новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  3 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 6 (9528) четверг, 27 января, 2004 года

Терроризм. Что это такое? Методы борьбы с ним …

"Круглый стол" редакции газеты "Сердало".
Ответить на эти и другие вопросы, связанные с сегодняшней ситуацией и преступлениями, имевшими широкий общественный резонанс, мы попросили участников "Круглого стола" газеты.
За нашим "Круглым" столом собрались:
Судья Верховного суда Ингушетии 1 категории Яндиев Хасан Ирагиевич, прокурор-криминалист прокуратуры республики советник юстиции Барахоев Микаил Магометович, член адвокатской палаты республики Ахильгов Батыр Алиханович.

Прокурор-криминалист Микаил Барахоев
- Понятие "Терроризм" многогранно. Ученые трактуют его по-разному. А вот, что говорит по этому вопросу законодатель ?
Статья 205 Уголовного кодекса Российской Федерации.
"Терроризм - это совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей. Причинение значительного имуществен-ного ущерба, либо наступление иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения, либо оказание воздействия на принятие решений органами власти, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях.

Корр. Насколько эта проблема актуальна для нашей республики. Когда и в связи с чем возникла?

М. БАРАХОЕВ - На территорию нашей республики терроризм пришел с началом контртеррористической операции в Чеченской республике. Это, я считаю, издержки, проводимых там мероприятий. Раньше это явление не было для Ингушетии актуальным. У нас не было уголовных дел такого характера.
Если раньше за несколько лет до 1992 года, по республике было всего одно дело, то в 2004 году у нас возбуждено восемнадцать уголовных дел по фактам терроризма. А в 2003 году было 18 дел. То есть в сравнении с прошлым годом на два преступления стало больше, и по своей масштабности они оказались значительнее, чем предыдущие.
Это нападение на объекты и сотрудников правоохранительных органов, посягательство на жизнь Президента Республики. Хотя в этом случае дело было возбуждено не как "терроризм", а как "посягательство на жизнь государственного деятеля", оно входит в главу "терроризм" и содержит признаки этого преступления.

Корр. Сколько дел этой направленности было на рассмотрении в прокуратуре республики?

М. БАРАХОЕВ - Раньше они были подследственны сугубо органам ФСБ. По новому уголовно-процессуальному кодексу терроризм может расследоваться органами следствия МВД, ФСБ и прокуратуры. Поэтому возбуждаются эти уголовные дела тем или иным ведомством в зависимости от тяжести, совершенного преступления, масштабов, причиненного вреда и при этом гибели людей. В этом случае расследованием занимается прокуратура. Если при террористической операции не было жертв, а была угроза гибели людей, им занимается ФСБ.
Как я уже говорил, по республике за минувший год возбуждено 20 дел, из них дела по наиболее тяжким преступлениям проходят по прокуратуре республики. К сожалению, не все эти уголовные дела удалось раскрыть. В прошлом году мы направили в суд восемь дел. Два из них в отношении лиц, причастных к нападению 21-22 июня, одно в отношении всем известного Шебиханова. Его, якобы, затем нашли среди убитых в Беслане.
Следует учесть обстоятельство, усложняющее работу в плане раскрываемости - большую миграцию лиц из сопредельной Чеченской Республики, где идет контртеррористическая операция, и обратно. Из-за этого крайне сложно отслеживать преступников на территории нашей республики.

Корр. Была информация, что признательные показания силой "выколачивались" из подследственных. Так ли это?

М. БАРАХОЕВ - Я такой информацией не располагаю. Расследованием дел особой тяжести в том числе, и нападением на республику в ночь с 21-22 занималась следственная группа Генеральной Прокуратуры РФ.
Среди задержанных по этому делу были и случайные люди. Им приносились извинения и они отпускались. Вина остальных была доказана. Кроме их признаний, вина этих лиц была доказана показаниями свидетелей и самих подозреваемых. Кроме того, проводились следственные действия - проверка показаний с выездом на место совершения преступлений.
В одном случае были выявлены такие моменты. Человек дает показания на месте происшествия, показывает, где была их база, какими путями они уходили и т.д. и мы обнаруживаем там "мерседес" муфтия и еще одну "семерку", вроде бы принадлежащую начальнику ГИБДД Малгобекского района. Такая база доказательств достаточна, для того чтобы привлечь человека к уголовной ответственности.

Корр. - В руки правосудия, по-моему, обычно попадают люди низшего звена в преступной иерархии, то есть мелкие исполнители.

М. БАРАХОЕВ - В основном, да. Задерживаются, как правило, исполнители.
А руководители сами крайне редко участвуют в этих операциях или находятся на безопасном расстоянии, вне пределов досягаемости. Но не все.
К примеру, у нас после указанных событий был уничтожен в Малгобеке так называемый Абу-Кутейб, который заменял убитого Хаттаба. Когда его блокировали, он подорвал "пояс шахида". Взрыв был настолько мощным, что разлетелся дом, где он находился. Но на месте осталась техника, которой затем занялось ФСБ. Кроме того, там удалось добыть очень много информации, за счет которой были установлены и ликвидированы еще многие преступники. В результате этих столкновений погибли двое наших сотрудников.

Корр. Хасан, нам интересно было бы узнать Ваше мнение. Ведь вам чаще, чем другим, приходится работать с делами по таким видам преступлений.

Х. ЯНДИЕВ - Во-первых, в Верховном суде все судьи рассматривают дела такого характера. Процессы с участием присяжных заседателей чаще всего проводим мы с Исой Газдиевым, поскольку проходили специальное обучение.
Что я могу сказать? В 2004 году количество дел террористической направленности у нас увеличилось. Только по событиям 21-22 июня к нам поступило пять дел в отношении 24 лиц. Пока все они еще в стадии рассмотрения, и по ним трудно что-либо сказать конкретно. Дела эти очень непростые. Там присутствуют совокупно по несколько видов тяжких преступлений не просто "терроризм", а еще "бандитизм", "посягательство на жизнь работников правоохранительных органов", сотрудников спец. служб, работающих в республике, а также убийство простых граждан.

Б. АХИЛЬГОВ. - Скажите, с какого периода начался поток дел по терроризму?
Х. ЯНДИЕВ - Дела по этим преступлениям, как заметил Микаил, пошли после начала контртеррористической операции в сопредельной республике. Раньше вплоть до 2000 года таких дел не было. В те годы актуальны для Ингушетии были дела, связанные с соседней республикой по похищениям людей. Это была большая беда.

Корр. В какой период наблюдался наибольший рост таких преступлений или дел, которые Вам приходилось рассматривать?

Х. ЯНДИЕВ. Период похищений это были 1994-2000 годы.
За эти шесть лет преступления, связанные с похищениями людей, были поставлены на поток. За эти годы мне пришлось рассматривать очень много дел такого характера. В большинстве случаев люди освобождались похитителями только после уплаты большой суммы выкупа. К 2004 году таких дел уже не было.

Корр. - Скажите, насколько качественными бывают материалы дел, поступающих к Вам на рассмотрение?

Х. ЯНДИЕВ. - По тем делам, которые уже рассмотрены и вынесены приговоры, хотел бы отметить - желательно, чтобы следствие работало лучше. С другой стороны, добыча свидетельской базы в нашей республике - это очень трудная задача. Никто не желает давать показания против кого-то. А те, кто давал их на следствии, в суде по тем или иным причинам начинают менять их.
Мы, конечно, пытаемся выяснить эти причины в суде. Что касается давления, психологического, или физического, которое на них, якобы, оказывалось правоохранительными органами, в большинстве случаев это не подтверждается, за редким исключением, конечно.
Что касается оправданного Шебиханова, мы не располагаем документальным подтверждением его гибели или месте нахождения. Эта информация появилась лишь в некоторых средствах массовой информации. Приговор в отношении его отменен Верховным судом Российской Федерации в кассационном порядке и дело у нас на повторном рассмотрении. Если он жив, судебный процесс будет возобновлен.
Из трех оправдательных приговоров, которые были вынесены судом с участием присяжных заседателей, два оставлены в силе Верховным судом РФ.

Корр. Раз оставлены в силе, значит решения были правильными?

Х. ЯНДИЕВ. По закону вердикт присяжных заседателей нельзя подвергать сомнению. Я ни один вердикт сомнению не подвергаю. В процессуальном Законе так и записано.

Корр. Тогда почему возвращено дело Шебиханова?

Х. ЯНДИЕВ. Значит, в ходе рассмотрения данного дела были допущены процессуальные нарушения. Поэтому был отменен приговор.

Корр. - Какие виды преступлений рассматриваются с участием присяжных заседателей и кто правомочен инициировать их участие в судебном процессе?

Х. ЯНДИЕВ. Обязательно с участием присяжных рассматриваются дела о преступлениях, где предусмотрено наказание в виде пожизненного лишения свободы. Это дела по статьям "терроризм", "убийство", "посягательство на жизнь работника милиции" и т.д.
То есть те дела, которые подсудны Верховному суду.

Корр. А могут подсудимые ходатайствовать о том, чтобы их дело рассматривалось судом присяжных?

Х. ЯНДИЕВ. Могут, по тем делам, которые, опять же, подсудны Верховному суду. Если такое ходатайство внесено, оно рассматривается на предварительном слушании и по закону подлежит удовлетворению. Мы не можем отказать, даже если хоть один из подсудимых подтвердит ранее заявленное ходатайство. Оно должно быть удовлетворено. Ходатайство заявляется по окончании предварительного следствия, если он этого не сделал, другой возможности у него не будет.

Корр. Вам не раз приходилось рассматривать дела по резонансным преступлениям. Перед вами проходили люди, совершившие их в составе преступных групп и, в основном, это была молодежь. Что их, по-вашему, толкает на противоправные деяния? Как они сами это объясняют? Какую цель они преследуют?

Х. ЯНДИЕВ. Основная цель преступных групп этой категории - дестабилизировать обстановку в республике, а также месть силовым структурам за их работу.
Вовлекается в группы чаще всего молодежь и самыми различными способами, как говорится "по интересам". Все завербованные проходили соответствующую подготовку. Им давали оружие, деньги, ставили задачу, которую они затем отрабатывали.

Корр. Как должны вести себя правоохранительные органы по отношению к гражданам во время проведения спецопераций ?
Допускаются ли и в каких случаях обыски или досмотр домовладений без постановления суда ?

Х. ЯНДИЕВ - Для проведения обыска необходимо постановление суда. Но при необходимости, когда, к примеру, утеряны следы преступления и есть опасение, что совершившее его лицо может скрыться, обыск может быть проведен без постановления суда. Но по окончании указанных действий в течение 24 часов необходимо обратиться в судебный орган, для того, чтобы суд вынес решение о законности проведения этих действий. Если суд даст положительное заключение, добытые в ходе операции доказательства могут быть положены в основу обвинения.
М. БАРАХОЕВ - Многие путают досмотр с обыском. И здесь во избежание кривотолков необходимо дать кое-какие разъяснения.
Досмотр - это когда заходят в помещение с разрешения его обитателей и проверяют, находится ли там разыскиваемое лицо, и здесь же проводится проверка паспортного режима.
Те профилактические мероприятия, проведенные по республике, дали свои положительные результаты. Двадцать девять человек, находившихся в федеральном розыске, задержано. Изъято большое количество оружия и боеприпасов. На штрафные площадки доставлено более 10 угнанных автомашин. В настоящее время идет проверка причастности задержанных к известным преступлениям.

Корр. - По центральным информационным агентствам прошла информация о большем количестве задержанных, что-то около шестидесяти.

М. БАРАХОЕВ. - Информация не совсем точная. Речь шла, видимо, о лицах, задержанных за различные виды административных правонарушений. Все они после применения к ним соответствующих мер административного взыскания - предупреждения, штрафных санкций и т.д. были отпущены. Остались только те, чьи досье пока проверяются правоохранительными органами на причастность к преступлениям.
Что касается некорректного отношения проверяющих к гражданам, возможно и были отдельные случаи. Конечно - это недопустимо. И такие нарушения надо пресекать. Граждане, по отношению к которым были допущены некорректные действия со стороны сотрудников правоохранительных органов, могут обратиться с жалобой в прокуратуру или в суд. К нам с такой жалобой пока никто не обращался.

Корр.- Как мы знаем, лица, нападавшие 21-22 июня на республику, по внешним признакам ничем не отличались от сотрудников правоохранительных органов, какими мы привыкли видеть их в последнее время. Те же маски, оружие и камуфляжная форма. Как быть гражданам в этих случаях?

Х. ЯНДИЕВ. Каждый человек должен и имеет право знать, кто к нему пришел, его звание, должностные полномочия и.д. И, по крайней мере, старший из них должен быть с открытым лицом. А сопровождающие его люди, как правило являются рядовыми милиционерами и могут быть в масках. Их задача - обеспечение безопасности мероприятия в случае возникновения конфликтной ситуации.
Прокурор республики на прошедшем недавно координационном совещании сказал:
"Если придут люди в масках, и не будут представляться, можно считать их теми же бандитами".

Корр. - Батыр, Вы представляете интересы более широких слоев общественности. Насколько на сегодняшний день, по-вашему, эти интересы защищены?

Б. АХИЛЬГОВ. - Я бы хотел начать с первого вопроса темы заседания: "Что такое терроризм?". Мы уже слышали мнение наших законодателей по данному вопросу с юридической точки зрения. В этом плане все ясно. Но вот где корень проблемы? На мой взгляд, все-таки террористами не рождаются, ими становятся. А вот что побуждает их на это? По моему мнению, терроризм - это больше социальная проблема, чем уголовная. Если эти, совсем еще молодые люди, от грядки идут совершать преступления, думаю, это не от хорошей жизни. И решать эту проблему следовало бы не репрессивными мерами, а больше с использованием воспитательных методов. И начинать нужно уже со школьной скамьи. У нас, к большому сожалению, очень низкий уровень правовой культуры среди населения. Наши сограждане плохо понимают свои права, до конца не знают своих обязанностей.
Следующий момент - крайне важный - высокий уровень безработицы. Люди обеспеченные, занятые каким-то делом, в преступную деятельность вовлекаются гораздо реже, чем те, кому нечем себя заняться. Это относительно причин.
Что касается ситуации в нашей республике. В этом вопросе я, в силу своего возраста, меньше знаю, чем мои коллеги по заседанию, но мне кажется, что сама проблема терроризма опять-таки появилась в нашем регионе не так давно и в силу ментальности нашего народа не является для нас актуальной.
Х. ЯНДИЕВ. Когда мне приходилось рассматривать дела, где были замешаны местные жители, я к ингушам применял наказание на порядок выше, чем к остальным участникам преступления. Например, было одно уголовное дело, по которому проходил житель селения Кантышево и несколько граждан Чеченской Республики. Ингуш получил 14 лет лишения свободы, остальные - по 8. Я считаю, что нет такой причины, которая могла бы оправдать преступления, совершаемые с оружием в руках против жизни человека.
М. БАРАХОЕВ. И все же, ряды этих боевиков пополняются именно за счет той категории, о которой говорил Батыр, т.е.. из числа безработных. Их "покупают", их вербуют на различной почве, в том числе используя и религиозные убеждения. Дают им деньги, которые те затем отрабатывают. Многие из тех, кто нападал на Ингушетию, вскоре поняли, что их использовали. Осознав совершенное, часть из них успела скрыться, и сегодня находится в розыске. Ну что у них за жизнь? В любой момент их местонахождение может быть установлено. Они могут быть убиты или переданы в руки правосудия.
Б. АХИЛЬГОВ. Как здесь уже было сказано, некоторые из них только после событий 22 июня поняли, куда они попали, какие последствия их ожидают. Среди 18-летних мальчишек, сидящих сегодня на скамье подсудимых, есть и такие, которые до сих пор не понимают, во что ввязались. Мне искренне жаль этих пацанов, потому что это значительная часть нашего будущего.

Корр. Учитывает ли суд при вынесении приговора юный возраст, заблуждение и недопонимание ситуации этой категории подсудимых. Есть ли возможность сохранить для общества тех, кого еще можно, не губить их жизнь на корню?

Х. ЯНДИЕВ. Наказание назначается с учетом, обязательно, личности подсудимого, степени общественной опасности совершенного им деяния, обстоятельств и т.д., но при условии признания им своей вины.
Мы выслушали несколько весьма компетентных мнений участников "Круглого стола" по проблеме терроризма и других, связанных с ним преступлений. К какому выводу мы пришли?
1. Терроризм - это в большей степени социальное зло.
2. Самая уязвимая категория граждан, попадающих в сети террористов, это молодежь до 25 лет. В подавляющем большинстве это люди, не имеющие определенного рода занятий.
Но оправдывает ли все вышесказанное преступления против жизни человека? Ни в коей мере. Страна, общество, породившие это зло, должны найти более эффективные методы для его искоренения. Я считаю, что нельзя увеличивать ряды террористов за счет обиженных и оскорбленных. Молодежь, которая по заблуждению была вовлечена в преступные ряды, можно и нужно сохранить для общества. Нужно, на мой взгляд, предоставить молодежи альтернативный вариант тому, на что покупают их преступные группировки.
Как заметил Батыр Ахильгов, это наша молодежь и все мы в какой-то степени в ответе за их действия.

М. ДЗАУРОВА


 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru