новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  3 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 5 (9947) среда, 16 января 2008 года

Он жизнь посвятил
народу своему
В декабря 2007 г. в зале театра юного зрителя состоялся торжественный вечер, посвященный памяти известного ингушского этнографа, публициста и журналиста, патриота с большой буквы Магомед-Башира Цицкиева, снискавшего за свою плодотворную жизнь почет и уважение своих соотечественников.
В народе говорят, что каждый из нас сам вычеканивает цену своей личности. И Магомед-Башир Цицкиев был одним из тех, кто дорожил непреходящими ценностями жизни и с честью и совестью служил своему народу.
Говорить об этом человеке можно часами, и воспоминания лично знавших его родных и близких людей на вечере памяти были овеяны искренней теплотой и любовью.
Самые жестокие испытания, уготованные ему лихолетием, не смогли сломить этого человека. Напротив, именно они ковали цельность его натуры, которую примечали все, кому посчастливилось хоть немного пообщаться с ним...
К сожалению, мне не довелось увидеться с Магомед-Баширом Цицкиевым при жизни, хотя с литературным творчеством этого, безусловно, талантливого человека я знакома достаточно давно. Родился Цицкиев Магомед-Башир Уциевич в 1936 году в семье простых рабочих. Раннее детство у мальчика было вполне обеспеченным, т.к. родители Башира были трудолюбивыми и добрыми людьми. Отец Уци многое умел делать сам, своими руками обустраивая жилье, зарабатывая на жизнь. Мать Айшет занималась воспитанием детей и в помощь мужу бойко справлялась по хозяйству.
Но началась Великая Отечественная война, которая потянула за собой цепь трагических событий на Северном Кавказе. Одной из печальных страниц истории нашей страны, несомненно, явилось насильственное переселение чеченцев и ингушей из родных мест в Казахстан и Среднюю Азию. В 1944 году, будучи восьмилетним ребенком, Магомед-Башир познал все тяготы и лишения ссылки, продолжавшейся долгих тринадцать лет, и испытал голод и холод при изуверском режиме Сталина и его окружения. Не выдержав тяжелого физического и морального насилия, вскоре умирает отец Магомед-Башира. Дети остаются одни с матерью, которая не растерялась и стойко выдержала выпавшие на ее долю испытания. Самые главные усилия она направила на то, чтобы дать образование детям, делала все возможное, чтобы дети учились. Самым усидчивым и любознательным из всех детей всегда был Магомед-Башир, который учился хорошо и был старательным учеником.
Дети тех далеких лет в условиях тяжелой казахстанской жизни взрослели намного быстрее, чем в обычных условиях. Им приходилось после занятий становиться рядом со взрослыми и трудиться, чтобы не умереть с голоду. Тогда каждый выживал, как мог. Отношение к ингушам было открыто враждебным. И Магомед-Башир тоже не стал исключением. В возрасте 12-13 лет ему пришлось стать первым помощником матери, у которой на руках без кормильца остались шестеро малолетних детей.
Но все когда-то заканчивается. Наступила оттепель и власти позволили вернуться чеченцам и ингушам к своим родным местам на Кавказ. Сказать, что все было возвращено – нельзя, но люди довольствовались и тем, что сумели увидеть свою Родину.
Трудовая деятельность нашего героя началась сразу же после возвращения на Родину в 1957 году в качестве учителя истории в Джейрахской семилетней школе. Вскоре его назначают директором средней школы с. Алхасты, где трудился дружный и многонациональный коллектив. Основные старания нового директора были направлены на улучшение кадрового состава школы, уровня преподавания и воспитательной работы. Магомед-Башир Уциевич сразу же пришелся ко двору. Здесь он кроме директорствования преподавал историю, очень интересно рассказывал детям о жизни наших славных земляков, знаменитых и известных людях. Он был прекрасным историком, страстно любил свой родной край, горы и все, что было в его родном уголке, где сливались всей жизни истоки. На примере таких героических людей, как Идрис Зязиков, Идрис Базоркин и других он рос сам и воспитывал своих учеников. Под его руководством Алхастинская средняя школа стала одной из передовых школ в республике и из некогда отстающей перешла в разряд образцовых. В те тяжелые 60-е годы после возвращения ингушей на Родину он оказывал реальную и посильную помощь своим учителям. 
Впервые в истории этой школы Магомед-Баширом Цицкиевым был организован лагерь «Лесничество», который находился в лесу. Дети отдыхали в нем с удовольствием.
Историком по образованию и дипломатом по призванию запомнили Магомед-Башира Цицкиева в Алхастах, где даже убеленные временем старейшины села прислушивались к его мнению и делились с ним своими проблемами. Его уважали и ценили за самообладание, умение сплачивать вокруг себя огромное количество людей.
В середине 60-х годов прошлого столетия, когда участились случаи необоснованного перевода учащихся ингушской национальности в группы умственно отсталых детей в поселках Южном, Чернореченское и Терке Пригородного района СО АССР, Магомед-Башир Цицкиев был одним из первых, кто заметил это и комиссионно доказал факт искусственного занижения оценок учащимся по указанию руководства школ и продемонстрировал при этом способности и знания ингушских детей даже выше среднего уровня. Можно с уверенностью сказать, что судьба М-Б. У. Цицкиева тесно переплелась с судьбой ингушского народа. И тема борьбы за восстановление исторической справедливости по отношению к своему народу была главной темой журналиста Магомед-Башира Цицкиева, который в начале 70-х годов был зачислен литсотрудником в отдел партийной жизни редакции газеты «Сердало». Зарекомендовал он себя на новом поприще в ведущем отделе редакции не только талантливым журналистом, но и душевным человеком. Его материалы отличались злободневностью и горячей любовью к родному краю. На прочном духовном и нравственном фундаменте шло его становление. И даже его явные недоброжелатели вынуждены бывали порой сдаваться перед его неопровержимыми доводами, которые он умел высказывать исключительно в доброжелательной форме. Он очень тяжело переживал слабости людей и вопиющую несправедливость властей по отношению к своему народу. И ради общего дела всегда готов был пожертвовать личным.
В 1972 году М-Б. У.  Цицкиев участвовал в сборе материалов и подписал письмо в ЦК КПСС «О судьбе ингушского народа», а в январе 1973 года стал одним из самых активных участников грозненского митинга, где единственным требованием ингушей было возвращение Пригородного района в состав ЧИАССР. Такие деяния не прощались властями того периода, и он, как и многие другие коммунисты-активисты, был исключен из партии. Но Магомед-Башир не мог поступить иначе: являясь выходцем из Пригородного района, он особенно близко воспринимал дух патриотической борьбы народа, где основным был вопрос восстановления нашей республики в пределах границ, существовавших до выселения. Несмотря на политическое давление со стороны советских и партийных органов того времени, Цицкиев стойко держался на своих позициях и не сломился, несмотря на частую и вынужденную смену рабочих мест и места жительства. К чести Цицкиева, он ни на одном партийном собрании не отрекался от своих слов, так как трезво осознавал, что отторжение ингушской территории во владения другой республики совсем не делает историю нашего народа достойной. Его фраза: «Возвращение исконно ингушских территорий нашему народу является делом всей моей жизни» стала для М-Б. У. Цицкиева трагедией его дальнейшей судьбы, т.к. гонения на него длились более десяти лет после общенародного ингушского митинга в Грозном. Составление письма коммунистов в ЦК КПСС и участие в митинге повлекли за собой ряд потрясений для Цицкиева: кроме того, что его исключили из рядов партии, он был также уволен из редакции газеты «Сердало». Но ему все же удалось устроиться на хозяйственную работу, не связанную с идеологией. Долго добивался он, обращаясь в ЦК, чтобы его восстановили в членах КПСС и на прежнем месте работы. Но даже после восстановления всех регалий, рана в его душе не заживала и болела всю жизнь. Успокаивало то, что он писал, не переставая. Статьи его были глубокими и содержательными, ибо он блестяще знал ингушский вопрос, страшно переживал за происходящее в ингушском обществе и до конца дней своих не переставал верить в победу в борьбе за справедливость.
Не меньше, чем свой народ, любил он и боготворил горы. В трудные минуты отчаяния и грусти Магомед-Башир уединялся в горах и здесь черпал новые силы для продолжения достойной жизни. Именно здесь рождались его новые идеи по выпуску газет «Эхо гор» и «Ингушское слово», а также началась работа над буклетом «Эгикал» и журналистским проектом «Истоки», где он просвещал молодое поколение ингушей в плане сохранения национального достояния. Но даже работая директором Джейрахского заповедника, Цицкиев систематически принимал участие в работе оргкомитета по восстановлению ингушской государственности, отдавал свои знания и силы общественной деятельности. Любовь к родным горам, к архитектурным и историческим памятникам родного края, интерес к истории, жизни народа, глубокая озабоченность за будущее и гордость за предков – все это нашло отражение в творчестве Цицкиева. Никакая жизненная суета не сможет стереть из памяти имя этого выдающегося общественного деятеля.
Он был не только истинным борцом за справедливость, ярким публицистом и опытным наставником, но и заботливым отцом и примерным семьянином, с которым было легко и просто жить. И кто лучше, чем верная спутница жизни, какой была для него Хава Цагалова-Цицкиева может поведать нам о семейной стороне жизни этого человека?
- Не случайно родные и все знакомые называли его очень интеллигентным человеком, - вспоминает Хава. - Не думая о материальном богатстве, он прежде всего думал о богатстве духовном и о нравственных ценностях, заменить которые нельзя ничем. Поэтому я уверена, что его по праву можно включить в число лучших представителей передовой части ингушской интеллигенции. Таких людей, скромно и достойно служащих своему народу, к сожалению, мало.
Знакомство наше состоялось при интересных обстоятельствах. После окончания средней школы я в 1988 году поступила в ЧИГУ на филологический факультет заочно и устроилась на работу в типографию. Так как я со школьных лет сотрудничала с районными газетами и с «Грозненским рабочим», то вполне понятным было мое стремление найти работу в редакции какой-нибудь газеты. В поисках новой работы я оказалась в Доме печати г. Грозного на шестом этаже, где располагалась редакция газеты «Сердало», стала сотрудницей машинописного бюро. Случайный телефонный звонок в отдел, где работал Магомед-Башир, предопределил нашу дальнейшую судьбу. Он был намного старше меня, солиднее и умел делать свою работу с размахом. Я завидовала ему и мне нравилось в нем все: от манеры поведения до стиля одежды. Но он был женат, имел семью и проживал в Джейрахе. И хоть мое внутренне чутье подсказывало мне, что этот человек станет для меня чем-то необыкновенным, я не могла позволить себе разрушить чужую семью и мучилась от того, что не знала, как мне дальше быть. Но наступил такой момент, когда я поняла, что он настолько запал мне в душу, что я уже не могла представить свою жизнь без него. Я решила сказать об этом своим родным, которые, естественно, приняли это известие за мое сумасшествие. Их можно было понять, т.к. мне было неполных двадцать, а ему больше пятидесяти. Но когда они убедились в том, что мое отношение к этому человеку более, чем серьезное, они отступили и смирились. Такие же негативные отзывы мы слышали и со стороны его родных и близких. Но нам было уже все равно, т.к. мы давно уже знали для себя, что судьбой  нам уготовано быть вместе. Наверное, многим женщинам будет интересно узнать о том, что могло понравиться молодой девушке в пожилом и семейном человеке? Так вот, первое, что мне бросилось в глаза и запомнилось на всю жизнь, – это его порядочность. Порядочность во всем. И еще от него, как от солнца, исходило внутреннее тепло, и он всех притягивал к себе какими-то незримыми нитями. Радость от общения с этим безгранично добрым, порядочным человеком переполняла душу. Сразу было видно, что человек он добрый, мягкий и сердечный. В начале нашего знакомства я постоянно ловила себя на мысли о том, что мне нравилось его присутствие, желание пообщаться с ним нарастало с каждым днем. Я старалась быть лучше, ответственнее и пыталась находиться там, где он, так как общение с ним вдохновляло меня. Но так трогательно к нему относилась не только я: и стар, и млад любили его и никогда не отзывались о нем плохо. И это была взаимная любовь и привязанность: Башир никогда не отзывался ни об одном человеке плохо, он всегда находил возможность объяснить поведение кого-либо, если это выходило за рамки дозволенного, и очень корректно, без грубостей ставил человека перед фактом. Мы прожили с ним вместе тринадцать лет, и за все это время он ни разу не сказал мне грубого слова и между нами не произошло ни одной, даже маленькой ссоры, хотя в семье случаются и размолвки, и недоразумения. Поверить в это, может быть, и невозможно, но это так. Просто я была для него не только женой, но и близким товарищем, соратником, другом по перу и в жизни. Я во всем его понимала, никогда не упрекала и поддерживала во всех его начинаниях. Твердость духа и сила воли сопровождали его во всех видах деятельности, где бы он ни работал. Он всегда держал ответ за свои поступки. Его дела, его публикации носили в себе боль за несправедливо попранную Родину.
С особой теплотой и любовью относился он к детям и сам становился как дитя малое, когда общался с ними и играл. У него были дети и в первой семье, но когда в 1993 году у нас родилась Мадина, он безмерно радовался и любил ее даже больше мальчиков, которые пополнили нашу дружную семью спустя два года. Но к Мураду и Тамерлану у него было особое отношение: их он воспитывал в духе полного взаимопонимания и товарищества, учил любить народные обычаи и всегда призывал быть мужественными и терпеливыми. Дети, общий дом, семья сплотили нас еще сильнее, и с годами мы стали как единое целое. Постоянные переезды и смены места жительства создавали, конечно, для нас определенные трудности, но нам помогали наши друзья, которые всегда поддерживали нас в трудные минуты. Через шесть лет после нашей свадьбы мы переехали из Черноречья в Армхи и жили там до 2005 года. За год до смерти Магомед-Башира мы решили переехать в ст. Орджоникидзевскую, т.к. в горах у него часто поднималось давление, не было возможности вовремя позвать врачей, а состояние его здоровья требовало постоянного контроля. На новом месте жительства мы поселились на частной квартире, а он мысленно постоянно возвращался туда – в горы, где наш маленький вагончик озарялся гостеприимством хозяина, который любил гостей и всегда радушно их принимал. Десятки и сотни людей с Москвы и Ленинграда, Чечни и Осетии, Дагестана и Кабарды приезжали к нам, как к самым близким друзьям. Бывали у нас гости из Италии и Америки, которые были потрясены красотой наших гор и кавказским гостеприимством. Вместе с гостями, по дороге рассказывая им интересные истории про наш край и людей, Башир выезжал в горы, ходил по ягоды и, наслаждаясь живой природой, говорил, что краше нашего края нет ничего на свете.
С первых и до последних дней нашей совместной жизни я посвятила свою жизнь своему супругу и его идеалам, т.к. была солидарна с ним во всем. Среди нас очень много людей, которых надо было бы почитать на самом высоком уровне, но о них так мало мы говорили при жизни, а когда они уходят от нас, начинаем понимать, что они значили для нас. Но я старалась помогать своему мужу и в работе, и по дому – во всем, чего бы он не прикасался. За последние годы он сделал более двадцати пяти передач на телевидении, неустанно трудился в газетах «Сердало», «Эхо гор». В «Истоках» он обращал главное внимание на воспитание подрастающего поколения в духе патриотизма и прививал ему любовь к родным очагам и национальной истории. Без преувеличения, его можно назвать видным политическим и общественным деятелем, потому как он никогда не оставался в стороне и всегда активно принимал участие во всех политических и общественных процессах, происходивших в нашей республике. К сожалению, М-Б. Цицкиев не был удостоен высоких наград за свою деятельность в опальные годы советского периода. И поэтому я, пользуясь случаем, хочу поблагодарить нашего президента М. М. Зязикова, за  оценку его большого труда в виде присвоения ему звания «Заслуженный работник культуры РИ» в 2005 году, незадолго до его смерти. Также со словами глубокой благодарности я хочу обратиться к друзьям-товарищам Магомед-Башира за то, что они всегда были рядом с ним. Вечер памяти, посвященный жизни и творчеству Цицкиева, состоялся благодаря организаторской помощи работников администрации президента, правительства, министерства межнациональных отношений, министерства культуры РИ, администрации Сунженского района, сотрудников Национальной библиотеки Республики Ингушетия и средств массовой информации. Я уверена, что без этих людей, которые по велению сердца, бескорыстно стояли бок о бок со мной и занимались сбором информации о моем муже, такого красочного вечера не получилось бы.
Многое, очень многое мой муж не смог осуществить. Магомед-Башир был уверен, что зная свою родословную, мало кто осмелится унизить честь и достоинство своего дома, фамилии и нации в целом. Поэтому считал необходимым знать о добрых делах своих предков, об истории своего народа. О драматической, а порой и трагической судьбе горных аулов писали многие известные ученые, историки, этнографы. О мужественном и стойком сопротивлении горцев иноземным захватчикам повествовали многие писатели. У члена Союза журналистов СССР с 1981 года, члена Союза журналистов России с 1998 года Цицкиева не опубликованными остались буклеты «Хьули» и «Эбан», посвященные родным горам, и книга «Кровавый ноябрь», с документальной точностью повествующая о трагических днях осетино-ингушского конфликта. Он хотел слагать поэмы о простых людях, не позволивших превратить их в рабов, которые вновь возрождались из пепла и мужественно защищали свои земли. История жестоко мстит тем, кто забывает ее уроки. И поэтому я после его смерти решила продолжить дело, начатое им. Публикация исторической летописи «Эбан – расстрелянный аул» и издание книги «Кровавый ноябрь» на сегодняшний день являются самыми первостепенными задачами для тех, кому небезразлична судьба нашего народа. Подрастающее поколение должно знать своих героев. У нас имеется видеоматериал, запечатлевший многие интересные моменты из жизни и творчества Цицкиева, поэтому создание документально-публицистического фильма о нем не составило бы большого труда. Очень надеюсь, что руководство нашей республики поможет мне осуществить эти яркие и светлые мечты в память о таком прекрасном человеке, каким был Магомед-Башир Цицкиев.
…В последние минуты перед операцией он выглядел очень спокойным и решительным. «На все воля Аллаха”, – сказал он и, закрыв глаза, чтобы я не увидела нахлынувшие слезы, прошептал слова благодарности в мой адрес. «Будь сильной, - просил он меня, - и не оплакивай после смерти». По окончании операции Магомед-Башир, так и не приходя в сознание, скончался. В тот февральский морозный день, казалось, застыло все живое…
Такие люди, как Магомед-Башир Цицкиев - не только живая история и память. Это еще и образец того, как надо жить, чтобы до конца дней своих оставаться человеком. Он оставил после себя достойное потомство, и имя его будет служить достойным примером для других.
Жизнь и смерть всегда идут рядом. Но так хочется верить, что уйдя из этой бренной жизни, Цицкиев Магомед-Башир будет жить в умах и сердцах тех, кто знал и любил его…

М. ОЗДОЕВА                

 

 

 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru