новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  1 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 69 (9836) суббота, 19 мая 2007 года

Указ
президента республики ингушетия

О присвоении почетного звания «Заслуженный работник культуры Республики Ингушетия» сотрудникам редакции журнала «Села1ад» («Радуга»)

За заслуги в области журналистики и многолетний добросовестный труд присвоить почетное звание
«Заслуженный работник культуры
Республики Ингушетия»
           Горчханову Бадрудину Хасултановичу
           Гудантовой Дукеш Суламбековне
           Майсиговой Пятимат Батыровне

Президент
Республики Ингушетия                              М. Зязиков
г. Магас
16 мая 2007 года
№ 129
_____________________________

Указ
президента республики ингушетия

О присвоении почетного звания «Заслуженный юрист Республики Ингушетия» Батыровой Ф.М.

За заслуги в укреплении законности и многолетний добросовестный труд присвоить почетное звание
«Заслуженный юрист Республики Ингушетия»
           Батыровой Фердовс Мовлаевне

Президент
Республики Ингушетия                              М. Зязиков
г. Магас
16 мая 2007 года
№ 130

 

 

 

Хаос прошлого не вернуть
Персонажи во тьме всегда одинаковые – об этом еще Конфуций предупреждал в своем знаменитом наставлении: «Очень трудно поймать черную кошку в темной комнате, особенно если ее там нет». Все сливается в темноте в единую беспросветность, и самый большой урод здесь равен писанному красавцу. Этим, в общем-то, простым по сути приемом вот уж который год, в который раз пользуется известная по радиоэфиру, скандалам и «интеллектуальной» шизе  Юлия Латынина.  Бросить дохлую мышь в большой бак с молоком для детей, а затем кричать, что несчастный народ власти травят – так поступали провокаторы еще со времен серого средневековья. Ныне приемы отравления другие, более гуманные на первый взгляд, но не менее пагубные по последствиям. Будучи рупором вполне заинтересованных в мутной воде сил, Юлия Латынина в полной мере, без всяких моральных границ и принципов, о совести вообще здесь речи не может  быть, отрабатывает свою валютную похлебку. И, как показывает политическая практика, эта вошь на аркане достала не только отдельно какую-то область или республику, но  и целый регион. Наблюдатели полагают, судя по анализу выступлений Юлии Латыниной, что тематику ее лживых заявлений определяет политический заказ. Как только в той или иной  части Северного Кавказа намечается позитивное решение  социально-экономических вопросов, в действие вступает  армия демагогов со своим «гебельсом в юбке» - Латынина  врет напропалую, нисколько не смущаясь собственных провалов в памяти и куцей эрудиции.
Так было, было многократно, когда Латыниной и ее хозяевами был организован целый цикл передач, прямо клевещущих на власти Ингушетии, народ республики. Этими людьми без стыда и совести были предприняты многочисленные попытки раздуть пожар национального противостояния во время Бесланской трагедии. Они глумились над памятью нормальных людей, когда Ингушетия в одночасье потеряла в борьбе с международным терроризмом 79 человек убитыми и было ранено 113 человек, около 500 детей стали сиротами…  При любой попытке о чем-то говорить, сообщить,  всякий человек неизбежно говорит хотя бы часть правды. Латынина ни разу даже не обмолвилась о чем-то добром, позитивном в Ингушетии.  Тут не до журналистики, человек страдающий ярко выраженной ксенофобией не может быть журналистом в России. Не должен иметь право на всю страну лгать, лгать беспринципно, низко и подло.
Причина этого молчания о добрых делах в республике – в жесткой задаче, выполняемой Латыниной и ее командой: дискредитировать Республику Ингушетия, ее народ, весь Северный Кавказ, создать у российской общественности крайне неверное, негативное представление о республике, Юге России, созидательных процессах, происходящих здесь.
Дальше – больше. Получив достаточно сильный отпор в Ингушетии, поняв, что при всех потугах здесь им тысячу лет придется топтаться на месте, Юлия Латынина переключилась  на наших соседей по региону.
Газета «Южный Федеральный», (№32(255), 23-29.08.2006 г. в статье преподавателя из Махачкалы А.Исмаилова сообщала читателям о том, как  Латынина в очередном своем опусе на страницах «Новой газеты» написала клеветническую, высосанную из пальца ложь о нынешнем президенте Республики Дагестан Муху Алиеве, о народе многонациональной республики. Элементарное незнание национальных традиций и культуры народов Дагестана, откровенное  неуважение к чужой самобытности, невероятная ложь и бредовые выдумки – все это Латынина слепила в один большой кусок лжи. А. Исмаилов в этой связи совершенно точно отмечает: «Видимо, это не просто черта характера автора, а злонамеренность, иначе говоря, заказ. Ю. Латыниной заказали эту статью те, кому не нравится нынешнее положение дел в республике и ее столице. Им хочется вернуть прежние времена хаоса и всеобщего  беспорядка. Не получится, господа! Вам и вашим «латынинщицам» не удастся сделать этого потому, что народ против. Можно  обмануть несколько человек, подкупить отдельных писак, но народ не обманешь. Он отличит зерна от плевел и быстро избавиться от шелухи».
Такая же принципиальная и твердая убежденность в мудрости народа звучит и в словах президента Кабардино-Балкарской Республики Арсена Канокова. Республике пришлось столкнутся с тем же информационным заказом указанных провокаторов. В прошлом году, на одном из заседаний Общественного совета при президенте КБР, посвященном обсуждению вопросов безопасности и межнационального согласия, глава КБР  сказал: «В республике не ослабевают попытки то одной, то другой стороны расшатать ситуацию на почве якобы ущемленных национальных интересов. Дело дошло до прямых обвинений власти республики чуть ли не в насильственных притеснениях балкарского народа. С другой стороны, абсолютно беспочвенно зазвучала тема геноцида адыгского народа. И все это выплескивается на страницах известных московских газет». А. Каноков отметил, что власти нужно срочно «научиться оперативно реагировать на подобные выпады, действуя на опережение». В Кабардино-Балкарии тогда произошли трагические события – в результате вылазки экстремистов погибли десятки людей - и здесь, словно гиены  учуявшие добычу, появились со своими советами Латынина  и ее компания.  Президент КБР тогда подчеркнул пагубную роль таких отравителей общества, напомнив, что  Латынина и другие раскачивали ситуацию в Ингушетии и такая же задача, которая оплачивается им, поставлена в отношении Кабардино-Балкарии. Мало им Чечни и Дагестана.

Им действительно мало крови и горя обычных людей, мало сирот, разрушенных судеб. Потому что по сути своей такие персонажи как Юлия Латынина, они никогда не бывают поборниками справедливости. Они не проявляют какие-то качества просто лишь потому, что находятся в человеческой среде либо работают для людей. Они даже неспособны, в силу скудоумия и знаний, состоящих из отдельных отрывков, как-то аргументировано или хитроумно вести спор. Этот «компас пропаганды» работает в одну сторону, без колебаний, без усилий морального толка исполняя любую задачу, поставленную перед ним. Собственная шкура и комфорт – для Юлии превыше всего. Все остальное – Родина, родной народ, культура, взаимопомощь и взаимопонимание людей, доброта, человечность, совесть – для таких, как Латынина понятия чужие, непонятные.  Как же можно что-то делать без прямой выгоды? Это вечный вопрос в ее голове.
Кто бы что не говорил, откровенную  неприязнь Латыниной к Кавказу  еще как-то можно объяснить – может, на обывательской кухне, в детстве, ребенку внушили чисто житейские штампы. Увы, Латынина, судя по ее книгам, больше всего ненавидит русский народ, в сущности, давший ей все, что у нее сегодня есть. В книгах, а они не отличаются оригинальными названиями все свалено в кучу – эту любимый прием Латыниной, поди, разберись, где начало, а где конец - русских Латынина представляет кровожадными, толстыми, распутными, говорящими только матом и т. д. и т.п.  Ни одного хорошего слова о народе, представители которого известны всему миру, известны не первый век. Это тоже «принцип» Латыниной из известного совета Геббельса: «Чем больше ложь – тем больше в нее вера». Врать, врать без продыху, без пауз и остановки – стиль, кредо, жизнь трубадура Латыниной.
Люди должны понимать, и время показывает, такая тенденция на Северном Кавказе очевидна, что Латынина и целый сектор заказной журналистики еще не раз будут предпринимать попытки травить своей ложью десятки тысяч людей. Это часть изъянов, допускаемых нынешней демократией. Путь противостояния лжи, умения свести к минимуму число людей, которых  могут обмануть Латынина и ей подобные – очень непрост. Но общество уже осилило большую его часть, и теперь обратного хода нет, хаос прошлого им не вернуть. Этого Латынина не заметила за собственной ложью. Ее нынешние потуги глупы и бесплодны.

М. КОСТОЕВА

 

 

Влияние Малгобекской оборонительной операции на изменение стратегических планов Германии в ходе летней кампании 1942 г.
Летняя кампания 1942 г. на советско-германском фронте определялась обеими противоборствующими сторонами как решающая и была признана военно-политическим руководством и в Москве, и в Берлине способной оказать определяющее влияние на весь ход и исход вооруженной борьбы на этом, ставшем к тому времени, без сомнения, важнейшим театре военных действий.
Германия и ее союзники при планировании своих действий в летней кампании 1942 г. приоритетное значение отдавали овладению крайне важными с точки зрения экономики - особенно в условиях превратившейся в затяжную войну кампании на Востоке - районами Советского Союза, в первую очередь - Северным Кавказом. Контроль этот являлся ключевым как для Германии, которая начинала в условиях разворачивающихся бомбардировок союзной авиацией промышленных объектов на территории рейха и его европейских сателлитов, а также непрерывно растущих расходов топлива для увеличивающегося парка военной техники испытывать первые признаки нефтяного голода, так и для СССР, который в случае утраты Северного Кавказа лишался не только источников углеводородного сырья, расположенных непосредственно на этой территории в виде майкопских, малгобекских и грозненских месторождений (причем последние обеспечивали Красную Армию наиболее качественными видами бензина, в первую очередь, авиационного), но и оказывался отрезанным от своего важнейшего нефтяного района в Баку. Таким образом, в условиях, когда нефть юга являлась практически единственным мощным поставщиком ГСМ для Красной Армии, ее потеря могла иметь фатальные последствия для исхода войны для СССР.
В исторической литературе, посвященной событиям войны 1941-1945 гг., многократно и достаточно подробно рассмотрены основные моменты битвы за Кавказ (так в советской историографии названы военные операции в этом регионе в июле 1942- январе 1943 гг.). Это сражения за нефтяные месторождения Майкопа и Грозного, побережье Черного моря в районе Новороссийска и кавказские перевалы. Как минимум два из этих трех ключевых участков битвы за Кавказ непосредственно связаны в географическом и военно-стратегическом плане с Ингушетией, через территорию которой пролегали направления ударов немецких группировок, наступавших на Грозный и Орджоникидзе. Кроме того, сама территория Ингушетии, особенно ее северная часть, представляла с точки зрения основной боевой задачи германской армии на лето-осень 1942 г. большой интерес по причине нахождения здесь одного из крупнейших и динамично развивавшихся, несмотря на свою «молодость», нефтяных месторождений Северного Кавказа - Малгобекского.
В ночь на 1 сентября 1942 г., в канун третьей годовщины начала второй мировой войны, немецкие войска начали наступление на Малгобек. В частности, немецкий военный историк Пауль Карелл называет направление ударов 1-й танковой армии осенью 1942 г. «нефтяным фронтом», подчеркивая важность и значение нефтяного фактора как для летней кампании 1942 г., так и для судеб всего советско-германского противостояния.1
В результате советских контрударов первый натиск немцев на город был ослаблен отвлечением части подвижных сил противника на ликвидацию возникшей угрозы его флангам. Однако с середины сентября за уже основательно разрушенный город и населенные пункты в его окрестностях разгораются бои, по ожесточению вряд ли уступавшие тем, которые в эти же самые дни бушевали в нескольких сотнях километров к северо- востоку, в осажденном Сталинграде. О степени упорства обороны и ярости наступления говорит уже тот факт, что город, вернее, его руины, неоднократно переходили из рук в руки.2
Тем самым, уже к третьей неделе сентября стало очевидным, что своей первой оперативной задачи в ходе наступления на Малгобек - овладения городом и прилегающим нефтеносным районом максимально быстро, с ходу, т. е. до разрушения нефтепромыслов, добиться немцам уже не удастся. Теперь, когда наступление натолкнулось на мощный укрепрайон, опирающийся на сеть опорных пунктов, оборудованных как в самом городе, так и в его окрестностях, в первую очередь - на господствующих высотах Терского хребта, задача немецких войск становилась поистине невыполнимой. Во второй половине сентября в битву за Малгобек втянулась уже практически вся 1-я танковая армия - единственное столь мощное подвижное объединение вермахта на Северном Кавказе, в составе которого были сведены практически все танковые и моторизованные дивизии, действовавщие на этом важнейшем стратегическом направлении.
Тем не менее, к этому времени стало уже совершенно очевидно, что наличных сил одной 1-й танковой армии явно недостаточно для достижения решающего прорыва. В то же время немецкое командование уже не располагало на этом стратегическом направлении сколько-нибудь серьезными резервами для усиления группировки Клейста на малгобекском участке. Для усиления моздокской группировки противник был вынужден во второй половине сентября снять с туапсинского направления одно из лучших своих соединений- моторизованную дивизию СС «Викинг» - и перебросить ее на малгобекское направление. 3 Однако, несмотря на ввод в сражение подразделений «Викинга», добиться полного и безусловного контроля над Малгобеком не удавалось. Город и его окрестности по-прежнему переходили из рук в руки. Руины Малгобека, наконец, были заняты 5 октября 1942 г. понесшими за предыдущие 12 дней боев большие потери частями дивизии «Викинг» и 111-й пехотной дивизии. Восточнее и юго-восточнее разрушенного города советские войска вновь сумели организовать очередной устойчивый оборонительный рубеж, на преодоление которого сил у армии Клейста уже не оставалось.
Таким образом, продолжавшиеся в течение целого месяца бои за Малгобек завершились фактическим срывом всего замысла германского верховного командования по овладению нефтяными центрами на юге СССР. В этом единодушны как советские, так и немецкие исследователи. Уже процитированный выше Пауль Карелл в своем фундаментальном труде «Восточный фронт» подводит исчерпывающий итог боям сентября-октября 1942 г. южнее Моздока: «Последний шанс завладеть нефтяными месторождениями Баку так и остался нереализованным. Вблизи от главных целей кампании наступательный порыв принимавших участие в операции «Барбаросса» войск иссяк. Терек стал границей немецкого завоевания».
Только в конце октября войска 1-й танковой армии смогли возобновить наступление, но не на грозненском, а на нальчикско-орджоникидзевском направлении. Правда, в этом наступлении принимали участие далеко не все подвижные части армии.6 Между тем, как уже отмечалось выше, в боях за Малгобек в сентябре-начале октября под конец участвовали все до одного подвижные соединения группы армий «А». До конца они не были сняты с малгобекского направления и в период проведения наступления на Нальчик и Орджоникидзе - германское командование продолжало наступательные действия мелкими группами танков в районе Малгобека. То, что по своим боевым возможностям наступавшие на Нальчик и Орджоникидзе немецкие дивизии были далеко не теми соединениями, которые начинали штурм Малгобека в сентябре 1942 г., свидетельствует весь ход Нальчикско-Орджоникидзевской оборонительной операции.
Таким образом, на основе всего вышесказанного можно сделать ряд выводов. Летне-осенняя кампания 1942 г. была призвана сыграть важнейшую роль в исходе всего советско-германского противостояния. В ходе этой кампании Северному Кавказу отводилась на первом этапе (с конца июня по конец августа 1942 г.) главнейшая, а затем- одна из самых главных, наряду со Сталинградом, ролей. В июле-августе, благодаря полной укомплектованности, прекрасной боевой подготовке и высокому наступательному духу войска группы армий «А», наступавшей на Северном Кавказе, добились больших успехов и вышли к концу августа 1942 г. на подступы к Грозному. В дальнейшем, однако, после переброски все новых частей на сталинградское направление в момент решающих событий под Малгобеком в сентябре-октябре 1942 г. на Кавказе действовали только две немецкие армии - 1-я танковая и 17-я, удерживавшие крайне растянутый фронт, что в условиях непрерывно предпринимаемых советскими войсками контратак и контрударов не могло не отразиться соответствующим образом на их наступательных возможностях. После взятия Моздока германское командование со всей очевидностью определило малгобекское направление как основное, на котором должны были действовать лучшие соединения группы армий, в первую очередь - ее танковые и моторизованные дивизии. Об этом свидетельствует то, что из остававшихся у командующего группой армий «А» фельдмаршала В.Листа сил главную ударную группировку, включавшую все танковые дивизии группы армий - 1-ю танковую армию Клейста - он развернул именно на крайнем северо-восточном фланге - на малгобекском направлении. Однако сил этой армии в дальнейшем хватило лишь на то, чтобы после изнурительных боев захватить Малгобек и остановиться на рубежах восточнее разрушенного города. Этому способствовал ряд факторов - переоценка германским командованием своих возможностей, недооценка советских сил и способностей советской стороны к организации активной обороны, распыление сил немецкой стороны в ходе одновременного наступления по двум расходящимся стратегическим направлениям, переживаемые вермахтом объективные трудности в виде усталости и измотанности непрерывно наступавших в течение нескольких недель войск, сложности обеспечения в условиях топливного дефицита горючим наступающих моторизованных соединений. Разумеется, важнейшим условием срыва немецкого наступления в ходе Малгобекской оборонительной операции явились стойкость и героизм советских солдат, населения северных районов Ингушетии, оказывавшего всю возможную помощь и содействие защитникам Малгобека. Употребленное нами выше при описании напряженности и драматизма боев за Малгобек выражение «кавказский Сталинград» в этих условиях не кажется преувеличением. Конечно, мы далеки от мысли проводить полную параллель между грандиозной битвой, разворачивавшейся на Волге, и сражением за мало кому известный даже в СССР городок нефтяников, затерянный в северокавказских степях. Масштабы сил и средств, задействованных обеими сторонами; продолжительность борьбы; наконец, психологическое значение исхода этой борьбы в случаях со Сталинградом и Малгобеком, конечно же, несопоставимы. Но мы берем на себя смелость утверждать, что в смысле ожесточения и упорства сражения, а самое главное - по тому значению, которое его исход имел для судеб всей летней кампании 1942 г., Малгобекская операция вполне сопоставима с наиболее драматичными моментами битвы на Волге. Если брать за основу не символику, а реальное значение овладения тем или иным пунктом для дальнейшей судьбы советско-германского противостояния, то по причинам, описанным выше, изначальное стратегическое значение Малгобека совершенно бесспорно.
Если же говорить о влиянии, которое Малгобекская операция советских войск оказала на изменение планов германского высшего командования осенью 1942 г., то оно также представляется неоспоримым. Тот факт, что в течение более чем месяца ударная группировка действующей на главном стратегическом направлении группы армий вела изнурительные бои с переменным успехом на фронте в несколько километров, добившись при этом крайне незначительных результатов, само по себе означало срыв первоначального плана стремительного прорыва к нефти советского юга.

Т. Матиев,
кандидат исторических наук

1. Карелл П. Восточный фронт. Гитлер идет на восток. T.I. M., 2003.C
2 См. История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 гг.Т.2, М, 1961. С. 464.
3 Добровольческая дивизия СС «Викинг» (командир- бригадефюрер СС Ф. Штайнер) была сформирована в конце 1940 г. в составе фронтовых частей СС (т.н. Waffen SS) и включала три полка («Вестланд», «Нордланд» и «Германия»). Наряду с тремя другими моторизованными дивизиями СС - «Адольф Гитлер», «Рейх», «Мертвая голова» - с июня 1941 г. участвовала в военных действиях на советско-германском фронте. Как и все вышеперечисленные дивизии, обычно направлялась командованием на самые трудные и ответственные участки фронта, пользуясь славой соединения, способного любой ценой добиться выполнения поставленной задачи в силу прекрасной профессиональной подготовки, выучки, фанатичной преданности нацистским идеям личного состава, а также оснащения новейшей военной техникой и вооружением.
4 См. Ингушетия в Великой Отечественной войне. Кн. 1. Ростов-на-Дону,2005.С.26.
5 Карелл П. Ук. раб. С. 468.
6 Там же. С. 200.

 

 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru