новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  3 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 54 (9995) вторник, 8 апреля 2008 года

Борис Харсиев

Созвездие стрельца
(Продолжение.
Начало в № 53)

Несколько раз Зовр видел Адама разговаривающего с купцами на их родном языке, почти всегда с Адамом рядом находился старший брат Зовра Сеска, держащий повод лошади своего командира. Сеска подражая Адама, прилежно осваивал не только военное ремесло, но и язык арабов. Что, несомненно, устраивало как учителя, так и ученика.
Броневая конница под командованием Теми экипировалась следующим образом: длинное копье - гебаг1а, двуручные мечи - ц1алда, боевые топоры - тасхам, или кархам, г1орсхам, у некоторых воинов палицы - чхьонкар. Щиты медные, или деревянные, обшитые железной полосой.
Воины легкой конницы Адама были вооружены прочной чуть изогнутой саблей - тур, кинжалом  –шалта, топором - ж1амаг1а, дротиком - геми, луком - 1адсаькх, стрелы - т1аьск, и копьем - гебаг1а, щитами из натянутой кожи, отделанными железными полосками.
Не раз эти дружины участвовали в вылазках на равнину, откуда приносили не только добычу, но и ценную информацию о передвижении врагов, их нравах и обычаях. Многих странных, непонятных для горцев, обычаев придерживались пришлые народы, например, сжигали своих мертвых, групповой брак, совсем как у животных, но самым нечеловеческим среди этих обычаев Зовру показался один, об этом обычаи поведал опытный воин Лорс, недавно вернувшийся с вылазки. «Много лет назад, - рассказывал Лорс, - наш род проживал в священном ущелье ЦIе. В этом месте жили в основном священнослужители, хранители культа, традиций и знаний злаков и трав, различных растений. В священном ущелье запрещалось проливать кровь, кроме жертвенных животных, иметь оружие. Во времена нашествия Чингиза враги без особого усилия захватили священное ущелье, уничтожили всех взрослых безоружных мужчин, которые попали в их руки. Присвоили дома и скот, поля и леса и стали каждый день устраивать праздники. Обезумевшие от горя женщины, потерявшие мужей, братьев и отцов, обладая секретами приготовления средств из трав, стали подливать в еду врагам ядовитое зелье. Дед моего деда был пятилетним ребенком, когда его мать опоила врагов и спаслась вместе со своими детьми.
Но вскоре против мести женщин враги придумали новый обычай: прежде чем приступить к еде или питью, дать попробовать еду и питье детям хозяйки дома, где они угощаются. Этот обычай избавил их от женской мести. Затем враги стали брать в жены полоненных женщин, при этом женой, невесткой мог пользоваться любой член семьи, а дети принадлежали тому, кто считался мужем. За много лет все перемешалось и сейчас трудно понять, как относиться к обществу, живущему сегодня в этом священном ущелье: кто они, то ли враги, то ли братья, а может быть, и те и другие».
Зовр вспомнил то, что ему еще в детстве внушал дади20 Анзор, о родной земле и женщинах, но ничего не сказал.
Зовр стремился бывать в вылазках то в составе одного отряда, то другого. Отец не всегда поощрял подобного рвения младшего сына.

Глава 2

БИТВА

Сколько войн пронеслось по этой святой земле, обильно политой потом и кровью потомков Кавказиона, сколько вражеских костей удобрило эти горные просторы.
«Везен ДIала,21 Ты создал меня для жизни и смерти, так помоги мне принять Твою милость достойна», – молил Бога Зовр, готовясь к предстоящему сражению. В душе Зовра не было и тени смятения, и он не боялся ни врагов, не смерти, Зовр, как и его народ, боялся только гнева Великого Бога. Зовр твердо знал, что служить Господу, значит защищать и делать добро ближнему, собственному обществу, народу.
С боевой башни звонко прозвучал сигнал к бою. Лязгнув оружием, ряды воинов сомкнулись, ощетинившись сотнями копий, готовые встретить врага.
Из-за поворота дороги показался авангард конников, с длинными комьями на лохматых конях. Впереди всех гарцевал бравый воин на вороном коне явно не монгольской породы.
Зовр вспомнил, где он в первый раз увидел такого красавца скакуна. Дедушка Анзор был выборным от своего общества в коллективный орган правления МехкI Кхел.
В мирное время МехкI Кхел заседал в замке Таргим два раза в год, осенью после сбора урожая и весной перед началом весенних работ для решения текущих проблем и рассмотрения запутанных тяжб. Окончание работы МехкI Кхела всегда совпадало с большими праздниками, на которых обязательно устраивались соревнования, турниры, зрелищные игры. Для угощения народа забивали скот, выставляли огромные столы - шу22 с мясом, лепешками брагой и пивом. Почти все мужское население ближлежащих ущелий принимало участие в праздниках.
В один из таких праздничных дней Зовр сопровождал старого Анзора на соревнование по скачкам. Старик любил лошадей и старался не пропускать не одного заезда. В скачках на каждом этапе участвовали лошади разной породы, но одного возраста. Здесь впервые Зовр увидел белого красивого жеребца, как потом он узнал, арабской породы. Зовр не мог отвести глаз от красавца коня, завороженный его грациозностью. Стоя рядом с дедом на трибуне для почетных старшин, он даже не слышал, как дали старт, скорее почувствовал, как конь напрягся и легко унес всадника вперед, далеко оставляя остальных соперников.
«Славный конь, – произнес дед Анзор, посмотрев из-под больших, седых бровей на изумленное лицо внука. - Но этот ветер пустыни не для гор, его место на равнине».
«Всадник, гарцующий на красавце вороном во главе вражеской колонны, наверное, про это не знает», - подумал Зовр.
Сердце Зовра наполнилось, какой-то тихой радостью от предвкушения схватки, дремавший в мирное время, дух бойца взывал к битве, рука сама потянулась к мечу, мысли уступили место разуму, направившему волю к победе над врагом.
Передние ряды тяжеловооруженной монгольской конницы раздвинулись. На штурм склона вылетела легкая конница, устремившаяся с диким гиканьем на противника. Вдруг, не доходя до авангарда противника, конница, растянулась широким фронтом, замерла на миг и, осыпав защитников горной крепости стрелами с широколопастными железными наконечниками, откатилась назад. «Отличная выучка, не один монгольский конник не налетел на впередистоящего воина в этом сложном маневре», – подумал Зовр.
Первые ряды фронта защитников сомкнули щиты, следующие подняли щиты над головой, создав плотную защиту от стрел. Стрелы рикошетили, ломались, попадая в металл, впивались в деревянные щиты и тела зазевавшихся воинов.
Монголы несколько раз повторили маневр. Вторая и третья попытки монгольской атаки оказались безуспешными, так как была встречена ответным шквалом стрел и камней, выпущенных из пращи.
Забегали лошади, потерявшие всадников, застонали раненные, подножье склона усеялось трупами.
Шеренги заходили, заволновались, потеряв ровный строй, казалось, этого только и ждали монголы. Прозвучал дикий вопль, и тяжеловооруженная конница монгол клином врезалась в ряды защитников. Не выдержав столь стремительного натиска, авангард попятился назад. С обеих сторон полетели копья. Тяжеловооруженной коннице монгол довольно быстро удалось отбить подножья склона у пеших горцев. Продвинуться же вверх не удавалось, склон был слишком крутой для конницы, и солнце слепило глаза.
Легкая конница монгол попыталась обойти и замкнуть ряды защитников, но этот маневр оказался безуспешным, так как с одной стороны зияла пропасть, а с другой был крутой лесистый склон, с которого летели камни и стрелы.
«Расчеты должны оправдаться, слишком мало место для маневра степняков, - мелькнуло у Зовра в голове. – Старый барс оказался прав, не сладко придется здесь азиатскому змею».
За три дня до вторжения монгольских отрядов, kIириндинахъ23 состоялся Мехкъ КIел, на котором Бокий Нах, Томады и Бячи24 близлежащих обществ обсуждали вопросы, связанные с предстоящими сражениями.
Воевод и полководцев по одному вызывали для доклада военной обстановки, внимательно выслушивали их, в итоге докладчики участвовали в обсуждении и выработке военных планов.
Представитель Джейраховцев, славный воин Инал сын Чура и представитель Фуртоугинцев25 – воин ХIакхи сын Охи внесли предложение на Мехкъ КIхел атаковать врага на переправе у Терека и любой ценой не пускать его в ущелье священной реки Армхи. Всем понравилась их эмоциональная речь, особенно присутствующим здесь молодым воинам.
Одним из последних на Форуме с докладом выступил старый Тор, он начал говорить: «По данным из информации сяков26 и лазутчиков, которые привели пленных, основные силы монголов движутся с юга на север через перевал Терека. Монгольским полководцам известны маршруты передвижения, судя по допросу пленных, в мельчайших подробностях, в том числе дороги, переправы, мосты по флангам движения войск. Мы не являемся главной целью противника отчасти оттого, что эта армада не приспособлена воевать в горах». Далее Тор изложил свою точку зрения на события, из которой можно было сделать следующие выводы. Экспедицию в горы вражеское войско предпримет в любом случае, во-первых, для того чтобы пополнить запасы продовольствия, во-вторых, чтобы обезопасить свои тылы от возможного нападения. Враг многоопытный и многочисленный, его можно одолеть лишь правильно рассчитав свои силы и используя преимущества. Тем более, что рассчитывать на помощь со стороны не приходится.
Зовр знал, о чем говорит учитель. Они, горцы, потомки ГIа, но у ГIа было два сына, ГIалгIа и ГIабарти, который жил у подножья священного Алборза. Старики рассказывали, что эти два брата были очень дружны, и враги не смели нападать на них, они завещали своим потомках жить в дружбе и защищать друг друга, тогда будет мир на Кавказе. Давно это было пхы бIаь шу хIалха.27 Но потомки ГIабарти забыли завещание своего предка, когда пришли воины Чингиза на Кавказ. Потомки ГIабарти, заключили мир с ними и остались жить на прежнем месте, под властью новых хозяев, отчасти приняв их быт и традиции, выдавая замуж за монгольских князей и воевод своих женщин.
Вопреки всем другим мнениям Тор убедил Совет Старейшин встретить врага не на переправе через Терк, а в самом удобном, по его мнению, месте для сражения. В местности, на которой противник не сможет в полной мере применить свою традиционную тактику, хорошо знакомую горцам по предыдущим сражениям. Оставив оборонительные отряды в башнях, которые обязаны держать оборону, отвлекая небольшие силы для осады, все население со скотом и утварью переправили в Таргим. Более того, только мелкими группами под покровом ночи приказано отрядам уходить к месту назначенного сражения. По замыслу Тора, монгольские лазутчики, которые под личиной купцов находятся в горах, немедленно донесут своим хозяевам о том, что в Таргиме сосредоточены главные силы и запасы. На Таргим и двинутся монголы, а мы их встретим на пути, в удобном для сражения месте.
Зовр скомандовал «тур»,28 воины расступились на расстояние вытянутой руки с мечом и сошлись с врагом в смертной схватке.
В ушах зазвучала симфония войны – звоном стали, глухими ударами щита, ржанием лошадей, и предсмертным воплем живого существа.
Вонзая копье в левый бок монгольского всадника, Зовр краем глаза заметил, как из-за леса на правый фланг степняков обрушилась конница Теми, притаившаяся в засаде еще с прошлой ночи. В первом ряду конницы несся брат Зовра Кец, сокрушая врагов налево и направо двуручным мечом. На секунду засмотревшись на это зрелище, Зовр пропустил удар клинка, нагрудник треснул. Дикая боль на доли секунды сковала левую руку, но в следующее мгновенье он отбил правой рукой нависшую над ним саблю монгола и вонзил свой меч между шейной кольчугой и нагрудником врага, тот покачнулся, захрипел, падая с коня, и Зовр кинулся к следующему врагу, который пытался достать его своим удлиненно-ромбическим копьем. Прикрываясь щитом, Зовр добрался до лошади кочевника и сунул свой меч под его панцирь-халат, брызнула кровь, стекая по седлу, монгол удивленно выпучил маленькие глазки и рухнул в сторону.
Зажатые с двух сторон и понесшие большие потери, монголы стали откатываться назад к дороге, по которой пришли, с каждой минутой ускоряя темп отступления, и увлекая за собой горцев. Казалось, что исход сражения предрешен, вот еще немного усилий и монголы побегут, остается только преследовать врага до полного уничтожения, как вдруг с главной башни прозвучал сигнал занять исходную позицию. Командиру скомандовали прикрыться щитами и отступить на исходную позицию. Поредевшие отряды горцев, прикрывшись щитами от стрел противника, стали взбираться на склон горы, к своей исходной позиции, переступая через трупы и кровь противника, подбирая раненных и тела погибших товарищей. Монголы, как будто бы не замечали, что их уже никто не преследует, они продолжали свое отступление, все больше походившее на бегство.
Подобрав первый попавшийся щит, свой он потерял в пылу сражения, Зовр последовал примеру остальных, и вдруг вспомнил слава учителя: «Как горный поток хранит неожиданные водовороты и опасности для коня и всадника, так и сражение с монголами состоит из коварных и опасных ловушек, всегда заготовленных монголами для противника. Поэтому вы должны руководствоваться не удалью в бою с ними, а трезвым расчетом».
Конница горцев, следуя приказу, прекратила схватку и отошла на левый фланг, разгоряченные всадники были раздосадованы. Зовр вновь увидел брата Кеца, который размахивал своими большими руками, объясняя что-то товарищам. Правый бог серой лошади Кеца был темно-бурый от запекшейся вражеской крови. Зовр подумал: «Интересно, а где отряд Адама, там старший брат Сеска, они еще вчера выступили. Видно, не одни монголы приготовили подарки, все должно быть взаимно, службу за службу, дар за дар». Раздумье его прервал резкий звук удара по меди, предупреждающий о приближении вражеского войска.
Отступающие монголы только скрылись за поворотом, как в легкой дымке на дороге показались всадники, мчавшиеся полным аллюром в сторону горцев. Кони всадников были явно не монгольской породы, да и сами всадники чем-то отличались от монгол. Чем ближе они приближались, тем яснее слышался произносимый всадниками звук «тука, тука, тука». «Солнце поднялось почти к полудню, а танцы со степняками далеки видно до своего окончания, – подумал Зовр, – да еще теперь с песенниками, которые запомнили всего–то в этой песенке одно слово «тука». А ростом–то они выглядят выше степняков, да и одеты по-другому, ну что ж, будь они хоть родственники дивов, здесь их ожидает только смерть».
Послышалась песня, Зовр сразу узнал звонкий голос сказителя песен, молодого воина Шари, подхваченное сотнями воинов пение уносилось в небо, эхом разливалось по горному ущелью.
ТIема зама кIантий
Кура дог детташ,
МоастагIчоа вай цар
Булата тур детташ,
Латарца, тухарца
вай вахар деций
Денала ца духаша
вай оамал еций.
От чувства, пролитого в едином песенном порыве, рассеялись усталость, боль, жажда. На сердце стало легко и свободно, общий дух вселил в каждого силу, силу столь необходимую для сражения, и уверенность в правильности выбранного пути, пути к светлой победе над врагами, ради родной земли, близких людей, своего народа, ценной смерти или жизни.
Ряды воинов пришли в движение, вперед выехал на своем красном жеребце старый полководец Тор, вырвав меч из ножен, он направил его в сторону врага и повел полки в атаку на встречу врагу.
Ощетинившись копьями, опьяненная от кровавого чувства смертельной схватки, конница противников неслась навстречу друг другу.
Звон клинков, истошные вопли, дикое ржание лошадей ознаменовали схождение врагов в танце смерти.
Зовр рубил, колол, нещадно нанося удары врагам. Иногда он оказывался на коне, затем пешим, но рубить и колоть не переставал, он дрался с упоением воина, знающего своё дело. У него не было ни чувства страха, не чувства усталости, инстинкт управлял его движениями. То вокруг него оказывались одни враги, то рядом товарищи по оружию. В один из таких моментов он увидел брата Кеца, который сокрушал врага налево и на права, без устали орудуя боевым топором. Он был весь забрызганным кровью, без щита и на вражеской лошади. «Слава Господу, с Кецом все в порядке, но его явно разозлили, и теперь этого Бийдолга Бяри29 всей монгольской армии не остановить, – подумал Зовр. - А с щитами, видно, у нас семейная болезнь терять их, да и третьей руки нет держать щит». Сам Зовр сражался, искусно орудуя двумя клинками, в его правой руке была сабля, а в левой кинжал.

(Продолжение
следует)

(Footnotes)

20 Дед – (бук. инг.)
21 Всемогущий Бог.
22 Угощение.
23 В воскресенье.
24 Бокий Нах –представители, старшины. Томада, глава. Бячь –полководец.
25 Горные общества.
26 Дозор, наблюдение.
27 Пятьсот лет назад.
28 Меч.
29 Бидолг Бяри - один из героев эпоса. Олицетворение культа военной доблести, оружия, физической силы.

     

 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru