажды Дени-шейх спросил меня. "Ты находишься в безлюдной пустыне. Настало время намаза, не имея вокруг воды, сделав таяммам (очищение) песком, приготовился к молитве, и вдруг закричал ишак, что бы ты сделал, прервал бы молитву или продолжал?" На что я ответил: "Какое мне дело до криков ишака, продолжил бы молитву". На что Дени-шейх ответил: "Если бы в безлюдной пустыне закричал ишак, то он, наверняка, не один, а со спутником. А спутник, едущий на ишаке, обязательно будет иметь воду. Поэтому необходимо найти этого ишака, удостовериться, есть ли у него вода. Если есть вода, то необходимо сделать омовение водой, а если нет, то продолжить свою молитву".



Рассказывал Кази-мулла:

Однажды Дени-шейх спросил меня: "Настало время намаза. Протекает речка, а в этой речке выше, где ты должен совершить омовение, на недоступном тебе месте лежит дохлая собака, наполовину опустившись в реку. Что бы ты сделал в таком случае?" Я ответил, что проточная вода, преодолев три камня своими волнами, становится чистой, поэтому совершил бы омовение, невзирая на дохлую собаку, лежащую наполовину в речке". Дени-шейх ответил: "Правильно". Когда надвигалась Октябрьская революция, Дени-шейх сказал мне, что скоро царя уберут и к власти придут большевики. Вторая подпись о свершении этой судьбы поставлена мною, поэтому вам необходимо всеми имеющимися средствами защищать большевиков, иначе через определенное время, объединившись вместе, черные и белые свиньи будут уничтожать вас.



Рассказывал Кази-мулла:

Надо бы (придет определенное время) уничтожать собак и кошек, сказал Дени-шейх. Я сказал, для чего это делать? Дени-шейх сказал, что наступит день для нас, что они будут обезображивать мертвецов. Это время пришло при мне, сыне Кази-муллы Абдул-Хамиде в 1994-1995 годах в г. Грозном, очевидцем этого являюсь я.



Рассказывал Кази-мулла:


Однажды я спросил у Дени-шейха: "Была ли польза для нас от движения Шамиля?" Дени-шейх ответил, что была огромная польза для нашего народа. Я возразил, что ведь наш народ понес от этого движения огромные потери и лишения. На что Дени-шейх ответил: "Царская Россия вознамерилась сделать нас христианами, благодаря этому движению у них ничего не получилось. А сейчас, сколько бы она ни намеривалась сделать из нас христиан, у них ничего не получится. Вот какую пользу принесло это движение для нашего народа.



Рассказывал Кази-мулла:

У Дени-шейха было два мюрида: Такаш и Темирсултан, а также человек, который прислуживал Дени-шейху. На вид этот человек был неблаговидным. Однажды Дени-шейх возвестил их о своем намерении развестись со своей женой Зейбой, матерью Бах1а. Те спросили, по какой причине. Дени-шейх ответил, по той причине, что она своей безграничной покорностью лишает меня милости Аллаха в потусторонней жизни. На что Такаш и Темирсултан ответили, что если Вы разведетесь с ней, то мы оставляем право за собой, чтобы развестись со своими женами. А человек, который прислуживал Дени-шейху, сказал, что: "Если я разойдусь со своей женой, то за меня больше никто не выйдет из-за моей неблаговидности. Но если Вы разведетесь со своей женой Зейбой, я возобновлю курение, которое бросил ради Вас". Так, по воле Аллаха, Дени-шейх не бросил свою жену Зейбу.



Рассказывал Кази-мулла:

Однажды Дени-шейх сказал мне, когда закончишь учебу, то не иди работать кадием или имамом мечети. По этой причине, несмотря на неоднократные приглашения из Осетии, Кабарды и Ингушетии, отвечал отказом.



Рассказывал Кази-мулла:


Однажды Дени-шейх и Дауд-мулла Бекботов шли по селу. На горизонте показались свиньи, которые паслись. Дени-шейх сказал: "Дауд, посмотри, не ваша ли скотина там пасется", - намекая на то, что ингуши недавно бросили употреблять свинину в пищу. Дауд-мулла, немного смутившись, спросил у Дени-шейха: "Почему это наша скотина?" Дени-шейх, поняв его обиду, по этому поводу сказал: "Я бы с головы до ног съел бы эту свинью, чтобы не украсть одного кочана кукурузы с чужого поля".

Рассказывала Хьалимат, дочь Дуба Долакова, жена моего двоюродного брата Алауддина Гантемирова Никархоевича, будто со слов моего отца Кази-муллы, что он говорил: "Однажды, мы с Дени-шейхом ехали на подводе, и вдруг я загадал, т.е. пришла в голову мысль: если он, т.е. Дени-шейх, овлия, то он должен остановить поезд, который в этот момент сравнялся с ними. Поезд моментально остановился. Машинисты сошли с паровоза, повозились немного и тронулись обратно. Дени-шейх, посмотрев на меня, произнес: "Достаточно ли тебе н1ани дуа г1алг1а?", т.е. шуточное выражение "червоед". Кази-мулла рассказывал, что долго после этого плакал и стеснялся Дени-шейха.



Рассказывал Кази-мулла.


Однажды Дени-шейх сказал жителям Притеречного села Горячеводска, чтобы они разобрали мост через Терек, иначе казаки, попросив у вас же подводы, перевезя пушки на вашу сторону, могут обстрелять вас. На что жители Горячеводска возмущенно начали говорить Дени-шейху: "Если бы ты оставил нас в покое, то мы очень мирно уживаемся с казаками". На что Дени-шейх ответил: "Пусть Аллах вас оставит в покое, а я оставляю вас". Кази-мулла говорил, что не прошло и двух месяцев, как таким образом, как предсказывал Дени-шейх, перевезли на их подводах пушки и обстреляли все это село. Многих чеченцев: мужчин и женщин взяли в плен. Был у моего отца, Кази-муллы, учителем Хьасахан-мулла. Как рассказывал Кази-мулла, у него были две очень красивые дочери, и они тоже попали в плен к казакам. Как и других женщин, их изнасиловали казаки. Одна из этих дочерей, умирая, завещала вырезать ее внутренности, прежде чем похоронить ее, чтобы не осквернить ее могилу.



Рассказывал Кази-мулла:

У его дяди по материнской линии Г1айрбек-Хаджи Султыгова было трое сыновей. А сам он был приверженцем Кунта-Хаджи. Как-то они с Дени-шейхом ехали мимо нынешнего консервного завода. А Г1айрбек-Хаджи говорит Дени-шейху: "Вот в этом месте у меня имеются участки земли, и я хочу построить своим сыновьям, которых у меня трое, дома". А Дени-шейх ему говорит: "А четвертому что ты будешь делать?" На что Г1айрбек-Хаджи возразил, что у него только трое. Дени-шейх говорит ему, что скоро у тебя появится четвертый сын по имени Багаудин. Это было примерно в 1906 году, а через год у него появился сын Багаудин и он прожил до 1992 года.
Рассказывал Яхья-мулла из рода Полонкоевых, житель села Ангушта.
Однажды мы наняли пастуха и выгнали на пастбище в горы более ста коней. У меня в этом стаде было два коня, которых я, проведя по спине рукой, сказал: "Моллига букха шун болх". И вот, некоторое время спустя, коней этих воры угнали, и, услышав эту новость, он пошел пешком в горы. По дороге в горы, устав от ходьбы по горным дорогам, он уснул. Услышав топот ног идущих из гор пастухов, он проснулся. В этот момент один из пастухов ему говорит: "Ты продашь нам своих коней?" На что я ответил, что у меня нет больше коней. Пастух ему говорит, что твои кони остались целы и невредимы, а вот где они находились в момент угона этих коней, ведает только один Аллах. Так спаслись кони Яхьи-муллы от угона. Яхья-мулла был приверженцем Кунта-Хаджи, а мулла, на которого он возложил охранять своих коней, является Алихан-муллой из Надтеречного района, Устаз Дени-шейха.
Рассказывал Г1айрбек-Хаджи Султыгов, дядя Кази-муллы, приверженец Кунта-Хаджи, который провел в Турции одиннадцать лет с матерью Кази-муллы Гантемирова, такую историю: это со слов его сына Магомеда Султыгова.
Они переселились в Турцию после ареста Кунта-Хаджи в 1865 году. Однажды прошел слух, что в Турцию приехал Кунта-Хаджи. А он воочию видел Кунта-Хаджи и знал, какой он из себя. И вот я побежал посмотреть на него. Когда я прибежал к этому месту, было много людей, а человек, о котором говорили мне, оказался не Кунта-Хаджи, а его брат Мовсар. И вот присутствующие люди задавали его брату Мовсару вопрос, что сказал ему напоследок Кунта-Хаджи. Мовсар ответил: "Он мне сказал, что ты должен ехать домой, а Аллах предопределил мне оставаться здесь". Я ему сказал, - говорил Мовсар, - а что же я скажу людям от вашего имени. Он, Кунта-Хаджи, сказал: "Тот, кто будет из вас следовать Шариату, тот будет иметь мое покровительство, а кто отойдет от Шариата, тот не из моих приверженцев".
Рассказывал Евлоев Къовди Мурзабекович, всадник Ингушского полка Дикой дивизии, участник Первой мировой войны 1914 года.
Наш полк стоял перед отправкой на войну в Аки-Юрте на учениях. В момент прошел слух, что едет Дени-шейх, чтобы напутствовать этот полк. Нас, рядовых всадников, посадили на коней и выстроили в ряд, а офицеры, выхватив сабли из ножен, выстроились, как почетный караул. Подъехал Дени-шейх и сказал такую речь:
"Дорогие мои сыны, вы едете на фронт. Ваши отцы и братья тоже воевали, после вас так же поедут вторым набором, а третий набор может, не доехавши, вернуться домой. Если вы будете в согласии между собой, почитая старшего, жалея младшего, то вам ничего не грозит. Если вы будете поступать так, как я вам говорю, то будет вам овлия ору, Пайхамара Шафа1ат, Дялагара гlo. А если не внемлите моему совету, то вы будете лишены всего этого. Избавь нас от такой напасти.
Одного своего сына я послал в Дагестанский полк, второго сына - в Чеченский полк, а третьего сына - Абубакара - посылаю с вами, пусть он явится откупом для вас".
С такими словами и напутствием он попрощался с нами. Нас погрузили с конями на товарные вагоны и повезли в Закарпатье. Недалеко от линии фронта нас с вагонов выгрузили и двинулись в сторону линии фронта в конном порядке.
"Абубакар, сын Дени-шейха, - рассказывал Къовди Евлоев, - отрываясь от конного порядка, несся галопом обратно, приговаривая при этом, что отец его Дени-шейх, напутствуя нам, не назвал имен своих двух сыновей, которых он послал с Дагестанским полком и с Чеченским полком. А мое имя назвал, это является знамением для меня, что я живым отсюда не вернусь". И вот, в первые же дни их приезда их с Абубакаром, сыном Дени-шейха, послали в разведку из пяти всадников. Пуля вражеская задела Абубакара и он скончался. Очевидцы, которые в этот момент находились с Дени-шейхом в ингушском селе Галашки, рассказывают, что Дени-шейх на закате солнца вышел из дома и, вернувшись обратно в дом, сказал присутствующим: " По воле Аллаха Абубакар ушел в потустороннюю жизнь от вражеской пули. Помолимся за него".
Рассказывали последователи Доку-шейха Шаптукаева (миллионер-скотовод). Однажды Доку-шейх, будучи уже глубоким старцем, поехал со своим сыном Усамой разыскать скотину, которая отбилась от стада. Погода была ненастная. На пути им встретился казак, и они спросили его, не видел ли он скотину на своем пути. Казак ответил отрицательно и добавил: "Старик, твое дело в такую погоду дома сидеть, а не скотину разыскивать". Когда казак скрылся из поля их зрения, Доку-шейх спросил своего сына, не видно ли этого казака, то сын ответил, что нет. Тогда Доку-шейх сказал своему сыну: "Поворачивай подводу назад, домой". На что сын возразил. Неужели из-за слов казака хочешь повернуть назад?" На что Доку-шейх ответил: "Хотя эти слова были сказаны устами казака, но произнести их его заставил Аллах".

Дени-шейха, когда приехал Николай II во Владикавказ, вызвал царь к себе и спросил: "Что будет с моим государством?" Дени-шейх ответил: "Тебя свергнут, Всевышний пошел навстречу молитвам наших бедняков. Спасайся как можно быстрее". Что на деле подтвердилось, как было им предсказано.
Дени-шейх сказал:
1.У хорошего человека будет хороший цвет лица.
2. У того, кто носит зеленую одежду, никогда не будет неприятностей.
3. Если есть яблоко натощак, это очень укрепляет память.
4. Милостыню надо давать девушке из своей семьи, если нет в своей семье, то соседской, если нет в соседской, то пойти в другое село и дать девушке там.
Дени-шейх сказал: "Т1урло, если к тебе в течение трех дней никто не придет, то заплачь от испуга. Если не будет гостя, то позови соседа, если не будет соседа, то позови своего сына, если и его не будет, то позови сноху".
Устаз Дени-шейха Алихан-мулла сказал своему мюриду Дени-шейху: "Как встречное течение будет идти на тебя изобилие, как текущую реку пропускай его".

Когда была ингушами разграблена и сожжена станица Фельдмаршальская, замыкавшая Ассиновское ущелье, то Дени-шейх произнес такую речь: "Если бы в этой войне я потерял отца, брата, мать, то и тогда бы принял все меры к достижению соглашения". Он, Дени-шейх Арсанов, не занимался пустой риторикой. Он был человеком действия и как полководец, и как миротворец. И он погиб от подлой пули, чтобы предотвратить бойню. Его смерть не разожгла вражду, а напротив, примирила народы, потому что он потерял свою жизнь во имя этого. Умирая, он завещал, не мстить, а искать дружбы.
В пятницу, 27 декабря 1917 года, сделав в Дойкир-Ойле полуденное богослужение джама1ат намаз, Дени-шейх выехал в Грозный на переговоры с казаками из станицы Грозненской. Несмотря на его уговоры, за ним последовало 53 мюрида, в том числе несколько человек ингушей. Первоначально Дени-шейх зашел в милицию, расположенную на Беликовской улице (ныне улица Субботникова). Из милиции казачья делегация Грозненской станицы повела Дени-шейха к себе в правление, обещав в безопасности провести чеченцев по Щебелинскому мосту к Новым Алдам, куда Дени-шейх собирался поехать после переговоров. Вместе с двумя всадниками Дени-шейх зашел в правление (по ул. Орджоникидзевская). В это время возле правления стояла большая толпа казаков, предъявившая ультимативное требование сложить оружие вышедшему после переговоров Дени-шейху. Дени-шейх гордо ответил: "Был ли когда-нибудь случай, чтобы чеченцы перед своими врагами сложили оружие". Атаман Зайцев, подошедший во главе казаков из правления, угрожающе направил на Дени-шейха кавалерийскую винтовку, повторил ультиматум. Дени-шейх, в свою очередь, навел на него прицел австрийского карабина. Раздались выстрелы. Атаман умер сразу, от раны в голову. Вторым выстрелом, произведенным казаками, погиб от ранения в голову Дени-шейх. В общей сложности в этой стычке погибло З1 человек чеченцев и ингушей.



Секретно

Утверждаю:
Министр Госбезопасности
КАЗ ССР генерал-лейтенант
(П.Фитин)

Заключение
О направлении Гантемирова Кази Бунахоевича с семьей в отдаленный район Советского Союза.
Я, заместитель Начальника Управления МГБ по Акмолинской области подполковник Караваев, рассмотрев материалы на спецпоселенца Гантемирова Кази Бунахоевича

Нашел
Гантемиров Кази Бунахоевич органами МВД по Акмолинской области командировался в районы Акмолинской области, как авторитет по проведению профилактических мероприятий среди спецпоселенцев.
Однако, как установлено впоследствии через Агентуру, Гантемиров вместо того, чтобы агитировать спецпоселенцев, усиленно проводил работу, направленную на сохранение родовых и религиозных пережитков, распространял злобные и клеветнические измышления по адресу Советской власти, осуждая мероприятия партии и Советского Правительства.
Являясь религиозно-родовым авторитетом, поощрял кровную месть среди спецпоселенцев ингушей и является активным сторонником за сохранение таковой между отдельными родовыми тейпами этой национальности.
В результате на Гантемирова было заведено дело - формуляр и он разрабатывается по линии 5-го отдела УМГБ. Сын Гантемирова - Гантемиров Ахмет Казиевич под покровительством, отца занимается хулиганством за что в 1947 году был осужден на 5 лет лишения свободы, является нарушителем режима, за что неоднократно предупреждался и наказывался комендантом. Второй сын - Гантемиров Магомет Казиевич - также является систематическим нарушителем режима, в связи с чем 2 апреля 1951 года был оштрафован на 100 руб. 5 июня 1951 года арестовывался на 5 суток. Третий сын - Гантемиров Абдул-Хамит Казиевич - также является нарушителем режима. За нарушение административного режима (порядка) наказывался на 100 руб. На основании изложенного

Полагал бы
Спецпоселенца Гантемирова Кази Бунахоевича, 1883 года рождения, с семьей следует направить в отдаленный район Советского Союза.
Жена: Гантемирова Хади Дзаурбековна, 1886 г. р.
Сын: Гантемиров Ахмет Казиевич, 1924. г. р.
Дочь: Гантемирова Дугурхан Казиевна, 1926 г. р.
Дочь: Гантемирова Сапият Казиевна, 1928 г. р.
Сын: Гантемиров Магомет Казиевич, 1932 г. р.
Сын: Гантемиров Абдул-Хамит Казиевич, 1934 г. р.
Сноха: Гапурхоева Баяц Хасбулатовна, 1928 г. р.
Внук: Гантемиров Магомет-Амин Ахметович, 1947 г. р.

Зам.нач. УМГБ по а/о подполковник Караваев
Согласен: Начальник УМГБ по а/о подполковник Михайлов.
Материал к публикации подготовил
Муслим БАРАХОЕВ



 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru