новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  3 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 40 (9807), четверг, 22 марта 2007 года

Слово об ушедшем друге
Жизнь – не вечна. Каждый человек уходит в мир иной в отведенное ему Всевышним время. Эту истину мы хорошо усвоили. Но, тем не менее, мы очень тяжело переносим смерть близкого нам человек, трудно воспринимаем то, что сегодня его нет среди нас, хотя, не позже, чем вчера, мы с ним были вместе. Неважно, кровно родной он или друг, товарищ, с которым ты рядом жил, вместе работал, вместе с ним делил свои радости и печали – одинаково больно.
Больно вдвойне, когда из жизни уходит человек, которого ты близко знал и который ушел, оставив после себя заметный след добрых дел во имя своего народа, во имя процветания нашей Республики Ингушетия. Именно таким мы знали и будем помнить Або Мальсагова – писателя, ученого-исследователя литературно-художественного наследия ингушского народа. На днях его не стало. Эту весть воспринял наш народ, как тяжелую, невосполнимую утрату. Свидетельством тому является состоявшаяся многолюдная траурная церемония.
Я знал Або Мальсагова со студенческих лет. Длительное время он работал научными сотрудником отдела литературы Чечено-Ингушского научно-исследовательского института истории, языка и литературы, одновременно преподавал ингушскую литературу в госинституте, стал кандидатом филологических наук. Он редактировал литературный альманах «Утро гор», работал главным редактором республиканского радио.
Последние десять лет Або был главным редактором литературно-художественного и общественно-политического журнала «Литературная Ингушетия», который был создан по его инициативе и регулярно выходил, благодаря его энтузиазму и организаторским способностям.
Более тридцати лет я был постоянным автором и переводчиком на ингушский язык многих публикаций вышеуказанных журналов. Поэтому я знаю с каким рвением и знанием дела Або работал на каждом из этих участков, выполняя свои обязанности. Я всегда восторгался его трудолюбием, умением одновременно активно заниматься литературоведением и преподавательской работой в госуниверситете.
Або Мальсагов жизнь прожил достойно. Светлая память о нем всегда сохранится в сердце каждого, кто его знал.
Дала гешт долда цунна! Дала къахетам болба цунах!

Султан-Гирей КОТИЕВ, ветеран журналистики             

 

ОСТАНЕТСЯ ПАМЯТЬ
И БЛАГОДАРНОСТЬ ЛЮДЕЙ
Ушел из жизни Або Увойсович Мальсагов, известный литературовед и литературный критик, ученый-фольклорист, педагог и публицист. Кажется, буквально вчера он отмечал замечательный юбилей – свое 65-летие и  пятилетие созданного им журнала «Литературная Ингушетия».  В нынешнем году, в начале осени, планировалось отметить знаменательную дату – 70-летие со дня рождения. Все это  было... Время неумолимо, но остается память и  благодарность людей.
Он создал не просто журнал, он создал большой мост между читателями и писателями, миром творчества и повседневностью, открыл множеству людей клад народного фольклора, сказаний, традиций.   Журнал “Литературная Ингушетия” в том виде, в котором он был представлен в наше время читателю, мог стать плодом только щедрой души и зрелого разума, которые формируются в муках и радости творчества на протяжении не одного десятилетия. Такая задача могла оказаться подъемной, пожалуй, только для избранных, к коим Абу Мальсагова, сохранявшего в своем возрасте юношескую гибкость ума и подвижность мысли, можно было отнести вне всяких сомнений.
Восхождение А.У.Мальсагова к вершинам творчества не было долгим и мучительным. Его стремительный взлет на Олимп сравним разве что с полетом орлиной песни, устремленной к солнцу. И если удача (при всей относительности этого понятия) когда-то и изменяла ему, то, наверное, в этом была какая-то внутренняя необходимость. Извечная загадка России в том и заключается, что гений человеческий здесь может воссиять всеми гранями своего таланта лишь на обломках былого счастья и величия.
Родился Або Мальсагов 12 сентября 1937 г.  в селе Гамурзиево Назрановского района ЧИАССР.
В очень юном возрасте он пережил годы депортации. Вернулся Або Мальсагов на Родину с горячим стремлением доказать всем, как не справедливы были те, кто хотел под корень извести его народ. Народ, которому он  служил всю свою жизнь.
В1962 году недавний “враг народа” блестяще окончил историко-филологический факультет Чечено-Ингушского государственного педагогического института. Но его литературная деятельность, как и первые шаги на научном поприще, началась еще задолго до получения институтского диплома с круглым отличием. На протяжении всего периода обучения в стенах альма-матер, он возглавлял студенческое научное общество сначала факультета, а позже и института. К этому времени относятся и его первые литературно-критические статьи и очерки, увидевшие свет на страницах республиканской прессы. Одновременно он смело заявляет о себе и в серьезной литературоведческой науке, что в национальном литературоведении тех лет, претендующем на собственное осмысление “литпроцесса”, могло вызвать гнев “просвещенных” властей.
Уже обретя некоторую известность в научной среде, Або Мальсагов решает продолжить свое образование. В 1966 году он успешно заканчивает аспирантуру Дагестанского филиала Академии наук СССР и окончательно утверждается на научной и педагогической стезе. Впрочем, заниматься наукой он ни на день не прекращал еще со студенческой скамьи. Стоит отметить, что сразу после окончания института А. Мальсагов был сразу же приглашен в Чечено-Ингушский научно-исследовательский институт истории, языка и литературы, где он весьма успешно проработал с 1962 по 1978 год. Затем в течение пятнадцати лег он был главным редактором Чечено-Ингушского радио и первым заместителем председателя Гостелерадио ЧИАССР.
Научный интерес Абу Мальсагова был прежде всего обращен к богатейшему наследию национальной культуры, находившемуся тогда на грани забвения и гибели. Благодаря усилиям молодого научного сотрудника, в научный оборот вновь вернулись и утвердились теперь уже навсегда имена Тембота Бекова, Абдул-Гамида Гойгова, Ивана Давыдовича и Василия Иосифовича Цискаровых, Чаха Ахриева, Асламбека и Ибрагима Базоркиных, Капитона Чахкиева, а также многих других ингушских ученых, просветителей, поэтов, прозаиков, драматургов и публицистов.

Более сорока лет он занимался изданием учебной литературы, являясь автором целого ряда школьных и вузовских учебников, разработчиком учебных программ и пособий, составителем хрестоматий по ингушской литературе. Одновременно с этим он публикует свои исследования, связанные с изучением ингушского фольклора, а также дореволюционного периода развития ингушской литературы. В разные годы в Чечено-Ингушском книжном издательстве увидели свет его книги “Ингушский фольклор”, “Путь к зрелости”, “Писатели советской Чечено-Ингушетии”, “В боевом строю”, “В ногу с эпохой”, “Вайнахский юмор”, “Ингушская литература”, “Юмористические рассказы”, “За новую жизнь” и многие другие. И надо особо отметить, что труды А.У. Мальсагова, в отличие от многих работ его собратьев, ученых-гуманитариев, выполнявших политический заказ того времени, и сегодня не потеряли своей актуальности. Эта особенность творчества А.У. Мальсагова позволяет ему и по сегодняшний день оставаться в числе востребованных авторов. В своё время большим событием стал выход в свет в Назрани и в Москве двух его книг: “Рассказы о Цагене” и “Ингушский фольклор”.
Або Мальсагов относится к той немногочисленной когорте людей, которая много сделала для того, чтобы ингушская культура и национальная литература заняли прочное место в анналах мировой цивилизации. Большое число его научных статей и очерков, а также собственных литературных произведений, переводилось и переводится на многие языки народов мира. Они и сегодня достойно служат популяризации духовного наследия ингушей в самых разных точках земного шара. Поэтому участие А.У. Мальсагова в различных научных конференциях и симпозиумах всякий раз вызывало широкий интерес в научных кругах. Благодаря этому год от года расло число тех, кто обращался к сокровищнице самобытной национальной культуре Ингушетии с научными целями. Ингушская наука и культура от этого только выигрывали, т.к. сотрудничество ученых взаимообогащает и расширяет сложившиеся в научном мире взгляды.
К своему 70-летию Або Увойсович Мальсагов шел с солидным научным и педагогическим багажом. Сорок пять лет он сочетал научную и педагогическую деятельность в высшей школе с созданием школьных и вузовских учебников. В 1998 году ему было присвоено почетное звание заслуженного работника образования Республики Ингушетия. А еще раньше - в августе 1989 года - его заслуги в развитии ингушской литературы были отмечены высоким званием заслуженного работника культуры ЧИАССР. Общественное признание многолетней деятельности А. Мальсагова на ниве образования и культуры, его неутомимые исследования в области национального фольклора поставили его в один ряд с известными просветителями ингушского народа. И, наверное, можно с полной уверенностью утверждать, что свой долг перед нацией этот человек выполнил. Все эти годы он вел разделы по ингушской литературе и фольклору в самых различных энциклопедических словарях и справочниках, активно сотрудничал с центральными академическими изданиями, был соавтором ряда фундаментальных трудов, изданных в Москве. В числе последних можно назвать “Мифы народов мира”, “Мифологический словарь”, “А.М.Горький и литература народов СССР”, шеститомную “Историю многонациональной советской литературы”.
1997 год был ознаменован для ингушской культуры ярким событием - рождением нового литературно-художественного и общественно-политического журнала “Литературная Ингушетия”. Впрочем, выход в свет первого номера “Литературной Ингушетии” стал заметным явлением на всем культурном пространстве постсоветской России. В тот период даже ведущие центральные “толстые” журналы переживали острейший кризис, стремительно теряя своих читателей, уменьшаясь в объеме, значительно сокращая свои тиражи. Их региональные собратья и вовсе находились на грани гибели, выходя время от времени мизерными тиражами на бумаге самого низкого качества. А известный в бывшей Чечено-Ингушетии ингушский литературный альманах “Утро гор” и вовсе не выходил уже несколько лет. И в этот момент в Ингушетии увидело свет издание, добротное по содержанию и полиграфическому исполнению. Конечно, скептиков как внутри республики, так и за ее пределами, готовых поспорить, что ничего путного из этого начинания не получится, было хоть отбавляй. И только сам Або Мальсагов, создатель этого журнала, твердо верил в будущее “Литературной Ингушетии”.
Проблемы, вставшие перед журналом, действительно, казались труднопреодолимыми. Главная из них заключалась в том, что местные маститые поэты и прозаики оказались не готовыми представить на суд читателей сколько-нибудь значительные произведения. И тогда А. У. Мальсагов сделал ставку на молодых, еще неизвестных публике авторов. При своем журнале он организовал настоящую школу писательского мастерства - республиканское творческое объединение молодых и начинающих поэтов, прозаиков и драматургов. Это объединение стало.подлинной лабораторией Слова, и вскоре читатели “Литературной Ингушетии” узнали новые имена, заявившие о себе, благодаря заботам и поддержке Або Увойсовича Мальсагова. Среди этих имен хотелось бы назвать Зейнаб Албогачиеву, Эсет Газдиеву, Эсет Сусуркиеву, Рукет Махлоеву, Ханифу Джандигову, Залину Белхароеву, Али Албакова, Тамару Чаниеву, Амира Марзаганова, Нину Барахоеву, Инну Малыгину, Ингу Кузьгову, Макку Дударову.
За годы существования журнала “Литературная Ингушетия” на его страницах публиковались произведения таких известных авторов как Ахмет Боков, Салман Озиев, Саид Чахкиев, Султан Аушев, Юрий Верольский, Игорь Ляпин, Мурад Картоев, Светлана Анисимова, Марем Льянова, Гирихан Гагиев, Тимур Кодзоев, Урусхан Дударов и другие.
Заметную роль сыграл журнал и в возрождении ингушской драматургии, представив на суд читателей новые пьесы Ахмета Бокова, Саида Чахкиева, Азмат-Гирея Угурчиева, Сали Арчакова, Бадрудина Горчханова, Вахи Хамхоева, Эсет Сусуркиевой и других авторов.
Из номера в номер “Литературная Ингушетия” знакомила читателей с лучшими произведениями разных поколений поэтов, прозаиков, драматургов и публицистов Ингушетии. На страницах журнала всегда продолжалось серьезное научное и литературное исследование важнейших аспектов истории и быта ингушского народа, его богатого духовного наследия, запечатленного также в лучших фольклорных произведениях
Богатейшая народная этика ингушей, интеллектуальный потенциал нации, верность морально-этическим нормам сделали журнал “Литературная Ингушетия” одним из флагманов уникальной национальной культуры, сохранившей, несмотря ни на что, самобытность и преемственность поколений
А.У. Мальсагов, главный редактор журнала, завоевавшего популярность в читательской среде, всегда был  убежден, что национальная культура Ингушетии не может развиваться в изоляции от культур других народов. И поэтому “Литературная Ингушетия” постоянно публиковала произведения русских, дагестанских, калмыкских, кабардинских, балкарских, чеченских, черкесских, осетинских, карачаевских авторов. Большое внимание при этом уделялось переводам на ингушский язык произведений русской и мировой классики. Широта культурных пластов, затрагиваемых журналом, по праву сделала его средоточием высокой нравственности и непреходящих идеалов.
Не в последнюю очередь эти идеалы торжествуют благодаря учрежденному “Литературной Ингушетией” ежегодному конкурсу “Золотое перо”, в котором принимают участие молодые поэты, прозаики и драматурги. В их творчестве, свободном от идеологических пут и открытом новым ветрам, обретает зримые черты завтрашний день Ингушетии.
Только так, соединяя историческое прошлое и далекое будущее родного края, можно обрести гармонию в сегодняшней жизни. И это хорошо удавалось журналу “Литературная Ингушетия” под началом известного литературоведа и литературного критика, ученого-фольклориста, педагога и публициста Або Увойсовича Мальсагова. 
Помня о нем, мы  должны впредь предъявлять к  себе столь же  высокие требования, быть инициаторами новых добрых дел и начинаний на благо нашего народа и нашей республики.
Х. ШАХОВ

 

Ислам в вопросах и ответах
- Являются ли джины частью мусульманской религии?
Ответ: Они являются частью Вселенной, сотворенной Аллах1ом. Джины – это параллельный нам мир, обитатели которого также могут быть верующими или не верующими в Творца. Миссия последнего Пророка (Да благословит его Аллах1 и приветствует) распространяется и на них. В Судный день джины, как и люди, ответят за свои деяния и поступки перед Всевышним. Затем, в зависимости от дел в мирской жизни и от воли Господа, станут обитателями Ада или Рая навечно.

- Можно ли мусульманину праздновать Новый год, 8 марта, 9 мая, День Конституции, День Республики, День независимости и т.д.?
Ответ. Праздновать, как это обычно делается, со спиртными, застольями и гулянками, конечно же, нельзя. Однако относиться к этим дням как и выходным, поздравить тех, для кого они являются праздниками, - нет проблем.

- Просим разъяснить положение шариатского законодательства по отношению к следующему дорожно-транспортному происшествию. Если в результате дорожно-транспортного происшествия от полученных ран скончался пассажир, находившийся в автомобиле, а водитель данного автомобиля остался жив, то является ли факт смерти пассажира поводом для объявления потерпевшей стороной кровной мести водителю?
Ответ. Халатность водителя дорожно-транспортного средства, повлекшая за собой смерть пассажира, расценивается с точки зрения Священного Корана как непреднамеренное убийство. В Коране сказано: «Кто убьет верующего ошибочно, тот … выплачивает денежную компенсацию семье погибшего, кроме как в случае, когда они  откажутся от этого (простят)… и должен поститься два месяца подряд, как искупление пред Аллах1ом за содеянное. Аллах1 обо всем Сведущ и Мудр». (Коран, 4:92).
Мнение исламских богословов единодушно в том, что по результату непреднамеренного убийства категорически не допускается наказание виновного в форме смертной казни, тем более, кровной мести. Наказанием в такого рода случаях может быть только «аддия», т.е. материальная компенсация семье погибшего, которая выплачивается виновным при содействии его родственников на протяжении трех лет. Искуплением данного греха или ошибки перед Всевышним является непрерывный двухмесячный пост виновника дорожно-транспортного происшествия.
Также мнение исламских ученых единодушно в том, что как преднамеренные убийства, так и непреднамеренные могут быть прощены преступнику. «Лучше простить, чем наказать», - говорили богословы. В Священном Коране неоднократно говорится об этом, например: «…Кто же откажется от возмездия, то это искупление для него (т.е. прощение пред Всевышним для виновного и вознаграждения для простившего)». (Коран, 5:45). Также важно отметить, что во всех случаях прошения физического наказания и возмездия, с которыми люди приходили к Пророку Мухаммаду (Да благословит его Аллах1 и приветствует), он всегда призывал к прощению и мирному разрешению конфликта.

- Можно ли держать дома игрушки и книги с изображением людей и животных, ведь, по исламу, ангелы не войдут в тот дом, где есть изображения людей и животных?
Ответ: Пророк Мухаммад (Да благословит его Аллах1 и приветствует), обращаясь ко всем людям и ко всем поколениям, сказал: «Облегчайте, а не создавайте трудности, радуйте и не вызывайте неприязнь (прежде всего к исламу)». При Пророке (Да благословит его Аллах1 и приветствует) у детей его сподвижников были игрушки, и никаких порицаний или запретов со стороны Посланника (Да благословит его Аллах1 и приветствует) не было. Дети должны развиваться  и расти полноценно, а этому способствуют игры, игрушки. Желательно приучить ребенка складывать все игрушки в определенное место (ящик, шкаф).

 - Можно ли все молитвы совершить сразу перед поездкой на работу или после работы?
Ответ. До наступления времени молитвы совершение ее никак недопустимо. Если человек не имеет возможности совершить молитву в определеном для нее временном промежутке, то он выполняет ее при первой возможности, но уже не как обязательную своевременную, а как обязательную долговую.

 

Правила ритуального очищения
Воздаем хвалу Аллах1у – Господу миров, приветствуем нашего Пророка Мухаммада (Да благословит его Аллах1 и приветствует), его благочестивых сподвижников и потомков. Воистину, изучение правил ритуального очищения – частичное омовение тела и полное омовение тела, удаление наджасы (нечистот) и выполнение правил соответствующим образом, является одной из важнейших заповедей в религии, так как неправильное выполнение очищения приводит к тому, что намаз, возвеличенный Аллах1ом Всевышним, не будет  принят. Очищение –ключ к намазу, кто пренебрегает очищением – пренебрегает намазом.

Виды воды
Вода подразделяется на три вида:
Вода Тах1ир мутахх1ир (чистая и очищающая): то есть  чистая сама по себе и пригодная для очищения, она снимает наджас (нечистоты). Это абсолютно чистая вода, не  изменившая свое название при смешивании с чем-либо, например: дождевая, морская, речная, родниковая, колодезная, а также вода, которая текла из пальцев Пророка Мухаммада (Да благословит его Аллах1 и приветствует). Что касается «розовой воды», «цветочной воды» и т. п., то она  непригодна для ритуального очищения.
Вода «Тах1ир г1айру мутахх1ир» (чистая, но не  очищающая вода): то есть вода чистая сама по себе, но не  пригодная для ритуального очищения. Она не снимает и не удаляет наджас. К такой воде относится:
а) использованная – это вода использованная для выполнения обязательного ритуального очищения: малое омовение (Ууду), или полное омовение (Гусуль), или для полного удаления наджасы и при этом не изменившая свои качества (вкус, цвет или запах). Если же нечистоты не удалились до конца или вода изменилась из-за наджасы (нечистоты), то она нечистая (наджис);
б) вода, изменившая, в результате попадания в нее чего-либо тах1ира (чистого): если вода смешалась с чем-либо чистым, хотя можно было предотвратить смешивание и при этом явно изменилась, она непригодна ни для малого омовения (Ууду), ни для полного омовения (Гусуль), ни для удаления нечистоты (наджасы). Например в воду попало молоко или сахар и явно  изменился ее цвет, вкус или запах. Если же изменения воды не заметны – она пригодна для очищения. Исключением является морская соль, которая не влияет на пригодность воды, используемой для очищения, даже если сильно изменяет ее качество. Этого не скажешь про горную соль, которая приводит воду в непригодность.
Нечистая вода (наджис): теологи школы Аш-Шофий сказали: объем воды бывает большой и малый.
Мало воды – согласно шкале Аш-Шафиий – это меньше двух кулей. Много воды – два куля и больше.
Объем двух кулей равен объему круглой ямы диаметром – один локоть, около 49 см., а глубиной 2,5 локтя, примерно 216 литров. Если в малое количество воды попала непростительная наджаса (нечистота), вода становится нечистая (наджис), даже если не изменились ни по одному из трех качеств – вкус, цвет, запах.
Простительной наджасой (нечистотой) является мертвое насекомое, у которого не течет кровь, такое как муха, муравей и т.п. Например, если муха попала в воду, и умерла в ней, вода остается чистой. Если в большое количество воды попадает наджаса и не изменяет ее по одному из трех качеств: вкус, цвет, запах, она остается чистой. А если изменилась по одному из трех качеств, даже ненамного, вода  становится не чистой и непригодной для ритуальных очищений, согласно учению имама Аш-Шофий.

Раздел о наджасе
Наджасой является: кровь, гной, рвота, алкоголь, моча, кал, собака, свинья, труп животного, его кости и шерсть, кроме рыб, саранчи и человека.
Все, что отделяется от живого животного, рассматривается, как мертвое, исключением являются волосы, шерсть, перья, слюна и пот животных, которых можно употреблять в пищу, а также слюна и пот других животных, кроме собаки и свиньи, и все, что рождается у них. Отделенная кошачья шерсть – нечистая (наджис), а шерсть, отделенная от живого барана – является чистой (тах1ир), а если от него отделились конечность (лапа) и он живой, эта конечность – наджаса (нечистая). Животные (кроме собаки и свиньи и все, что от них рождается) все чистые. Наджаса бывает Хуклиййя (незаметная) и Айниййя (заметная).
Наджаса Хуклиййя (незаметная) – это наджаса, утратившая свой объем и качества – вкус, цвет, запах. Место, загрязненное наджасой, очищается проточной водой.
Наджаса Айниййя (заметная) – это наджаса, имеющая объем и качества – вкус, цвет, запах. Если моча мальчика в возрасте до 2 лет по лунному календарю, который питается только материнским молоком, попала на что-либо, то это место нужно сбрызгивать водой до тех пор пока оно не намокнет, в данном случае протекание воды не обязательно, согласно хадису Пророка Мухаммада (Да благословит его Аллах1 и приветствует), который передал Абу Дауд: «При удалении мочи девочки, нужно, чтобы вода протекла (по загрязненному месту), а при удалении мочи мальчика можно лишь сбрызгнуть водой». Моча маленькой девочки рассматривается, как моча взрослого человека.
Человеческая моча (за исключением детской – мальчиковой) удаляется путем литья на нее чистой  пригодной для очищения воды до полного удаления наджасы и ее свойств – вкуса, цвета, запаха. В том случае, если не удается удалить до конца цвет или запах, то это простительно.
Наджаса от собаки и свиньи, например, моча, кал и слюна, удаляется семикратным промыванием, один раз из которых со смешанной чистой землей (или глиной). Наджасу можно удалить  либо водой, смешанной с землей, либо насыпать землю на место, где была наджаса, затем смыть водой. Полное удаление самой наджасы (даже если это происходило многократно) считается одним разом. Пророк Мухаммад (Да благословит его Аллах1 и приветствует) сказал: «Очищение посуды, которую облизала собака,  осуществляется семикратным промыванием водой, один из которых смешан с песком (землей)». Передал хадис имам Муслим.
М. МУСЛИМОВ

 

 


 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru