новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  3 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 143 (9518); вторник, 21 декабря 2004 года

Ингушетия в войнах России

(Продолжение. Начало в №№ 138, 142)

Когда началась Великая Отечественная война, житель села Яндаре Даутаев Иса Даутаевич работал аппаратчиком на Грозненском нефтеперерабатывающем заводе. Приехав домой в село Яндаре, он узнает, что многие парни из села получили повестки в армию. Иса идет в сельский совет и просит выписать повестку и ему. Там говорят, что он прописан в Грозном, где ему и должны вручить повестку для призыва в армию. Тогда Иса заявляет, что будет жаловаться на них, и в результате все же получает повестку.
Среди тех, кто ковал победу над врагом, был рядовой труженик войны и солдат Победы Иса Даутаев. Он прошел по дорогам войны с 1941 по 1945 год. Закончил войну в Берлине. Оставил среди других и свою подпись на Рейхстаге. В течение 6 месяцев возглавлял бригаду по сбору трофеев. Награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями "За взятие Берлина", "За победу над Германией".
В 1946 году Иса Даутаев, получив благодарственное письмо, подписанное Главнокомандующим Советскими войсками в Германии маршалом Советского Союза Г.К. Жуковым и членом Военного Совета генерал-лейтенантом Телегиным, отправляется в депортацию в г. Павлодар, Казахской ССР.
Житель села Гадаборшево, Пригородного района ЧИ АССР (а ныне РСО-Алания), участник трех войн - Финской, Великой Отечественной и Японской, Гадаборшев Шабазгирей Хуниевич имел десятки высоких правительственных наград и благодарностей Верховного Главнокомандующего.
После депортации в 1992 году ингушей из Пригородного района тяжело заболел. Он обратился с предсмертным заявлением к главе Временной администрации в зоне осетино-ингушского конфликта и к президенту Северной Осетии с просьбой дать разрешение похоронить его на кладбище в родном селе Гадаборшево.
В заявлении, опубликованном в газете "Сердало", он писал: "Я проливал кровь за Родину в 3-х войнах - Финской, Отечественной и Японской. Если у меня, защитника Родины, не было права жить на родной земле, то дайте мне право умереть и быть похороненным на родной земле". Но разрешение так и не было получено.
С первых дней Великой Отечественной прошел фронтовыми дорогами бывший житель села Шолхи (Октябрьское), Пригородного района Хамхоев Дауд Сулейманович. Закончил войну в поверженном Берлине. Имел 14 правительственных наград и 5 благодарностей Верховного Главнокомандующего. Демобилизовался в 1946 году. Долго разыскивал в депортации свою семью. После возвращения из ссылки так и не смог поселиться в родном селе Шолхи, откуда уходил на фронт. Перед смертью Дауд Сулейманович сказал мне, что единственное, о чем он сожалеет, уходя из жизни, так это то, что так и не смог вернуться туда, где жили его предки.
Султыгов Ахмет Османович, слушатель Военно-инженерной академии, в июне 1941 года уходит на фронт.
В 1944 году капитан Султыгов - командир саперной роты 373-й стрелковой дивизии, которая освобождала Миргород. За участие в этих боях Ахмет Османович награжден орденом Отечественной войны I степени.
В апреле 1944 года в бою у села Контратешти фашистам удалось прорвать нашу оборону. Создалась угроза штабу дивизии. Капитану Султыгову было поручено организовать оборону. В этом бою Султыгов был ранен, но оставался в строю до тех пор, пока фашисты не отступили.
За многие боевые заслуги Ахмет Султыгов был представлен к званию Героя Советского Союза. Однако после известных событий (репрессивных актов 1944 года) эти документы не получили дальнейшего продвижения.
Но и те награды, которые успел получить Ахмет Османович, говорят о многом. Среди них ордена Ленина и Отечественной войны I степени, медали "За отвагу", "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов", "За победу над Японией".
В своей книге "Патриотизм трудящихся Чечено-Ингушетии в период Великой Отечественной войны" В.И. Филькин пишет: "Командир одной воинской части сообщил в газету "Грозненский рабочий":
"В нашем подразделении сражается с врагом ингуш Магомед Келигов - доблестный боец, верный сын Родины. Он из колхоза Кирова села Ангушт, Пригородного района. Магомед Келигов - водитель танка. В одном из боев танк Келигова и его расчет вступили в неравный бой с 5-ю фашистскими танками.
От прямого попадания вражеского снаряда советский танк загорелся. Командир и все члены экипажа были ранены. Тогда Келигов занял место командира у пушки и двумя первыми выстрелами подбил два фашистских танка. Фашисты пытались вылезть из пылающих машин. Келигов взялся за пулемет… и расстреливал удирающих немцев. Танк Келигова горел, пламя уже лизало спину отважного воина, подбиралось к запасу снарядов. Но Келигов продолжал стрелять. Подоспевшие на помощь увидели три горящих фашистских танка и более 30 уничтоженных фашистов. Отважный воин был почти без сознания, у него были обожжены руки, голова, шея, но он отказался идти в госпиталь. За этот бой Келигов награжден орденом "Красного Знамени". Так могут драться люди, жгучая ненависть которых к врагу, любовь к Родине удесятеряет их силы, придают им железную выдержку, помогают преодолевать непреодолимые препятствия".
В мае 1941 года из селения Попов-Хутор призвали на действительную военную службу Османа Матиева. Боевой путь его начался на западной границе Белоруссии, недалеко от героической Брестской крепости. Осману Артагановичу Матиеву довелось вынести тяжкие испытания тех суровых лет. 1941-й год запомнился своим декабрем, когда он был непосредственным участником боев под Москвой.
Всем досталось тогда, в 1942 году, и при обороне Сталинграда. Стояли насмерть и выстояли.
Несколько раз этому человеку пришлось сжимать зубы, чтобы закончить рассказ о боях за тракторный завод.
Было все. И бои, и ранения, и госпиталь. И снова бои. И много чего. Но не все подробно рассказывает Осман Артаганович. Скуп на слова этот бесстрашный и достойный воин, защитник нашего большого и когда-то дружного дома - СССР.
Блокадный Ленинград. Слезы спасенных от голодной смерти людей. Ведь в снятии блокады и его, Османа Матиева, есть доля…
А ему вручают секретный пакет и отправляют в штаб дивизии, там, в особом отделе, пакет вскрывают, читают. И вновь он несет пакет… - уже в штаб армии. Затем следуют пакеты, такие же секретные, в штаб фронта и дальше… дальше…
И везде его сопровождают глаза - где с иронией и тайным злорадством, а где и сочувственно. И вот он, участник многих боев, орденоносец, оказывается в глубоком тылу. И узнает, что многие с такими же поручениями, такие же "гонцы". И вдруг вдали от фронта?! В чем он повинен? Или медали "За отвагу", "За оборону Ленинграда" были даны ему незаслуженно?
Долго искал Осман Матиев своих родных. И только в 1946 году воссоединился с родителями в Казахстане.
Во время депортации ингушей в 1992 году из Пригородного района чудом остался жив. Когда в Попов-Хутор ворвались четыре БТРа, поливая все смертоносным огнем, семидесятилетний Осман Матиев выскочил им наперерез и с криком: "Не стреляйте! Здесь никого нет!" - начал размахивать руками.
Пулеметной очередью его одежда была пробита. Старик побежал в сторону леса, БТР - за ним, не прекращая стрелять. Осман споткнулся и упал. Быстро зарылся в опавшую листву. Не помнит, сколько ему пришлось лежать под таким укрытием, в луже, без движения, чтобы не привлечь внимание убийц.
Да, жизнь не баловала Османа Артагановича Матиева. Отечественная война. Депортация. И снова депортация 1992 года. Страна унизила его, оскорбила человека, который неоднократно награжден за службу той самой родине. Кроме медалей у него есть орден Отечественной войны II степени.
И только в 1990 году прочитал Осман в газете Указ о своем награждении орденом Красной Звезды.
За два года до начала Великой Отечественной войны ушел служить в армию житель села Барсуки Назрановского района Хизир Ильясович Умаров. Служил он в Латвии, где и застала его война. И там же погиб. На мемориальной плите воинского братского кладбища "Курсиши" Салдусского района, теперь уже бывшей Латвийской ССР, выведена и его фамилия.
Старший лейтенант Умаров Хизир Ильясович служил в 8-й Гвардейской Панфиловской дивизии.
Приведем несколько данных из его служебных архивных документов: командир взвода пулеметной роты стрелкового полка, помощник командира маршевой роты запасного стрелкового полка награжден орденом "Красной Звезды", по должности был командиром пулеметного взвода 577 стрелкового полка.
Погиб 25.12.1944г.
Бывший командир 23 гвардейского стрелкового полка на запрос родственников пишет из Латвии: "25 декабря 1944 года подразделения нашего полка выбили противника с подготовленных позиций и отбросили его на 4-5 километров. Немцы бросили на нас танки и штурмовые орудия (САУ). Однако сломить нас не удалось.
В этом крайне ожесточенном бою и погиб по-кавказски мужественно гвардии лейтенант Умаров Х.И. Полк, в котором сражался Хизир Умаров, свято хранил память своих 28 героев-панфиловцев, приумножая их славу своими дальнейшими успешными боями в битве с врагом, - пишет генерал А. Лебедев в заключение. - Вечная слава павшим героям-панфиловцам".
С особым волнением я пишу строки, посвященные участнику Великой Отечественной войны Джабраилу Дабиевичу Картоеву. Я знал этого мужественного человека, хотя и не был с ним близко знаком.
Январь 1973 года…На площади им. Ленина перед Чечено-Ингушским обкомом КПСС собрались ингуши. При поддержке чеченцев и сочувствии значительной части русских устроили они массовый, как сейчас сказали бы, - несанкционированный митинг. Требование - восстановить прежнюю территорию Ингушетии, т.е. возвращение Пригородного и части Малгобекского районов.
Для застойных лет этот митинг был неслыханное явление. Власти были перепуганы.
Площадь наводнили силы госбезопасности. Подтянули воинские части. Из Москвы прибыла целая группа высокопоставленных чинов, во главе с кандидатом в члены Политбюро Соломенцевым. Требование властей - немедленно прекратить митинг и разойтись. На третий день к вечеру на митинге появляется Джабраил Картоев. Он передает собравшимся требование властей. Я стоял рядом с трибуной и хорошо слышал слова выступавшего. И вдруг отчетливо прозвучал вопрос: "Джабраил! А ты говоришь нам, чтобы мы разошлись?" Джабраил ответил: "Нет, я этого вам не говорю".
Этими словами этот мужественный человек подписал себе приговор. Система не прощала тех, кто осмеливался выступить против ее установок.
Д.Д. Картоев родился в 1907 году в селе Барсуки, Назрановского района. С 1929 по 1933 годы он проходит действительную военную службу. Незадолго до войны становится курсантом Ростовского военно-пехотного училища.
В 1941 году, когда началась Великая Отечественная война, молодой офицер Д. Картоев выбирает специальность разведчика.
В справках и документах на Д.Д. Картоева из архива краеведения имеется несколько описаний эпизодов из его боевого пути. "… Фашисты, возведя глубокоэшалонированную оборону, укрепились на реке Молочная. Наши войска после длительных и тяжелых боев прорвали оборону и устремились к Днепру, Перекопскому перешейку, имея задачу: на плечах отступающего противника, с одной стороны, форсировать Днепр и с другой, захватив Перекопский перешеек, раньше, чем враги успеют на нем закрепиться, - ворваться в Крым и освободить его с меньшими потерями для советских войск.
Форсирование озера Сиваш (у перешейка) и занятие плацдарма на южном берегу крымской земли, без чего нельзя было выполнить поставленную задачу, было возложено на Д. Картоева и подчиненное ему разведывательное подразделение. Создав отряд разведчиков из 87 человек, 1 ноября 1943 года Д. Картоев под прикрытием армейской артиллерии начал форсировать водное пространство шириной 6 километров.
Разведчики под командованием Картоева успешно форсировали исторический Сиваш, потеряв при этом 11 человек, ворвались в траншеи врага, захватили пленных. Используя растерянность, охватившую противника, разведчики расширили плацдарм, заняв три населенных пункта, заставили сдаться роту вражеских солдат вместе с командиром, взяли ценные документы. Одновременно были захвачены в плен три штабных офицера 336-й гитлеровской пехотной дивизии.
Получение ценных данных дало возможность стрелковому полку начать массовое форсирование Сиваша. Занятие вышеназванного плацдарма способствовало окончательному освобождению Крымского края от фашистских захватчиков".
В наградном листе читаем:
1. "За мужественное выполнение боевых задач и проявленные при этом личную отвагу и героизм, достоин присвоения звания "Герой Советского Союза":
начальник штаба 346-й Дебальцевской стрелковой дивизии - полковник Беловодов, 3 ноября 1943 года.
2. Заключение вышестоящих начальников:
Достоин звания "Герой Советского Союза".
3. Заключение Военного Совета армии: достоин присвоения звания "Герой Советского Союза".
За героизм и мужество, проявленные во время наступления войск 1-го Прибалтийского фронта, Джабраил Картоев был удостоен высокой награды - ордена Красного Знамени, которую за время войны он получил дважды. Дважды награждался Картоев и орденом Красной Звезды. Имел ордена Отечественной войны I и II степени, медали "За боевые заслуги", "За оборону Сталинграда", "За взятие Кенингсберга", "За победу над Германией".
После окончания войны - ссылка на 13 лет в Киргизию. А в 1973 году за активное участие в ингушских событиях по Указу Президиума Верхавного Совета СССР все награды у Картоева были изъяты, а сам он осужден на 13 лет по сфабрикованному КГБ обвинению.
В период войны Картоев не раз был представлен к высокому званию Героя Советского Союза. Это звание он так и не получил, такая была установка Сталина - не представлять к званию Героя Советского Союза и к высоким офицерским чинам лиц из числа чеченцев и ингушей.
Абадиев Японц Арскиевич в 1924 году поступает в трехгодичную Кавалерийскую школу горских национальностей имени С. Буденного.
В 1930 году, спустя три года после окончания Кавалерийской школы, его направляют командиром Ингушского Кавалерийского эскадрона в г. Владикавказ.
Служа в армии с 1924 года, к началу Великой Отечественной войны Абадиев был еще только майором; к концу войны присвоили звание подполковника. 27 июня 1941 года Японц Арскиевич прибыл на фронт заместителем командира 117-го тяжелого танкового полка под Смоленском. Вскоре его отзывают и назначают командиром 126-го полка 28-й Кавалерийской дивизии. 16 августа его вызывает к себе генерал Р.Я. Малиновский и дает Абадиеву задание - выйти незаметно в район Сурск - Литовска и ударом справа опрокинуть противника в Днепр. Эту операцию Абадиев выполнил блестяще.
Японц Арскиевич командовал Чечено-Ингушским Кавалерийским полком. Об организации этого полка в своей книге "От Терека до Эльбы" Мовлад Висаитов пишет: "Я был назначен начальником штаба отдельного Чечено-Ингушского полка. Командиром полка стал отличный кадровик майор Абадиев Японц - человек безудержной храбрости".
Кстати, Мовлад Висаитов позже тоже командовал этим Кавалерийским полком. Бойцы его полка первыми на реке Эльба встретились с союзными войсками. За этот подвиг правительство США наградило Мовлада Висаитова высшей воинской наградой - орденом "Пурпурное сердце".
Полк этот участвовал во многих серьезнейших операциях, сражался достойно, но высоких наград никто не получил. Его бросали и на танки, на другие механизированные формирования фашистов, и всегда, мужественно сражаясь, кавалеристы выходили из боев, теряя сотни своих бойцов, поэтому полк этот неоднократно пополнялся новыми джигитами из Чечено-Ингушетии. Абадиева переводят командиром первого полка Кабардино-Балкарской дивизии. И здесь Абадиев показывал чудеса мужества и героизма. Вспоминая период своей службы в этой дивизии, Японц рассказал об одном эпизоде:
"Это было 12 июня 1942 года. Дивизия была поднята по тревоге: выступить против 4-й танковой армии немцев. Более глупого и кощунственного приказа нельзя было придумать. Кавалеристы атаковали танки! Этот бой, этот подвиг оценит только тот, кто видел это сражение - убийство - своими глазами.
Самый горячий бой произошел у станицы Константиновской. На поле боя осталось лежать более половины дивизии".
В этом бою Абадиев был ранен, попал в госпиталь.
Кстати, в 1942 году Чечено-Ингушская Кавалерийская дивизия, все вооружение которой состояло из шашек и случайных винтовок самых разных систем, была брошена буквально под ураганный огонь немецких танков. Под Котельниковом 4 августа 1942 года немецкие танки буквально переехали через трупы многих бойцов этой дивизии. Часть дивизии во главе со штабом сумела вырваться из окружения и отступить. Многими фронтовыми дорогами прошел славный сын ингушского народа Японц Абадиев. Его не раз представляли к званию Героя Советского Союза.
О том, что Японц был представлен к званию Героя, подтверждает ветеран войны Имагожев Алаудин:
"В 1943 году в Сталинграде, на 220-й высоте, у реки Хопер, на командном пункте, где шло совещание по изучению местности для неожиданного удара против немцев, маршал Рокоссовский сказал: "Я дал реляцию для присвоения звания Героя Советского Союза Абадиеву Японцу Арскиевичу". Но награды из-за своей национальной принадлежности Абадиев так и не дождался".
Куда бы ни бросала его судьба, Абадиев честно и добросовестно служил Родине. Отдав Советской армии 30 лет, он дослужился только до подполковника. Вот чего стоила ему 5-я графа паспорта. Да и награды его не соответствуют его подвигам. Награжден Абадиев двумя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны и посмертно получил орден Ленина.
Сын известного ингушского этнографа и просветителя Чаха Ахриева Рашид-Бек был первым летчиком из народов Северного Кавказа. После окончания гимназии в 1914 году окончил в Тифлисе военное училище. Был дважды ранен на фронтах I мировой войны, проявил незаурядную смелость и отвагу. Выписавшись из госпиталя, поступает в Гатчинскую летную школу. В возрасте 23 лет он стал пилотом, вновь вернулся на фронт, но уже летчиком.
Уже после революции служил во многих управлениях гражданской авиации. Дружил с многими выдающимися летчиками. К началу Великой Отечественной войны он был опытным пилотом, налетавшим свыше миллиона километров в самых разнообразных сложных условиях. На его счету десятки боевых вылетов на бомбардировщике в тыл врага. Он бомбил вражеские укрепления, железнодорожные мосты, уничтожал эшелоны с солдатами и военной техникой противника, участвовал в операциях, которые помогали нашим войскам громить гитлеровцев.
Рашид-Бек погиб смертью героя. Возвращаясь с боевого задания, летчики вдруг увидели мост, который был важен для неприятеля. Было принято решение разбомбить его. Но фашистские зенитки ударили по самолетам, находившимся на высоте 100 метров. Самолет Р-Б. Ахриева упал на землю и взорвался. Это было 20 января 1942 года. Боевые друзья называли Рашид-Бека орлом. На борту его самолета товарищи по эскадрилью сделали надпись: "А он, мятежный, ищет бури, как будто в буре есть покой".
К сожалению, мы не располагаем более подробными сведениями о службе и боевых наградах Рашид-Бека Чаховича Ахриева.
Все военные годы находился в действующей армии житель села Яндаре, Назрановского района Хаджимурад Баталович Котиков, участник Парада Победы на Красной площади в Москве в 1945 г. Х. Котиков имеет следующие награды: 2 ордена Красной Звезды, орден "За победу над Германией" II степени, а также многие медали и 23 благодарности Верховного Главнокомандующего СССР.
Впервые я увидел и услышал этого человека на II Съезде ингушского народа. С глубокой душевной болью говорил он в своем выступлении о чудовищном преступлении, которое было совершено в отношении малочисленных народов в период Великой Отечественной войны, чьи сыновья мужественно сражались на фронтах с сильным и коварным врагом - немецким фашизмом. Это была неслыханная акция против целых народов. Налицо были факты ущемления интересов воинов чеченской и ингушской национальности надуманным обвинением. В своем выступлении Х. Котиков рассказал о своем однополчанине Ужахове (о нем мы писали выше - С.Х.), который совершил подвиг, равный подвигу Александра Матросова, за что был представлен к званию Героя Советского Союза посмертно. Но указ так и не последовал. О себе, о своих военных заслугах этот удивительно скромный человек ничего не сказал.
Д.Х. Мальсагов добровольцем ушел в 1941г.на фронт из с. Альтиево. Воевал на разных фронтах. При обороне Одессы Д. Мальсагов из своего пулемета уничтожил более сотни фашистов, гранатами подорвал бронетранспортер и автомашины. За этот подвиг Джамалдин был награжден орденом Славы II степени и медалью "За оборону Одессы". Его грудь украшали также медали "За отвагу", "За боевые заслуги" и другие - всего 14 правительственных наград.
Медалью "За оборону Москвы" награждены: А.С. Тангиев, Х.Х. Хаштыров, А.Т. Парижев, Г.А. Мальсагов, Эгиев, М.Б. Могушков, А.Д. Шаухалов, А.Т. Имагожев, М.Т. Гелисханов, Д.Н. Даурбеков, Б.И. Шибилов и многие другие.
Ахмед Татарханович Мальсагов, 1912 г. р., в 1937 г. с отличием окончил Сталинградскую авиашколу и стал летчиком-бомбардировщиком. Война застала его в Ворошиловградской области, на Украине. Командовал звеном бомбардировщиков 5-го бомбардировочного авиационного полка. Его знали как бесстрашного воина, способного командира. Однополчане прозвали его "горным орлом". Самолет Мальсагова появлялся там, где его меньше всего ожидали фашисты. За несколько дней он сделал 20 боевых вылетов, уничтожил 5 зенитных орудий, 27 автомашин, более 100 фашистов, 10 вражеских танков. 7 января 1942 года героическая жизнь майора Ахмеда Мальсагова оборвалась. Похоронен А.Т. Мальсагов в братской могиле, которая находится в с. Варваровке, Кременского района, Ворошиловградской области на Украине.
Сталин дважды отказывал в присвоении Ахмеду Мальсагову звания Героя Советского Союза. Но справедливость восторжествовала: 6 июля 1995 года Указом Президента России Мальсагов Ахмед Татарханович посмертно награжден Золотой Звездой Героя России.
Младший брат Ахмеда Мальсагова - Магомет Татарханович - воевал в звании капитана, был командиром танкового батальона. Тяжело ранен в 1942 и доставлен в эвакогоспиталь; в числе других офицеров Красной Армии был расстрелян фашистами.
О том, как воевали братья Мальсаговы, есть более подробные материалы в моей книге "Возвращение к истокам" (Саратов, 2000 г.)
На 2-м Прибалтийском фронте воевал наш земляк Мурад Ахмедович Оздоев. В 1941 году он по призыву ЦК ВЛКСМ ушел в Красную Армию. Принимал участие в боевых операциях на Брянском и 2-м Прибалтийском фронтах. Был командиром звена 431-го Краснознаменного истребительно-авиационного полка 315-й истребительной Рижской дивизии, совершил 248 боевых вылетов, сбил 8 фашистских самолетов, в том числе один "Фокке-Вульф-189". Провел в небе 157 часов 53 минуты, из них 54 часа 33 минуты - в боевых схватках.
25 января 1944 г. над озером Смертным возле железнодорожной станции Маево, недалеко от г. Новосокольники Псковской области был сбит огнем зенитной артиллерии противника. Машина ушла на дно озера, а летчик выпрыгнул с парашютом и угодил в расположение фашистов, упав на рельсы среди горящих вагонов с живой силой и техникой противника. В бессознательном состоянии попал в плен.
А родным через 4 дня после случившегося поступило извещение от командования, где сообщалось, что М.Оздоев "верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, погиб при выполнении боевого задания".
Он побывал в концентрационных лагерях в Восточной Пруссии, Судетах, Польши.
Не раз бежал, но, к сожалению, неудачно.
Освобожден из плена 8 мая 1945 г.
М. Оздоев вернулся в свой полк и продолжал служить, по-прежнему командуя звеном. 25 января 1946 г. уволен в запас. Мурад Оздоев был награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды, Отечественной войны II степени. В 1995 г. ему за боевые заслуги вручена и Золотая Звезда Героя России. Подвиг, совершенный ингушским парнем Мурадом Оздоевым, навсегда вошел в историю советской авиации.
Уроженец села Галашки Ширвани Устарханович Костоев после окончания Краснодарской авиашколы начал службу в авиаполку особого назначения сначала в Саратове, потом в Чите. Вскоре он стал одним из лучших летчиков в полку, выполняя самые ответственные задания командования.
В исторической битве на Курской дуге Ширвани Костоев показал мастерство воздушного боя, уничтожил немало вражеской техники. Вместе со своим напарником Асмоловым ему удается нанести бомбовые удары по скоплениям фашистских танков в селе Прохоровка, уничтожив 11 танков и грузовых машин.
Потеряв своего товарища, Ширвани возвращался с боевого задания. Его преследовали три фашистских самолета. В завязавшемся воздушном бою наш летчик сбил один "Хейнкель", остальные скрылись в облаках. На последних каплях горючего, когда датчик горючего показывал "ноль", Ширвани смог посадить самолет, на котором было 17 пробоин.
Мастерство и мужество Ширвани проявил и при взятии Кенингсберга в апреле 1945 года. По заданию командования Ширвани во главе своего звена вылетел бомбить вражескую переправу. Летчики уничтожили несколько вражеских кораблей, но один из них оказывал сильное сопротивление, не подпуская самолеты для нанесения бомбового удара. Время шло. Топливо было на исходе. Костоев принимает смелое решение. Подлетев на близкое расстояние, он бросил несколько бомб. Охваченный пламенем корабль пошел ко дну. На корабле было 125 солдат и офицеров.
Над Кенингсбергом он сбил еще один немецкий самолет - "Фокке-Вульф".
После взятия Кенингсберга наш земляк участвовал в штурме Берлина. Здесь он пополнил боевой счет третьим сбитым вражеским самолетом - "Мессершмиттом".
По данным Министерства обороны России:
"старший лейтенант Костоев Ширвани Устарханович, уроженец села Галашки, по национальности ингуш, в Советской армии с 1941 года. По окончанию Краснодарской авиашколы службу проходил в авиаполку штурмовой авиации на должности пилота - летчика, старшего летчика и командира звена. Был награжден орденами Отечественной войны I и II степени, Красного Знамени, Красной Звезды. Погиб 6 августа 1949 года при катастрофе самолета.
Ширвани Костоев был также награжден медалями "За взятие Кенингсберга", "За взятие Берлина".
На завершающем этапе войны был заслуженно представлен к высокому званию Героя Советского Союза, но, как известно, вайнахам это звание не присваивали.
Послевоенная служба Ширвани Костоева проходила в Латвии. Его жена вспоминает:
"Ширвани вернулся с задания, самолет - как решето. "Знай, со мной ничего не случится", - были его последние слова. Мы жили во времена Берия. Нам было запрещено что-либо говорить о заслугах Ширвани. 6 августа 1949 года Ширвани домой не вернулся, ждала с волнением, но не дождалась…"
Подполковник в отставке, бывший военный летчик Николай Тюрин, проживающий в городе Краснодар, сообщает:
"Мы служили вместе до апреля 1949 года. Могу сказать, что Ширвани Костоев был мужественным и смелым летчиком, способным решать любые задания командования. Летал он на знаменитом штурмовике Ил-2, который наводил ужас на фашистов. Фашисты называли его "черной смертью".
Управление таким самолетом требовало хладнокровия, мужества и особого мастерства. Но мужество не спасло Ширвани 6 августа 1949 года. В этот день он оказался в очень сложной обстановке, из которой выйти живым шансов не было. Он погиб при исполнении служебных обязанностей и похоронен со всеми воинскими почестями в г. Елгаве, в 40 км. от Риги".
Спустя 50 лет Указом Президента России Ширвани Устархановичу Костоеву присвоено звание Героя России.

С. ХАМЧИЕВ


 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru