новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  3 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 49 (9816), суббота, 7 апреля 2007 года

Целебный источник кафедры
Мы все помним из детства, как нас переполняло чувство величия, когда в 9-х, 10-х классах нам в редчайших случаях доверяли заместить учителя начальных классов. Обычно, это была девочка с примерным поведением и прилежанием. А представьте себе, обучаясь в 10-м классе, вы ведете самостоятельно урок немецкого языка в 9-м классе в знак доверия за призовые места в республиканских олимпиадах ЧИАССР. А затем, еще более волнующее доверие к твоей персоне в восемнадцать лет. Выпускнице средней школы №2 ст. Орджоникидзевской, 1976 года выпуска, предлагают по рекомендации директора данной школы Тимофеевой Р.А. работу в Нестеровской средней школе №2 Сунженского района в качестве учителя немецкого языка, ввиду отсутствия специалистов такого профиля, где она проработала целый учебный год.
Вот так начался предопределенный Всевышним преподавательский путь ныне доцента кафедры немецкого языка ИнгГУ, кандидата философских наук, почетного работника образования Парижевой Мовлотхан Ахметовны – матери троих взрослых детей.
Когда видишь творения искусства, ты благоговеешь перед ними, не думая об авторе некоторое время, а потом понимаешь, что все это есть выражение авторского мироощущения. Как художнику запечатлеть в своих трудах человеческую толерантность, высокую нравственность? Думаю, это очень сложно. Попытаюсь хотя бы словами передать потрясающие качества этого человека.
Мовлотхан Ахметовна – человек удивительной судьбы. Гарант искренности человека – его совесть, гарант совести – сам человек, а судья человека – Всевышний. Вот он, замкнутый круг, в котором уютно моей героине.
В 1977 г. уже с годичным педстажем Мовлотхан Ахметовна поступает в КБГУ на факультет романо-германской филологии по специальности «Немецкий язык» на заочное отделение, совмещая учебу с работой в школе, которую закончила годом раньше. Получив диплом через шесть лет, как об этом рассказывает сама Мовлотхан Ахметовна, не ждала перемен. Она преданно обучала школьников, снискав уважение коллег, учащихся, их родителей и проверяющих инстанций.
В 1993 г. по рекомендации Албогачиевой Н.Ю. – зам. директора ИПК РО РИ, она была приглашена в ИПК в качестве методиста немецкого языка, где проработала одиннадцать лет, совмещая эту работу с работой в ИнгГУ.
Долгие годы я работала вместе с Мовлотхан Ахметовной в одной школе (ОСШ №2). Она владела потрясающим постоянством толерантности. За внешним спокойствием прослеживалась уверенность в правильности своих поступков. Думаю, это и был секрет ее востребованности. Ведь одного профессионализма недостаточно, чтобы ты стал объектом естественного внимания. Это подтверждается ее ежегодным участием на курсах, в семинарах, поездках за границу.
Весной 2000 года Мовлотхан Ахметовна от ИПК была направлена на курсы повышения квалификации в Академию подготовки и переподготовки педагогических кадров в г. Москву. По итогам всех форм обучения, оказалась в числе лучших по профессиональным качествами ее  делегировали в Гете-институт для участия в семинаре по практике речи, в завершении  которого были предложены анкеты с тестами для заполнения. Из Гете-института она привезла богатейший материал для школ республики, врученный ей руководителем семинара г. Куртшафтом за высокий профессиональный уровень. Это и иллюстративный, аудио-видеоматериал, страноведческие альбомы, географические карты Германии и т.д. Мовлотхан Ахметовна привезла этот огромный багаж из Москвы, невзирая ни на какие трудности. Весь этот материал дошел до учащихся школ, а также был использован на ежегодных курсах учителей немецкого языка, за что ей были признательны творческие учителя, руководство Минобразования и ИПК. Вот где обилие потрясающей добропорядочности, состоящее из таких поступков, хотя сама она  заметила: «Я счастлива, если доставила кому-то радость».
И каково же было удивление ингушской «немки», когда в августе этого же года в ее доме раздался телефонный звонок из Гете–института о том, что она прошла конкурсный отбор по результатам тестов и что ей назначена стипендия, означающая бесплатную поездку и пребывание в течение месяца в Германии на языковых курсах в студенческом городе Геттенге. И, конечно, Мовлотхан Ахметовна себя и там утверждала знаниями по немецкому языку, а самое впечатляющее то, что она представляла Северный Кавказ в единственном числе. Там были учителя из Англии, Франции, Италии и т.д., которые с нашей республикой знакомились через культуру, нравы, образованность нашей героини. Она живет в людях, которые ее знают и для людей, которых знает.
На кафедру иностранных языков ее рекомендовали Нальгиева Л.А. – ныне заведующая кафедрой иностранных языков, к.ф.н. и Базоркин А.М. – ныне зав. кафедрой физической культуры, к.п.н., которых, как считает Мовлотхан Ахметовна, она имела счастье встретить на своем пути. Волею судьбы в 1995 г. она была по приказу принята ассистентом кафедры иностранных языков ИнгГУ, а через пять лет на конкурсной основе была утверждена в этом же качестве на данном факультете. Через семь лет плодотворного труда была приглашена на кафедру немецкого языка ИнгГУ. Моя героиня рассказывала, как мучительно принимала решение уйти из родной школы в вуз, понимая, что ответственность - трудная ноша. Где бы она ни работала, бесспорно одно: оставила о себе мнение беспристрастного, грамотного человека. Чтобы получить информацию из первых уст, я встретилась с зав. кафедрой немецкого языка, доцентом Котиевой М.А., которая безудержно говорила о благородстве, профессионализме и заслугах своего преподавателя и по секрету рассказала, как она «переманила» Мовлотхан Ахметовну на свою кафедру в 2002 г., имея самые чистые  намерения: принести реальную пользу студентам стационара немецкого отделения. Котиева М.А. называет Мовлотхан учителем от Бога, «первой ласточкой» на кафедре, что ее благородство имеет глубокие корни.
В короткой беседе с деканом филологического факультета ИнгГУ Кулбужевым М.А. – кандидатом филологических наук - был получен блиц–ответ: «Ее работа – для нее наркотик. Побольше бы таких людей».
«Самое трудное – уметь быть терпеливым и выражать себя понемногу, капля за каплей». Эти слова Р. Роллана выражают суть нрава преподавателя. Ведь большое самообладание говорит о большом сердце, а ее чувствительность склоняет нас к душевной щедрости.
В 2002 г. Мовлотхан Ахметовна поступает в аспирантуру при ИнгГУ под руководством доктора педагогических наук, профессора Жеребило Т.В., избрав специальность «Русский язык». Свою диссертацию по теме «Особенности функционирования лингвистических терминов в профессиональной речи» защитила в 2005 г. в Ставропольском Госуниверситете. Научный руководитель Жеребило Т.В. была очень признательна своей подопечной, рассказывала о ней много и конкретно: «Великолепно владеет своим делом, этична, развито чувство коллегиальности, приложила огромные усилия при подготовке диссертации, очень ответственна». Татьяна Васильевна рассказала о благодарном поступке Мовлотхан Ахметовны в отношении диссертанта, который защищался вместе с ней.
Занятия, которые Мовлотхан Ахметовна проводит со студентами – это совокупность поступков-шедевров, переходящая в форму опыта для молодых специалистов. Мне удалось пообщаться с Костоевой Т.Х. – ассистентом кафедры немецкого языка, стаж работы которой три года: «Педагога можно узнать по одежде, по манере держаться, по изящному слову. Я выпускница первого выпуска ИнгГУ и Мовлотхан  Ахметовну ценю очень высоко. Она  без устали, без амбиций проявляет заботу о нас: будь то методика преподавания немецкого языка, необходимость профессиональной литературы или психологические секреты общения со студентами. В выборе своей профессии я обязана Котиевой М.А. и Парижевой М.А. Их образованность и доброта – пример для подражания».
Люди, которым назначено сеять добро, явно заметны в обществе и их присутствие часто необходимо.
В 2001 г. Международная организация CARE проводила семинар в рамках «Социально-психологических программ повышения квалификации работников образования», который проходит в г. Назрани. Мовлотхан Ахметовна в качестве лектора приняла в нём самое активное участие, ведь занятия психологического характера проводились и с детьми, и их родителями–беженцами, которым она запомнилась как заботливый и добрый человек.
В 2003 г. моя героиня проходила стажировку по повышению квалификации преподавателей вузов в МПГУ в течение четырех месяцев, сдав экзамены на оценку «отлично». В этом же году летом от Минобразования ее командировали в Минск (Белоруссия) в качестве руководителя студентов из Ингушетии с целью языковой практики в общении с носителями языка. Организатором такой встречи являлась Белорусская Ассоциация клубов ЮНЕСКО.
Оценивая студента, преподаватель должен знать, что студент параллельно оценивает и его. По Сент-Экзюпери, себя судить трудней, чем других, а кто этому научится - есть мудрец. У студентов, в силу молодости, такого опыта мало, но своему преподавателю они доверяли полностью. «Мовлотхан Ахметовна отзывчива, порядочна, обучает нас интересно, одевается элегантно», - делились мыслями студенты III курса немецкого отделения Галаева Марина  и Нальгиева Люба. В телефонном разговоре студент–«немец» III курса Мурзабеков Муслим поведал: «Она - человек знающий и любящий свой предмет. Преподаватель, которого искренне можно назвать другом. На ее занятиях интересно».
Мне кажется, что Мовлотхан Ахметовна приручила свою судьбу, сама того не осознавая, несмотря на все жизненные перипетии. В ее печальных глазах есть все: учеба, работа, наука, страдание, человеческие отношения, долг, как нравственное понятие, которое воспринимается ею как аксиома. Она живет, как говорит и говорит, как живет.
Мовлотхан Ахметовна считает, что ее чаще окружали достойные люди, и если и есть какие-то успехи в ее жизни, то это благодаря их профессионализму, отзывчивости и подлинному примеру. «Без их доверия, их неоценимой помощи я не испытала бы радости за результаты повседневной жизни», - говорит она, и выражает глубочайшую  признательность коллегам по родной школе, по ИПК, а также своим авторитетным наставникам Катиевой М.А. – зав. кафедрой немецкого языка, профессору, к.п.н. Жеребило Т.В., мэтру аспирантов доктору химических наук, профессору Захидат Хасановне Султыговой, всем молодым членам кафедры немецкого языка, которым, как она полагает, сумеет еще помочь в их профессиональном становлении. Особая благодарность самым строгим судьям – студентам, чья пытливая молодость и жажда знаний заставляют ее работать над собой.
«Образование – это то, что остается, когда все выученное забыто», - сказал писатель Д.А. Гранин. Мовлотхан Ахметовна имеет научные и учебно-методические труды, работает над монографией, думаю, что это начало большой научной работы. В этом ей оказывает помощь, как она говорит, мастер своего дела, носитель профессиональных знаний, человек умеющий увлечь и зажечь Жеребило Татьяна Васильевна.
Каждый прожитый день – это урок жизни, а первые уроки, как известно, начинаются из семьи. Мовлотхан Ахметовна с особой нежностью говорит о своей чуткой матери Дибхан Юнусовне, которая воспитала пятерых детей, дала всем не только высшее образование, а, самое главное, развила в них чувства благородства и благодарности, так как сама является носителем добродетели. В этой дружной семье Мовлотхан Ахметовны брат Алаудин – мелиоратор по специальности, сестры Хава – экономист, работает в Московском Университете леса, который сама и заканчивала, Заира – акушер-гинеколог, живет и работает в Москве, закончила с красным дипломом Смоленскую Медакадемию, а затем ординатуру в Российской Медакадемии последипломного образования.
Очень трогательно рассказывала о своих детях Кастоевых Вахе, Руслане и Розе, которые радуют ее  серьезным отношением к жизни. Ваха и Руслан – выпускники ИнгГУ: Ваха закончил исторический и экономический факультеты, работает в ГОВД г. Карабулак; Руслан закончил экфак, работает в Республиканском Управлении  инкассации; дочь Роза – студентка IV курса экономического факультета ИнгГУ, президентская стипендиатка, которая параллельно учится на III курсе юридического факультета ИнгГУ. Успешность детей, их здравие для матери есть целительный приз Всевышнего Творца, хотя в сердце ее всегда присутствует необъяснимое волнение, которое рассеивается мыслью о том, как говорит Мовлотхан Ахметовна, что у детей есть крепкое отцовское плечо, его добрый совет, как психологическая защита, в которой нуждаются дети в любом возрасте.
В заключение беседы я попросила Мовлотхан Ахметовну экспромтом обратиться к студентам с просьбой, советом и пожеланием и услышала:
1) просьба: трудиться неустанно, ведь нива науки безгранична;
2) совет: не отчаиваться в трудную минуту, так как безвыходных ситуаций нет;
3) пожелание: найти единственную дорогу, на которой хотелось бы приносить пользу себе и своему окружению, излучая добро.
Не сомневаюсь, что люди, творящие добро в мыслях, чувствах и поступках испытывают полное счастье, душевное равновесие. Парижева Мовлотхан Ахметовна относится именно к такой когорте людей. И уверена, что частицу такого блага приобретает каждый, кто хоть раз соприкасался с ней.
Почитав рукопись, Мовлотхан Ахметовна добавила: «Учителем в мыслях я была, наверное, с рождения, а в выборе немецкого языка для меня была авторитетом старшая кузина Фатима Танкиева – Парижева, которая стала во многом для меня примером».
Л. БОЛГУЧЕВА,
заслуженный учитель РИ

 

 

Что мы знаем о нём?
Слабый голос Бекхана едва можно было узнать. Звонил из Москвы.
Старался говорить бодро, хотя это ему стоило огромных усилий.

Что мы знаем о нём, краеведе и искателе, выросшем в маленьком ингушском селении Барсуки. Отец Бекхана – Хабриев Цех-Махмад был уважаемым в селе стариком. За честное, нелестное слово, спокойный,  внушающий тон и мужество духа – с ним считались сельчане. И сегодня в Барсуках живёт его старенькая, добрая мама - Тази, которая видит Бекхана, неспокойного, ищущего, и желаю-щего всему миру сказать о том, каким прекрасным является его маленький, но гордый ингушский народ.
Несколько лет назад взялся Бекхан Хабриев писать труд «Неизвестная Ингушетия». Нет, не на ровном месте родилась идея. Он шёл к ней давно.
И на этом пути были встречи с руководителями республики и учёными, известными в науке людьми и богословами, художниками и композиторами. Он не идёт по накатанному пути, не переписывает то, что сказано другими, а находит образы сильные, впечатляющие, представляющие этот народ.
Книга требовала усилий не только интеллектуального, но и организационного характера. С огромным удовольствием общался Бекхан с историком Тамерланом Муталиевым, так много успевшим за свою короткую жизнь. Акиев Хасолт поведал Хабриеву о многих неизвестных страницах истории. Огромная помощь в  работе была оказана Газиковым Берснаком - краеведом и искателем древних тайн народа. Он - с этнографом Я.Чесновым, с философом А.Танкиевым, с фольклористом И.Дахкильговым, с писателями и поэтами, с художниками и спортсменами…
Сколько горных сёл он исходил, сколько раз побывал на Столовой горе – и летом, и зимой, в ясный день и в непогоду! С ним рядом были друзья и коллеги... Любил Бекхан в Джейрахе приходить к Джамали Ахильгову со своими радостями и поражениями. «Самый красивый дом в горах», - не скрывает он своего восторга от доброты хозяев и эстетики интерьера.
Столовая гора, Святилище Мятцели… Святыня к которой поднимались некогда предки ингушей. Но ведь остались те, кто помнит рассказы старцев о тех далёких временах. И снова поиск людей, их потомков. Хаутиев Зелимхан - друг юности, потомок известного некогда последнего жреца из ингушей – Эльмарза, вместе с Бекханом собирает огромный материал о легендарной личности гор, приходят к Азе Базоркиной и рождается совершено уникальная статья «Эльмар-Хаджи Хаутиев – последний жрец Ингушетии». Эльмарз, проживший 157 лет, был почитаем в народе, имел божественный дар мудрости.
Где только не был он вместе с Хаутиевым, Ведзижевым… Ведь Бекхана интересует всё: потомки самых первых переселенцев из казаков, их самобытная культура, самый древний дом плоскостной Ингушетии, старинные орнаменты… Они побывали во многих горных селениях: Таргим, Эгикал, Вовнушки, Хамхи, Пуй. И не раз. Здесь же они обратили внимание на бесхозное и разорительное отношение к памятникам старины первых отрядов  военных, оказавшихся в горах. И об этом появляются публикации в центральных СМИ.
А как восторженно ищет Бекхан материал о семье Цолоевых, Кокурхаевых, Накастхоевых, Чабиевых... И появляются одна за другой статьи: «Горы любят сильных»,  «Прошлое и настоящее рода Кокурхоевых»... Бекхан ищет и находит биографии сильных личностей, собой олицетворявших сокровенные черты добропорядочности и святости в годы принятия народом ислама.
Несколько эпизодов из творческой жизни Бекхана могут сказать о нём. В годы работы в Совете Федерации в роли помощника депутата, он организовал выставку картин Хашагульгова Али и Базоркиной Азы. Праздник состоялся. Следом в Доме актёра вместе с М.Базоркиным они организовали творческий вечер Али. Здесь же была выставка его картин, играла старинные мелодии Хашагульгова Мадина, читал свои произведения поэт, философ и совершенно уникальный человек Али Хашагульгов. Скромный по жизни он был безумно благодарен Бекхану, который появлялся в его жизни в самое сложное время и умел поддержать. Нет сегодня и Али с нами, и Мадина далеко за пределами страны. Осталась память.  
И снова Бекхан в Ингушетии. Ищет материалы о горцах, участниках войн, известных и безызвестных личностях. Пытается как можно больше записывать рассказы стариков и бабушек, и не устаёт повторять: «Мы с тревогой отмечаем, как с каждым днем и с каждым часом теряем бесценные свидетельства нашей истории… Уходят из жизни наши старики – свидетели истории народа. Сказано мудрыми: умерший старик – сгоревшая библиотека.Снова в дороге, в поиске. Уже с Мерешковым Султаном, которого он называет находкой для ингушей.  
Весной 2002-го Бекхан решил возродить былой свадебный обряд ингушей. Собрал оргкомитет, в который  вошли Ведзижев Ваха, Цолоев Сайфудин, Сусуркиева Ася, Тариева Лиля и др. От идеи до претворения немало нужно сделать: организовать кортеж, лошадей, джигитов, умеющих ещё и гарцевать. Договорился с Кадетским корпусом, и в день свадьбы мы видели джигитов в ярких черкесках на лошадях с красивой сбруей. Фаэтон, который не так легко достать. А Бекхану нужен именно древний. И находит. Надо  вправить колесо, покрасить, украсить войлоками. Ну, мало ли ещё сколько  дел! И вот, наконец, день свадьбы. День выдался ясный. Отправляемся за невестой. Только выехали на трассу, а колесо фаэтона отскочило и покатилось. Все в недоумении и только Бекхан шутит, смеётся, а сам бледный. Расстроился. Свадьба удалась. Вспомнили былой обряд шуточного сватовства, ловзар. В один ряд посадил всех: директора ГТРК «Ингушетия» и имама, советника президента и кандидата наук, хлебороба и родственника… и началось сватовство! Такое только Бекхану под силу. А он радуется: «Это наша с вами культура. Мы все выросли в ней!» Сколько смеха и шуток. И после «состоявшегося» сватовства Ваха резюмирует “невестке”: «Это только Аллах знает, что ждёт нас там, дома!» И снова танец, как вечное движение и жизнь.
А с каким вдохновением наблюдали всё это старики. Вот перед старейшинами показывают своё искусство гарцующие лошади, а кадеты-горцы ловко управляют ими, девушки в национальных платьях плавно плывут в танце.
И продолжение праздника – в день выхода невесты к роднику.
И снова новая идея. Нужна картина старинного памятника. Он  одновремен-но обращается к нескольким художникам, а затем вдруг восторженно, с детской радостью говорит: «И всё-таки мельницу в Барсуках лучше всех написал художник…».
Бекхана можно встретить везде: во Владикавказе и в Магасе, в Научном институте и Университете, на Столовой горе и в отдалённом селе... Он в издательствах и редакциях, на страницах газет и журналов. Музею дарит архив, собранный в архивах Владикавказа. А легко ли ему? Семья далеко. Детям нужна поддержка, а он всеми мыслями то «на Столовой горе», то в «древней истории рода».., с огромным грузом бумаг из Москвы и обратно, пешком и без транспорта, договариваясь то с одним, то с другим фотографами, в постоянном поиске... Сколько фотографий  переведено им в слайды. А фотографы забывают подчас, что обряды и праздники не так легко ему давались, и Бекхан с досадой видит: фотографии пошли по свету, и он начинает повторять, так как очень хочет дать новое, своё.
Сколько раз надо подняться к тому же уникальному комплексу Эрзи, чтобы застать и показать раз и навсегда ширь и красоту родного края: белоснежные вершины гор и леса, солнце и облака, уникальных лошадей и вид Джейрахской котловины!
Он сумел запечатлеть у реки селение Ольгетти, снесённое стихией летом 2002 года. Оно кануло в Лету. У него оно есть.
Как уговорить фотографа подняться вновь на Столовую гору, проваливаясь в глубоком снегу, чтобы запечатлеть Мятцели в снегу. Он смог!
Идеи следуют одна за другой. То он собирает круглый стол по теме: “Ингушский танец: вчера и сегодня”. Снова организация научной и творческой интеллигенции, старейшин и молодёжи в стенах Кантышевской школы. Этикет танца, разговор танца, прошлое танца. Делятся воспоминаниями старейшины, говорят о проблемах руководители танцевальных коллективов, вспоминают первые ансамбли возвращавшихся домой ингушей. Здесь же выставка картин, повествующих о красоте древнего края, рождавшего культуру этого народа.
Сколько раз читал мои статьи Бекхан: «Ну, вроде всё правильно пишешь. Но, повтори». Понятно: никакое изобилие слов не даст эффекта, если не прошло через душу. Или по телефону его голос: «В станице Вознесеновская живёт старейшина. Ему 115 лет. Человек уникальной души и судьбы. Илиев Джабраил. Он из Ангушта. Вся история в его памяти».  
Как-то Бекхан в редакции газеты «Ингушетия» слушает рассказ А.Дударовой. Ашат поведала ему историю о том, как в 30-х годах ХХ века мулла Гагиев был отправлен в ссылку. В заключении, на одном из мероприятий кто-то, указав на Гагиева, сказал, что он обладает прекрасными вокальными данными. Отказываться было поздно. Обратившись к ингушам и чеченцам, которые не принимали участие в художественной самодеятельности, молодой мулла сказал: «Поддержите», и стал исполнять «назым» - религиозное песнопение. Все подхватили. Он повторял вновь и вновь по просьбе начальства и заключённых. Осуждённый за религиозные взгляды, он пел религиозные песни. Зал замер. А голос муллы всё звучал, повествуя о вечности, перед которой всё меркнет и остаётся лишь то, что ты сделал хорошего на этой земле. Бекхан Хабриев слушал со слезами эту историю и попросил: «Напиши, и дай мне эту статью».
Как объять необъятное! Как не сказать о малом и бездонном, о древнем и вечном. Вот здесь и не понимают его многие. Непохожий на всех, неординарный. Кепочка, очки, огромный портфель, открытая душа и новая волна идей.
Почему мне вдруг захотелось написать о нём? Его можно назвать чудаком,  краеведом, не замечать, не признавать то, что делает он, считать и пересчитывать, не понимая, что такие чудаки нередко поднимали пласты, шли и шли, несмотря на невзгоды. Несколько образов, созданных им, настолько сильны, что понимаем, всё пустое уйдёт, а оно останется. Надолго. Уникальное не рождается с ходу и приходится повторять, обновлять, сопоставлять и вновь искать. И ни в себе он ищет величие, а всё мечтает показать глубину и ценность до боли родной ему культуры. Но ведь и жизнь не бесконечна, и силы тоже.
Надо отдать должное друзьям, к которым приходит Бекхан, как к себе домой. В каждый дом он входит как в свой и своим становится в нём. Он настолько чувствует взаимность, что не будет надоедать, знает к кому можно обратиться как к другу, и тот поймёт, а с кем поздороваться достаточно, чтобы не возвращаться вновь. Огромный портфель, и настроение как на ладони. Приходит, когда хорошо и когда очень плохо. К Азе Базоркиной - искреннему человеку, Ашат Дударовой – с кем делится успехами и поражениями, Вахе Ведзижеву -  другу детства и односельчанину, где его ждут как самого желанного человека, к Майсиговой Зое, Кодзоеву Нурадину, Гадаборшеву Абу, Шадиеву Хусену, Мальсагову Ахмеду, Хаутиеву Зелимхану…
Огромное уважение и благодарность за мудрую политику Бекхан имеет к руководителю республики – Мурату Зязикову.
Бекхан любит своё родовое село и гордится им. «Наша мечеть будет самой красивой!» - восторженно говорит он, довольный светящимися мириадами цветов обновлённого купола старинной барсукинской мечети. Чуть дальше старенький дом, хранящий память семейных традиций Хабриевых, огромный сад и Мама, которая ждёт Бекхана с букетом полевых цветов.
И в этом тоже его оригинальность. Он так и остаётся взрослым ребёнком.
«Как станет легче, я вернусь», - говорит он о доме родном, - своей Ингушетии, рассказать о которой мечтает книгой «Неизвестная Ингушетия».
З.Дзарахова




 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru