новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  3 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 36 (9803), четверг, 15 марта 2007 года

Наха беркат доала говзал
Лор – малаг1а говзал я цунца нийсъе йиш йолаш?! Дала ший доккхача дикаех дика даь, къахетаме дакъа кховдадаь тоаба я ала йиш я лорий яр.

Цхьацца вай вахаре нийслуш дола г1улакхаш хьалха а тетташ, геттара цамагар совдаьнна ди ийшача мара долхац вай лорашка. Къаденна лазар д1адаккха г1ерташ дикка къахьега дезаш хул т1аккха лорий.
Ханнахьа лорашка ваха дарба дар бахьан долаш хийла саг этт1аве ца везаш к1алхара воал. Х1аьта, лораш фу нах ба, сенца белгала ба цар къахетам кхетадергда, лазар котдаьнна дарбанга сатасса больнице вахача саго.
Ц1аьхха, могашал телха со а нийсъелар Маг1албика района керттерча больница хирургически отделене. Унахошта дарбанна эша кхоачам лоаттабе хьожаш, балха декхараш кхоачашдеш дика заведующи а, кхы дикаг1а хила йиш йоацаш дика пхиъ хирург а вар отделене болх беш.
Укх больнице хьалхара нийсъенна а йолаш, са зе в1ашт1ехьдаьлар лораша мишта, фу болх бу.
Халкъа юкъе оалаш да-кха, (дукхача лорашта юкъера ца1 белгал а ваьккхе) «Из лор Дала вайта ва» - аьле. Аларах адам ца тешшала сабар, къахетам болаш, ц1енача наькъаца унахошта дарба деш, цу лакхехьа аз хьоахаваьча лораца нийсбе йиш йолаш бола лораш а укх больнице болаш бар.
Больница хьал, хила дезача боараме хилар бахьан, дог г1оздувлаш, сакъердалора са. Х1ана аьлча, вайх цхьаннена а хац, маца, мала воаг1аргва укхаза могашал тоае.
Х1ара лора ше-ший бар дарба деш бола унахой. Бакъда, цу ерригача отделене мел волча унахочунна белггала боча, ший тайпара хьамсара а волаш юкъара лор вар ца1, из Плиев Амир вар.
Аз больнице яьккхача хана, соца къамаьл де мукъа ха хиланзар Амирага. Дукха бар унахой, царех х1аравар цунга сатувсаш, хьежаш хулар. – «Цун ц1енача, дег т1ара доаг1ача д1айхача дешаша, къахетаме тохача кулгаша лазар дужаду» - оалар унахоша.
Цар дувцар бакъдеш дола масалаш укхаза дуккха долаш дар. Со дарба деш хиннача 9-г1ча палате вар виъ унахо. Царех кхоъ тайп-тайпара операцеш яь бар. З1амига, ялх шу долаш вола ший к1аьнк Мансур воалавеш Нохчий мехкара енаяр Хасуева Малика, цо дувцар:
- «Т1ехдика операцеш еш, кулга к1аьда вола Амир вувцаш хеза енаяр со. Вай даьша белгалдеш ма хиллара «вувцарал хозаг1 хилар из хьавовзар». Тхо дарба даь даьннад, операци а яьй к1аьнка. (грыжа йир цунна операци) Даьлагара доккха баркал хилда цунна.
- Жамарашта кхерий дар сона, дувцар Корам-совхозе яхача Мациева Фатимас. Шин шера кхоъ операци яьй сона. Цудухьа к1еззига унзара хетар, бакъда Амирагара сайна дарба хургхиларах дог тийша яр со, дика чакхъяьлар операци.
Дизза цхьа к1ира ха мара езанзар кулга говзал к1оарга йолча хирурга Плиев Амира цу унахошта дарба даь уж ц1ахьожабе.
Бизза боацача бетта, сона ховш, вурийтта операци йир Амира, хийла саг 1оажалах хьалхавоаккхаш. Царех яр Мациева Фатима а. Цун маьр-ц1ей, Баркинхоев Мухьмад, Тайхьант, цар дезало тха газетага г1олла доккха баркал алар дехаш бар кулг-к1аьда, дог-ц1ена волча цу хирурга. Ираз, аьттув, могашал хийла, аьнна, ловца а боаккхаш.
Хам баь варгвоацаш боккха болх ба, цу тайпара лакха говзал йола лораш вай къаман хилар. В1алла шеко яц, Амир Дала дика даьча лорех ца1 хилар.

КАРТОЕВА Роза,
тха собкор             

 

 

 

Отделению нужна помощь
В ингушской республиканской больнице начат капитальный ремонт. Это даже не ремонт, а реконструкция нашего главного больничного комплекса, потому что здесь будет установлено новое медицинское оборудование, что поможет медикам при лечении и диагностике  больных. ЛОР-отделение ИРКБ так же очень нуждается в ремонте и реконструкции. Стационар ЛОР-отделения рассчитан всего на 10 коек – это очень мало. Несомненно, ремонт и оснащение больничного комплекса – это острая и насущная необходимость. Причем делать это надо с перспективой на ближайшее будущее, имея в виду демографическую ситуацию в Ингушетии. Будучи в ЛОР-отделении, я увидел плачевное состояние помещения как снаружи, так и внутри, а вот, что сказала по этому поводу исполняющая обязанности заведующего отделением врач Майа Яхьяевна Кодзоева (кстати, работает она ЛОР-врачем уже 27 лет, имеет высшую квалификацию, а в 2003 году ей присвоено почетное звание «Заслуженный врач Ингушетии»):
- Во-первых, я считаю, что в нашем отделении надо отремонтировать подвал. Там постоянно стоит вода, потому что трубы давно проржавели и прогнили. В подвале уйма комаров – разносчиков инфекции. Снуют полчища крыс, которые по трубам переходят на первый, второй этажи и даже на чердак. В больнице такого быть не должно. В подвале же после ремонта можно было бы устроить учебный класс для студентов–медиков, а также использовать эти помещения для хозяйственных нужд. Это бы существенно облегчило работу медперсонала. Кроме того, мы с заведующим ЛОР-отделением Бесланом Казбековичем Банхаевым подали заявку на расширение отделения. Необходимо расширить стационар минимум до 30 коек. Возможности для этого есть. Есть проблемы с обеспечением отделения медицинским инструментарием. Мы пользуемся в настоящее время давно устаревшими инструментами. Это очень неудобно для нас, врачей, и для больных. Мы просто не в состоянии порой оказать больному оперативную помощь из-за нехватки нужных нам инструментов. У нас много пациентов с носовым кровотечением, которое возникает, как правило, на фоне гипертонической болезни, а лечить их приходится по старинке. Не можем мы проводить в полном объеме и оперативное лечение наших больных. Для этого просто нет условий. Таких пациентов у нас очень много, и все они вынуждены выезжать на лечение или операцию в другие регионы. Кроме того, при наличии нужного медицинского оборудования мы могли бы делать пластические операции. Врачи, владеющие этой методикой у нас есть, нет условий. А ведь если у человека не дышит нос, это отражается на всем организме. У больного возникает кислородное голодание мозга, развивается сердечная недостаточность, одышка, что чревато осложнениями и сопутствующими заболеваниями. Поэтому мы очень надеемся, что реконструкция нашей клинической больницы коснется и ЛОР-отделения, а все наши просьбы и пожелания будут учтены, и у нас появится возможность лечить людей в современных условиях. Нам самим надо поднимать авторитет нашей медицины и выводить здравоохранение Ингушетии на более высокий и качественный уровень.
М. ХАНИЕВ       

 

 

Дитя социализма
(Продолжение.
Начало в № 20,22,28,29)
– Что он говорит? - спросил у Магомеда дядя.
– Говорит, что одного рубля хватит.
– Ата, здесь похоронена моя мать, - сказал дядя старику.
– Кхайда (где)? - спросил старик. - Жур (пошли).
Доламбек пошел вперед, за ним двинулся Магомед. Они шли впереди, чтобы старику было легче идти по их следам. Могилу бабушки он узнал сразу. Несколько лет назад его отец установил на могиле матери новый бетонный чурт, но прежде чем отвезти его на кладбище, он вместе с сыном обвел краской вязь арабского письма. Магомед старательно, аккуратно красил маленькой кисточкой. Отец был доволен. На кладбище тогда его не взяли, но он сразу узнал чурт. Ему особенно запомнились цифры 1947 – год смерти бабушки, потому что семерка была длиннее остальных цифр. Бабушку он не знал, она умерла задолго до его рождения, но сколько он себя помнил, каждый год в день ее смерти отец покупал целую гильзу мороженого весом в 20 килограмм и раздавал его всем родственникам. Отец говорил, что бабушка любила мороженое, и даже на смертном одре, отказываясь от прочей еды, не отказывалась от мороженого.
– Аллах1ума балиг1и ва авсил саваба, ма къурунах1у бадал къубли, - читал старик Коран. Доламбек, не отворачиваясь, смотрел вперед. Слезы текли из его глаз. Он даже их не вытирал. Ему было 6 лет, когда умерла мать. Тогда его забрали в дом дяди, чтобы не путался под ногами. Доламбек помнил, как она лежала на полу, завернутая в саван. В комнате слабо горела керосиновая лампа, возле матери на маленьком стульчике сидел ее брат Ахмед и читал Коран. Доламбек вспоминал, каким красивым и молодым казалось ему тогда лицо матери без единой морщины…
Минна ила ровзати набиина ва шафи1ина Мухьаммадин сол Аллах1у та1ала Алейх1а вассалим, - читал старик. Из высылки он толком ничего и не помнил. Что можно помнить в 3 года? Добро бы, что хорошее…У нее всегда было что-нибудь вкусное: кусок сахара, карамелька, ложка повидла… Он не помнил, чтобы был голоден, но знал, что перенесли депортированные, а став старше, не раз и не два копал на этом кладбище могилы…
– Я прочитал, - по-русски сказал старику и медленно ступая в их следы, пошел в сторожку. Денег он не взял.
Они стояли и молчали. Магомед впервые в жизни видел слезы на лице дяди, скажи ему кто-нибудь, что его дядя заплачет - не поверил бы и дал бы тому в морду…
– Нани , нани, – шептал Долабек, глядя на  холодный чурт, – Нани.
Он повторял одно слово много раз.
Доламбек обнял и прижал его к себе:
– Ладно, Магам, пойдем, – сказал он по-ингушски, и первый пошел вперед. Магомед вытирая, кулаком слезы, пошел за ним. Доламбек дойдя до калитки, резко остановился, и что-то вспомнив повернул к кладбищенской сторожке. Они вошли в сторонку. Старик набирал в чайник воду.
– Ата, можно с вами поговорить, – спросил Доламбек. Старик внимательно посмотрел на него и кивнул. Он сделал жест, приглашая его сесть. Магомед остался стоять у двери. Старик сел на топчан лицом к Доламбеку.
– Что хотел?- спросил он Доламбека.
- Дедушка, скажи мне, почему и как это кладбище осталось нетронутым. Ведь кругом стройки, а здесь забор и тишина. 
Старик с помощью Магомеда, знавшего бегло казахский, понял вопрос. Он вздохнул, разгладил свою небольшую клинышком бородку.
– Это было казахское кладбище, – начал старик, - здесь хоронили умерших от голода в начале тридцатых годов. Тогда умерло много людей. А после вашей высылки сюда здесь стали хоронить переселенцев–мусульман.
– Здесь много могил, – сказал Магомед. Старик согласно кивнул:
– Много. Сейчас зима, снег, и могилы не так видно как летом. Много ингушей, чеченцев. Ваши ведь селились на окраинах, и хоронили своих умерших здесь. Есть тут могилы казахов – фронтовиков умерших от ран и болезней уже после войны, – говорил старик мешая казахские и русские слова. – Вот из-за могил фронтовиков это кладбище и не тронули.
– Алх1амдулилла, – старик провел руками по лицу, и замолчал. Доламбек встал, обнял старика, и сунул ему в нагрудный карман две десятки.
Старик знал, о набожности вайнахов, знал, что они чтут память своих предков. Сюда часто ходили родственники  похороненных здесь. Он никому не отказывал, и всегда читал Коран, но денег не брал.
– Жок, жок – старик попытался отдать деньги назад.
– Ата, – сказал Магомед, - вы в мечеть ходите? – Старик утвердительно кивнул. – Отдайте эти деньги муалимам Пусть читают Коран за всех мусульман.
– Жаксы, хорошо, - это старика устраивало. В городе была большая мечеть, но молиться в ней могли только несколько десятков человек, живших при мечети. В пятницу на улице, ведущей к мечети, появлялись дружинники и агитировали проходящих не верить в Бога.
– Постепенно люди перестали ходить в мечеть, да и чревато было неприятностями. Муалимы же жили на подаяние прихожан.
Они поблагодарили старика  и пошли домой. Магомед шел слева от дяди. Бортовой «Маз» резко затормозил и остановился возле них.
– Хьадоле, – услышал Магомед по-ингушски. Это был Мурад – сосед Доламбека. Он понял, откуда идут эти двое. Мурад был набожным человеком, его уважали за справедливый характер.  Они сели в кабину. Все, кто помнит старые «Мазы», знает, что это была за машина. В кабине было тепло. Мурад в стеганных ватных брюках, одетый в полушубок и валенки напоминал скорее полярника, чем шофера. Он ездил на дальние расстояния, и сейчас ехал из рейса.
– А за городом метет, - громко сказал он, перекрывая шум дизеля.
– Я почти сутки стоял в Макинске – дорогу перемело. Как поживаете?
– Нормально. Как вы? – спросил Доламбек.
– Сейчас приеду – посмотрю, - засмеялся Мурад, – устал до чертиков.
У него была большая семья, а работал только он один. Мурад был передовик. Его портрет висел на доске почета автобазы. Большегрузный «Маз» всегда был на ходу. Они повернули на свою улицу. Доламбек поблагодарил Мурада и пригласил зайти. Мурад кивнул в ответ.
– В другой раз. Спасибо, – он закрыл дверцу и медленно поехал к себе домой.
Они зашли в дом. На них сразу дохнуло теплом.
– Во, – сказал Доламбек, – вот это дело. А то я вчера приехал, а здесь такой дубняк, даже заходить неохота было.  Они разделись, попили чаю.
- Воти, поехали к нам, – сказал Магомед.
- Да я сам думал сегодня проведать вас, - сказал Доламбек. – Поедем чуть погодя. Во дворе хлопнула калитка.
– Это кого еще несет.  Доламбек подошел к окну. Во двор нетвердой походкой входил Али – двоюродный брат Доламбека по матери.
– Опять поддатый.  Увидел, наверное, что из трубы дым идет, и приперся.
Али громко постучал в дверь.
– Братан, ты дома. Открывай, я замерз, – послышалось со двора.
Доламбек открыл дверь и впустил Али. Вошедший был на несколько лет старше Доламбека. Он долго топтался, на пороге пытаясь расстегнуть цигейковую шубу.
Движения его были заторможенные, невпопад.
– А ты здесь, - обратился он к стоящему Магомеду. - Тебя вчера по телевизору показывали, - сказал он. Стянув с ног теплые бурки, он, держась за кровать, прошел чуть вперед, и плюхнулся прямо на подушку.
– А я для согрева вмазал, - сказал Али, обращаясь к Доламбеку.
Работать не могу, инвалид, жену выгнал. Теперь мы с тобой холостяки, – бравировал Али вольготно развалившись на кровати. Отец ругает, дядьки ругают. Все меня ругают, называют алкашом. А давно ли все они ели из моих рук. Теперь я инвалид в 33 года, хронический бронхит, ревматизм, полиомиелит, и еще черт знает что в справке написано. Своего дома нет, семьи нет.
Он тяжело и натужно закашлял. Али был механиком от бога. Мог отремонтировать любую автомашину, любой узел, знал электротехнику и строительное дело. Прошлой зимой еще полный сил и энергии поехал в рейс и попал в буран. Один в степи, где на сто километров вокруг нет ни единой души. Его, полузамершего, нашли табунщики.
Он долго лежал в больнице, но так и не излечился. Врачи запретили ему работать шофером. Али перевели на грошовую должность перебирать бумажки, назначили пенсию в 40 рублей. Это его обидело больше всего - отработать почти 15 лет на одном месте без аварии и замечаний, угробить свое здоровье и оказаться у разбитого корыта. Правда, летом ему выдали путевку на курорт, оплатили дорогу.
– Ну не могу я больше тебя здесь держать, ты же знаешь, сколько здесь стукачей, – говорил ему Ян Янович – начальник эксплуатации. Ян Янович был эстонец. Это он пробил Али в путевку в профкоме. Его не хотели слушать. Пышнотелая председатель профкома не хотела даже слышать имя Али.
– Да он и так не пропадет, – говорила она Яну. – Ингуши, они живучие. Ему же назначили пенсию, и хватит с него, а путевку мы лучше отдадим другому.
– Люда, что он тебе плохого сделал, – негодовал Ян. - Его же еще можно вылечить, что тебе жалко государственной путевки?
– Ты полегче, – отвечала та с чувством превосходства. – Ему не положено, и хватит просить за кого-то.
– Он что, не советский человек, – взорвался Ян, - не имеет права на лечение? Заработать бронхит или туберкулез право есть, а на лечение права нет? Ты же член партии, – пытался он пристыдить зарвавшуюся даму.
– Не твое дело, – отвечала председательша.  И вообще, не проси больше за него. Был бы он другой национальности, еще туда сюда, а так, нет – отрезала она.
– А при чем тут нация, – потемнел Ян. – Ты о чем говоришь, курица безмозглая. Я тоже не русский и не казах.  Как, и ингуши, я тоже был сюда выслан, и что теперь, всю жизнь этим упрекать?
– Да? – оторопела Люда. - Как, и ты из высланных? Я  не знала.
– Знай теперь. И путевку подписывай, я сам ее Алику отвезу, и денег ему на дорогу выпиши. Ну будь ты человеком, – опустошенный Ян погладил ее по круглому плечу.
Люда жила одна, у нее никогда не было семьи. Она приехала на целину 20-летней девушкой. Работала на стройке. Была передовиком. Ее заметили наверху, потихоньку начали двигать вперед. Она вступила в партию, ей дали квартиру, должность, оклад. Словом, у нее было все, кроме семейного счастья.
Как любой женщине, ей хотелось иметь семью, детей, но шли годы, а она была одна. Ей нравился Али, он не раз подвозил ее с работы домой, был с ней вежлив, и не более того. Однажды она решила поговорить с ним откровенно. Но Али ее сразу «отшил».
– Ты не понимаешь, что нам можно жениться только на своих девушках. Да меня отец из дому прогнал бы. Он нас даже на порог бы не пустил.
– Ну и что, – возражала она. - Мы можем жить у меня.
– Люда, я тебе что, давал повод, – не выдержал Али, - обещал, что-нибудь. Нет. Зачем ты строишь иллюзии. Вон сколько вокруг неженатых мужиков.
– Да они алкаши почти все, – не сдавалась она, - а я тебя люблю.
Али громко рассмеялся. Ему смешно было даже слышать такое…
- Дикарь, – сказала она тогда и ушла.
Этот смех и не могла ему простить Люда. Даже через 5 лет ей было обидно, что ее отвергли. Иногда ей хотелось плюнуть на ситуацию и пуститься в загул. Но привычка быть всегда на виду, выработанная годами, и рассудительность брали верх. Она выписала тогда путевку и даже не обиделась за «безмозглую курицу»…
Али ездил на курорт в Узбекистан. Там ему стало значительно лучше. Врачи советовали сменить климат, но у Али не было таких возможностей. Вернувшись с курорта, он хотел вернуться на работу, но его не взяли. Тогда он потихоньку и пристрастился к спиртному. Но Али никогда не перегибал палку, не скандалил, не буянил.
О том, что он выпивает, почти никто не знал.
– Али, пей чай, – сказал Доламбек, пододвигая к нему пиалу. 
– Грейся.
– А у меня есть чем согреться, – ответил Али.
– Иди, в кармане  шубы возьми, – обратился он к Магомеду. Дядя головой сделал отрицательный жест.
В кармане шубы была наполовину пустая уже бутылка водки.
– Да она пустая уже, - сказал Магомед, чуть вытащив бутылку из кармана.
В ней нет ничего.
– Ты уже не владеешь собой, не знаешь, что у тебя в карманах. Зачем пустую бутылку носишь, – с укором спросил Доламбек.
– Да была в ней водка, – недоумевал Али. - Может, пролилась в карман. Ладно, черт с ней, я спать буду, – сказал он.
– Ложись, – ответил Доламбек. – Спи, потом поговорим.
– Воти, я пойду к Юнусу, побуду там, – сказал Магомед, вставая.
– Ладно, когда он проснется, я зайду за тобой, ответил дядя.
Магомед пошел к дяде отца по матери. Юнус жил недалеко, в недавно построенном новом доме. Он зашел к родственникам, дяди Юнуса дома не было. – О, марш вог1алв, – тетя Мадинат, жена Юнуса, что-то готовила на кухонном столе, ей помогала Радимхан, ее старшая дочь. – Раздевайся проходи, – по русски сказала Радимхан. – Тебя вчера по телеку показывали. Наши так обрадовались. Наверное, ты первый ингуш, кого здесь по телевизору показали.
Начались расспросы о житие-бытие. Тетя Мадинат была удивительно доброй женщиной.
– Налей ему чаю, сейчас хьалтамаш готовы будут. Замерз, наверное, – с улыбкой спросила она.
– Да нет, я у Доламбека был, – ответил он.
Радимхан была его ровестницей, между ними были особые отношения, больше чем братские. Они с полуслова понимали друг друга, оба одинаково тянулись к знаниям. Эта тяга к образованию объединяла их. Он звал ее просто Рая, и ей это нравилось.
- Давай чай пей, вот мед. Садись, – сказала Рая, освобождая место на столе.
- Кто там пришел, – послышался голос Феди – старшего сына Юнуса. Федя работал на дому радио-телемастером. Одна из комнат их дома была отдана ему, где он целыми днями сидел за схемами. Он был на 7 лет старше Магомеда.

М. ХАНИЕВ
(Продолжение
следует)

 

 

О добрых взаимоотношениях
Пророк Мухаммад (Да благословит его Аллах1 и приветствует) сказал: «Человек подобен своему товарищу в поведении, поэтому смотрите с кем вы дружите».
Воистину, при дружбе с хорошими людьми в сердце человека пробуждается склонность к добру и желание делать хорошие поступки, а при дружбе с плохими людьми человек соблазняется запретным и появляется склонность к совершению зла.
Стремись обучать невежественных людей, укажи путь правдивости заблуждающимся и напоминай о соблюдении тем, кто забыл свои религиозные обязанности.
Относись ко всем с милостью и состраданием. Будь милосердным и добрым. Умей общаться со слабыми людьми, укрепляя их сердца. В рамках религии помогай и поддерживай бедных, дай им долг. Сочувствуй боли родственников и выражай им соболезнования.
Пророк Мухаммад (Да благословит его Аллах1 и приветствует) сказал: «Кто выражает соболезнование человеку, который в беде, тот получает такое же вознаграждение, как и пострадавший». Не радуйся, когда кто-то из мусульман попадает в беду.
Пророк (Да благословит его Аллах1 и приветствует) сказал: «Не злорадствуй, когда твой брат мусульманин в беде. Может получиться так, что Аллах1 даст ему облегчение, а ты окажешься на его месте».
Не говори о недостатках мусульманина, не рассказывай всем о замеченных тобою грехах мусульманина, которые не несут вреда обществу.
Помогай тем, кто находится в беде, и тем, кто нуждается. Скрывай недостатки грешников. Убирай то, что может нанести вред человеку, идущему по дороге. Пожалей сироту, погладь его по голове. Старайся пробудить радость  в сердцах верующих. Улыбайся им приветливо и будь скромным.
Пророк (Да благословит его Аллах1 и приветствует) сказал: «Совершил благое дело, даже если оно покажется тебе совсем малым – улыбнись брату».
Он также сказал: «Доброе слово – это тоже милостыня».
Радуйся, когда радуются мусульмане, и огорчайся, когда они в беде. А если кто-нибудь из мусульман сделает тебе доброе дело, то поблагодари его и постарайся ответить ему добром.
Посланник Аллах1а (Да благословит его Аллах1 и приветствует) сказал: «Если кто-нибудь сделал тебе добро, то ответь ему добром, а если не можешь, читай ему ду1а так, чтобы убедиться, что отблагодарил его».
Никогда не вреди мусульманину, не ругай его без права. Пророк (Да благословит его Аллах1 и приветствует) сказал: «Ругать мусульманина – грех». А также не проклинай мусульман. Стремись объединить их. Сделай так, чтобы они полюбили друг друга, показывая им хорошие качества и скрывая их недостатки.
Старайся примирить их, если они поссорились. Избегай злословия и сплетен: они ведут к разногласиям и враждебности. Если ты угнетал кого-либо, то покайся и проси прощения у угнетенного, чтобы он тебя простил.
В хадисе сказано: «Кто притеснял своего брата мусульманина, тот пусть покается в этом до того, как наступит Судный День, когда не поможет ни дирхем, ни динар. В этот день он ничего не сможет сделать, оставшись только со своими  благодеяниями и злодеяниями».
Помоги угнетенному защитить себя. Останови угнетателя от угнетения. Останови угнетателя, т.е воспрепятствуй ему угнетать. Так советовал Пророк (Да благословит его Аллах1 и приветствует). Будь полезным обществу, совершай благие деяния и имей при этом искреннее намерение, что ты делаешь это ради Аллах1а Всевышнего.

Используйте свое время для покорности
Мусульманин должен рационально использовать свое время и не тратить его даром. Он должен стремиться, чтобы любая часть суток не проходила без совершения каких-либо добрых деяний. Время, использованное им для этих целей, является благословением и будет польза от прожитых лет. Постоянное соблюдение повелений Аллах1а Всевышнего, того, что одобрено им, принесет человеку пользу. Кто не следит за тем, как он использует время – тратит его зря.
Возраст мусульманина – его капитал, на котором базируется его торговля (деяния), и это время он должен проводить с пользой для себя. Человек не может вернуть назад каждый вздох и выдох. Поэтому мусульманину рекомендуется взять на себя выполнение каких-либо конкретных  ритуалов, то есть обещать себе, что будет регулярно выполнять что-либо дополнительно к своим религиозным обязанностям. Воистину, каждый ритуал оставляет в сердце человека след, дающий особый свет и силу. Необходимо знать, что при регулярном выполнении ритуалов сердце человека озаряется особым светом (нур) и ощущениями. Человек должен привыкнуть не пропускать эти ритуалы.
Мусульманин из всех благочестивых деяний должен выбрать то, что в силах сделать. Эти ритуалы выполняются сверх того, что он обязан выполнять. Посланник Аллах1а (Да благословит его Аллах1 и приветствует) сказал: «Аллах1 любит, когда человек постоянно совершает благочестивые деяния».
Приведем несколько примеров подобных деяний:
1. Постоянное чтение дополнительных намазов.
2. Регулярное чтение определенных Сур Корана.
3. Систематическое изучение религиозных знаний.
4. Ежедневное совершение зикра.
5. Постоянные мысли о совершении добрых деяний.
Человек, выполняющий намаз, обязан как положено совершать все рукны.
Мусульманин при совершении намаза должен стоять спокойно, читать, не торопясь, вникая в смысл читаемых слов и совершаемых движений: рукны, суджуд и т.д. Также при намазе должно быть искреннее намерение ради Аллах1а, и все мысли только о намазе, это есть полное смирение.
Когда человек произнесет «Альх1амдулилах1и роббиль1аламин», то своим сердцем выражает восхваление и благодарность своему Создателю – Аллах1у Всевышнему, за то, что он даровал ему праведный путь и здоровье.
Когда говорит «Ар-рах1маниррах1им», мусульманин понимает, что в этой жизни Аллах1 даст милость всем: и верующим, и неверующим, и просит, чтобы мусульманину, совершающему намаз, Создатель дал свою милость на Том Свете. Также верующий просит Аллах1а, чтобы Он сохранил его иман до конца жизни, надеясь на то, что получит милость Аллах1 на Том Свете.
Произнося «Малики явмиддин», верующий понимает, что Судный день во власти Аллах1а. Мы должны стремиться подготовить себя к этому дню.
Сказав «Иййяка на1буду», признает, что нет никакого Божества, кроме Аллах1а Всевышнего и наивысшую степень поклонения нужно совершать только Ему, так как только Он достоин ее.
Слова «Ва иййяка наста1ин» означают, что человек обращается к Аллах1и и просит у него помощи.
Словами «Их1динассират1алмустакъим», человек просит Аллах1у, чтобы Он даровал ему следовать путем тех, которые получили его раньше него и путем благочестивых, которые последуют за ним.
Словами «г1айриль – маг1дуби 1алах1им валадооллин» человек просит Аллах1а, чтобы Он не дал ему попасть в заблуждение, чтобы он не был в числе тех, кого Аллах1 проклял и которые находятся в заблуждении. Человек должен читать намаз как положено и не стремиться быстрее закончить чтение молитвы. Человек должен надеяться, что его молитва будет принята.
Человек, обращаясь к Аллах1у Всевышнему, должен проникнуться этим мгновением, надеясь на Его милость и благословение. Помимо выполнения внешних действий, необходимо быть искренним и иметь намерение только ради Аллах1а. Не имея такого намерения, человек не получит сауба (мял). Во время намаза человек должен стремиться думать о Величии Аллах1а и совершить намаз, так, как будто бы это его последний намаз в жизни. Когда человек знает, что он совершает последний намаз, то старается сделать все возможное, чтобы он послужил спасением в Судный День.
Пророк Мухаммад (Да благословит его Аллах1 и приветствует) сказал: «Каждое благочестивое деяние человека – милостыня. Когда он здоровается со своим братом по вере – это милостыня, когда приказывает делать благое – это милостыня, когда запрещает делать зло – это тоже милостыня. За совершение намаза человек получает большое вознаграждение, и убрать с дороги то, что может повредить идущему по ней, тоже милостыня».
Как нам расходовать свое время, чтобы было вознаграждение на Том Свете?
Ибн Маджах передал следующее изречение Пророка Мухаммада (Да благословит его Аллах1 и приветствует): «Читает двадцать рак1атов между ночным намазом, такому человеку Аллах1 Всевышний дарует дом в Раю».
Аллах1 Всевышний любит и одобряет тех, кто встает ночью, чтобы совершить намаз-сунну. Поэтому, кто старается делать то, что Аллах1 Всевышний любит, надеясь на большое вознаграждение, пусть совершает дополнительные ночные намазы (сунна).

М. БАРАХОЕВ

      

 


 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru