новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  3 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 78 (9767) четверг, 8 июня

РЫЦАРЬ ЧЕСТИ И ДОСТОИНСТВА

Госпожа История, совершая в своей поступи во Времени один временной круг за другим, зачастую знакомит нас с событиями, очень похожими друг на друга. И хотя их разделяют несколько сотен, а то и тысячи лет, аналогия между ними прослеживается поразительная.
В Древней Спарте времен Ликурга, царя Леонида и Агесилая превыше всего ценилась воинская доблесть, презрение к смерти и мужество. В античной истории невозможно отыскать ни одного момента, когда бы спартанцы проявили малодушие и трусость в бою.
Когда в 480 г. (V в.) до н.э. персидский царь Ксеркс с огромным войском вторгся в Грецию, ему нужно было преодолеть узкий горный проход в Фермопильском ущелье. Навстречу ему устремился спартанский царь Леонид с небольшим отрядом в 300 отборных воинов. Битва была упорной и ожесточенной. Хотя персы обладали огромным перевесом в живой силе, но сломить боевой дух спартанцев, так и не смогли... Победа персов, если ее вообще можно назвать "победой", была слишком дорогой.
Об этих фактах сообщают летописцы античности. Мы же перенесемся с древних времен в века новой эры, в начало XX века...
Я иногда провожу аналогию между двумя известными событиями в истории человечества - битвой при Фермопилах воинов царя Спарты Леонида с армией персидского царя Ксеркса (480 г. до н.э.) и сражением под с.Езержаны в Галиции Ингушского полка Кавказской Туземной конной дивизии с значительно превосходящими по численности полками кайзеровской "Железной дивизии" (июль 1916 г.).
Аналогия моя заключается в стойкости духа, мужества и храбрости тех, кто сражались как львы за правое дело во имя свободы и независимости своей Родины, Отечества. Пусть итоги каждой из этих битв были разные, но память о достоинстве и мужестве воинов тех далеких эпох запечатлели тысячелетия и столетия и донесли до нас.

"Рассказывают, что каждый раз, когда Оки Хёбу собирал людей, закончив обсуждение всех дел, он говорил: "Молодым людям следует настойчиво воспитывать в себе решимость и мужество. Для этого нужно, чтобы мужество поселилось в сердце. Если сломается меч, такой человек будет наносить удары руками. Если ему отрубят руки, он прижмет врага к земле своими плечами. Если отрубят плечи, он прокусит зубами горло десяти или пятнадцати врагам. Вот что такое мужество!"
Ямамото Цунэтомо. "ХАГАКУРЭ"
("Кодекс Бусидо", XIII-XVIII вв.), из VII-й главы.

...1915 год. Первая мировая война, начавшаяся еще летом 1914 г., в самом разгаре.
Части IX-й армии генерала Лечицкого, куда попеременно входила и Кавказская Туземная конная дивизия (т.н. "Дикая дивизия"), после окончания ожесточенных летне-осенних боевых действий 1915 г. и непродолжительной передышки на зимних квартирах готовятся к новым весенне-летним боям 1916 г.
Лето 1916 г. выдалось жарким и душным. Части русской армии Юго-Западного фронта, под командованием талантливого полководца генерал-адъютанта Брусилова, стремительно наступая на всем участке фронта в Галиции и нанеся ряд крупных поражений частям австро-германских войск, продвинулись далеко вперед в глубокоэшелонированную оборону противника. Однако вскоре войска генерал-адъютанта Брусилова вынуждены были сначала уменьшить темпы своего победоносного наступления, а затем и вовсе остановить его. Почему и каковы причины? Слабоволие, бездарность и нерешительность части генералитета Генерального Штаба русской армии, слабая организация тыловых (интендантских) служб и непомерная растянутость жизненно важных военных коммуникаций. В наступающих войсках стала ощущаться нехватка снарядов, боеприпасов, лошадей, обмундирования и продовольствия. Кроме того, замедлив свой наступательный темп, войска генерал-адъютанта Брусилова попали в весьма неприятную ситуацию - дело в том, что, отодвинув далеко вперед русско-австрийский фронт, они образовали своеобразный клин вглубь территории неприятеля, поставив под его удар фланги наступающих частей со слабой обороной. Это было следствием несогласованности различных родов войск и командиров отдельных армейских частей.
Над группировкой войск генерал-адъютанта Брусилова нависла угроза окружения. Чтобы избежать угрозы окружения, началась подготовка к прорыву сквозь начавшееся постепенно сжиматься кольцо австро-германских войск.
В июне-июле 1916 года началась вторая фаза летней военной кампании на русско-австрийском фронте в Галиции, которая вошла в историю под названием "Брусиловский прорыв".
Июльский зной покрыл всю Галицию, казалось, вымерло все живое. Зачастую тишина, установившаяся в этом благодатном краю представлялась невообразимым явлением из мира фантазии или миража, и тишина эта своей "оглушительностью" била по ушам. Мысли об идущей рядом кровопролитной и жестокой войне казались и вовсе не к месту и дикими. Но это было лишь затишьем перед грядущей бурей.
Полки Кавказской Туземной конной дивизии, дислоцировавшиеся в авангарде у генерал-адъютанта Брусилова, находились в томительном ожидании предстоящих боев. А ведь самое трудное для воина - это утомительное ожидание.
Наконец, снова наступление. В эти дни знаменитого летнего Брусиловского прорыва русских армий Кавказская Туземная конная дивизия была передана в поддержку войскам 41-го Армейского корпуса, находившегося в авангарде наступающей армии. Здесь 15 июля 1916 года офицеры и всадники Ингушского конного полка вновь покрыли свои знамена неувядаемой славой. В этот день, с раннего утра, части корпуса мощными фронтальными ударами прорвали оборону противника. Не взятым оставалось лишь упорно обороняемое германцами в центре фронта корпуса небольшое галицийское селение Езержаны. В ходе двух фронтальных атак на него, не добившись успеха и понеся большие потери, отступили полки Заамурской пехотной дивизии. После очередной неудачи Заамурских полков командир III-й бригады Кавказской Туземной конной дивизии генерал-майор Свиты Его Величества князь Гагарин решает бросить на село в неожиданную для противника атаку все четыре сотни Ингушского конного полка.
Процитирую изложение хода атаки по официальному приказу, изданному 25 июля 1916 года:

"Доблестные 1-я, 2-я и 3-я сотни ингушей, пройдя на рысях* справа посотенно цепи "заамурцев", лихо развернулись в широкую боевую лаву, - отмечено в приказе. - Уступами вправо и влево от шоссе под командою Подполковника Абелова, имея в головном уступе I-ю сотню Штабс-ротмистра Баранова, в правом сотню Ротмистра Апарина, в левом - Штабс-ротмистра Султана Бек-Борова, а за центром - 4-ю сотню Поручика Крым-Султана Базоркина. Руководимый своим командиром Полковником Мерчуле, полк со свойственной ему удалью кинулся в атаку под ружейным, пулеметным и артиллерийским огнем германцев, отчаянно защищавших селение Езержаны… Порыв ингушей вызвал восторженное "Ура!" доблестных Заамурских полков, перешедших за ингушами в решительное наступление.
Первою врубилась в передовые ряды германцев и, переколов их пиками, ворвалась в Езержаны в 7 1/2 часов вечера ингушская сотня Штабс-ротмистра Баранова, правее ее [врубилась в ряды германцев] сотня ротмистра Апарина и за ними сотня поручика Базоркина. Сотня же Ротмистра Султана Бек-Борова бросилась на высоту, откуда неприятель поражал фланговым огнем нашу атакующую лаву и куда пытались спасаться отступающие из с.Езержаны германцы.
Несмотря на упорное сопротивление германцев на каждом перекрестке улиц, во дворах и в домах, откуда их пришлось выбивать огнем и даже кинжалами. Все же к 8-ми часам вечера с помощью ингушей и селение Езержаны было окончательно в наших руках. Лишь только вошли в село наступавшие передовые цепи "заамурцев", ингуши бросились преследовать германцев, отступивших из деревни к северу. Здесь была замечена вдали, взятая на передки, батарея орудий, на которую и налетели ингуши. Сопротивлявшееся прикрытие батареи было частью перерублено кинжалами и шашками и переколото пиками. Прислуга, обрезав постромки, ускакала. Пять тяжелых шестидюймовых, совершенно исправных орудий с угломерами и зрительной трубой и с двадцатью зарядными ящиками было взято ингушами, кроме того пленными - 109 нижних чинов при одном офицере... Преследование разбитых германцев прекратилось лишь с наступлением полной темноты.
Пали смертью храбрых в лихой атаке командующий 4-й сотней Поручик Крым-Султан Базоркин и 19 всадников, скончалось от полученных ран еще 18 ингушей. (Endnotes) "Вечная память храбрым джигитам", - писал в своем приказе по дивизии генерал-лейтенант князь Дмитрий Багратион.
Кроме того, были ранены 38 всадников и "выбито" 60 лошадей.
Генерал-майор князь Гагарин, находившийся при 4-й ингушской сотне, узнав о славных делах ингушей и об итоге боя в 20 часов 30 минут прискакал в Езержаны, где были собраны все захваченные трофеи и пленные германцы. Восхищению его доблестью ингушей не было предела!
Ингушский конный полк понес потери, но потери противника были весьма значительны и ощутимы. В результате этой блестящей атаки были полностью разбиты и перестали существовать считавшиеся отборными, до встречи в бою с ингушскими кавалеристами, германские части 46-й и 58-й Прусских пехотных полков, прозванные за их несокрушимость "Железной дивизией", с которыми опасались соприкасаться не только армии западных союзников, но даже и части русской армии.
Столь подробного внимания этот подвиг ингушских воинов заслуживает по всем канонам. Оценка и значение этой атаки ярко были изложены в приказе по 41-му Армейскому корпусу и в сообщении Штаба Верховного Главнокомандующего в газете "Русский инвалид" - одном из официальных печатных органов Военного министерства Российской империи.
Атака ингушей явилась, пожалуй, самым громким успехом не только Кавказской Туземной конной дивизии, но и одним из заметных дел русской кавалерии в Первой мировой войне. Этот редкий пример атаки кавалерии против до зубов вооруженной пехоты стал предметом изучения военной науки и вошел в труды по тактико-оперативному использованию кавалерии против пехоты во встречном бою. Современники и военные специалисты, в первую очередь, давали очень высокую оценку боевым качествам полков Кавказской Туземной конной дивизии. Особенно выделялся ими факт шестнадцати кавалерийских атак частей и подразделений дивизии только в одном 1916 году, кстати, самом насыщенном боевыми победами русской армии за всю войну, достигнутыми в основном войсками Юго-Западного фронта под командованием генерал-адъютанта Брусилова.
Этот беспримерный бой был описан также генералом Красновым в своем военно-тактическом труде "Двенадцать славных дел русской кавалерии в войне 1914 года".
В той жаркой схватке под Езержанами, вместе со своими джигитами, пали смертью храбрых несколько офицеров полка, в том числе и сын первого генерала из ингушей Банухо Базоркина - поручик Крым-Султан Базоркин, многие всадники и офицеры, получив ранения, оставались в строю до конца боя. Другой сын, также первого генерала Персии из ингушей, командир четвертой сотни ингушей штабс-ротмистр Султан Бек-Боров будучи раненым не покинул поле боя.
Ему, славному Султану Бек-Борову, посвящен мой небольшой очерк.

Бек-Боров Султан Заурбекович родился в 1892 году в селении Длинная Долина, Владикавказского округа Терской области, в семье кадрового военнослужащего - офицера русской армии Заурбека Темарковича Бек-Борова. Обучался в Ашхабадской мужской гимназии, в Туркменистане (отец Султана одно время служил полицмейстером в г.Ашхабаде). После окончания гимназии дальнейшее образование продолжил в Елизаветградском кавалерийском юнкерском училище. Успешно окончив полный курс военного училища, Султан в чине корнета начинает военную службу в V-м Литовском уланском полку. Военная карьера благоволит молодому улану. Вскоре, за отличную военную службу, по ходатайству командующего полком, он производится в чин - подпоручика. К началу Первой мировой войны (август, 1914 г.) Султан Бек-Боров служит уже в чине штабс-ротмистра.

Участник Первой мировой войны (1914-1918 гг.)
Воюя вместе с соратниками-уланами против австро-германцев, Султан Бек-Боров своими боевыми качествами, умелым командованием, личным мужеством и храбростью, презрением к смерти, с которым он бросается в бой, приобретает всеобщее уважение и почет, командование высоко ценит его службу. Ярким примером тому служили награды, которые украшали его безупречный уланский офицерский китель, а затем и красивая живописная черкеска темно-синего цвета офицера Ингушского конного полка Кавказской Туземной конной дивизии, в составе которой он служил в последние годы своей жизни. Мы расскажем о службе Султана Бек-Борова в Кавказской дивизии чуть позже... А теперь вновь вернемся к уланам V-го Литовского уланского полка.
За годы безупречной военной службы, за мужество и личную храбрость, проявленные в многочисленных боях на австро-германском фронте, в составе своего полка, штабс-ротмистр Султан Бек-Боров неоднократно удостаивается многих военных наград Российской империи.
В начале 1915 года, будучи штабс-ротмистром V-й Кавалерийской дивизии, Султан Бек-Боров за особые боевые отличия в боях против австро-германских войск был удостоен самой высокой офицерской наградой Российской империи - именным Золотым Георгиевским оружием (награду он получил лично из рук Главнокомандующего, Великого Князя Н.Н.Романова) и производится в следующий военный чин - ротмистр кавалерии. В том же 1915 году Султан Бек-Боров подает командиру полка рапорт с изъявлением желания о переводе в Ингушский конный полк Кавказской Туземной конной дивизии (т.н."Дикая дивизия"), где к тому времени служили офицерами его отец - бывший генерал Персии, ныне поручик Заурбек Боров и младший брат - Измаил.
Летом, 15 июля 1916 года, в ходе Брусиловского прорыва русских войск в Австро-Венгрии, в бою у д.Езераны (Галиция) ротмистр Султан Бек-Боров поднимает свою сотню в атаку на высоту, где засевший неприятель своим фланговым огнем мешал общему наступлению ингушей, и первым врубается в его боевые порядки. Сражаясь с группой германцев, славный "турпал" (как его с теплотой называли в полку) Султан Бек-Боров получил ранение и несмотря на это оставался в строю и вышел победителем. Лишь потеряв сознание он был вынесен боевыми товарищами из пекла сражения.
В том жестоком бою пал смертью героя и командир четвертой сотни поручик Крым-Султан Базоркин. Узнав о потерях двух своих командиров, ярости ингушских кавалеристов не было предела. Ингушский полк, поддержанный с фронтов другими конными полками дивизии, как лавина обрушивается на германцев и, полностью разгромив их, завершает блестящей победой начатый ими бой.

"Если, находясь на поле битвы, ты пойдешь впереди всех и будешь думать лишь о том, чтобы ворваться во вражеские ряды, тогда ты не окажешься за спинами своих товарищей; твой дух обретет силу неистовства, и ты проявишь воинскую доблесть. Так наставляли нас старшие. И еще: ты должен быть уверен, что если тебя убьют в бою, то твой труп будет обращен лицом к врагу".
Ямамото Цунэтомо. "ХАГАКУРЭ"
("Кодекс Бусидо", XIII-XVIII вв.), из I-й главы.

Брусиловский прорыв русских войск лета 1916 года продолжался.
В бою 25 августа 1916 года с австро-германцами ротмистр Султан Бек-Боров получает тяжелое ранение и через месяц, в начале сентября 1916 года он скончался от полученных ран в военном лазарете Штаба 41-го Армейского корпуса.
Тело Кавалера Золотого Георгиевского оружия, ротмистра Султана Бек-Борова было с почетом отправлено домой, на Кавказ в Ингушетию, где по прибытии оно было погружено на артиллерийский лафет и в сопровождении почетного воинского эскорта и духового оркестра боевые друзья и товарищи пронесли его по всему г.Владикавказу. На окраине города, возле Кадетского корпуса (ныне Общевойсковое пехотное училище), после трехкратного оружейного залпа - прощального воинского салюта - его тело приняли соплеменники-джейраховцы и похоронили на родовом кладбище, рядом с могилой деда Темарко.

Документ из личного архива.
7 сентября 1917 г., по прошествии года, с момента кончины кавалера Георгиевского оружия, ротмистра Султана Бек-Борова, в газете "Терек", издававшейся в г.Владикавказе, вышла статья, полная светлой и благословенной памяти этого блестящего офицера. Автор статьи неизвестен, он подписался одним словом - "Друг"; я думаю, имя человека не так и важно под текстом, важен глубокий смысл одного этого слова, в котором совместились всё уважение, признание, тоска, душевная теплота и благодарность по отношению к своему безвременно ушедшему боевому другу. Я привожу данную статью для внимания читателей лишь с небольшими сокращениями, полностью сохранив авторский стиль письма:

"РОТМИСТР СУЛТАН БЕК-БОРОВ"

Прошел первый год со дня кончины одного из славных боевых офицеров - ротмистра Ингушского конного полка Султана Бек-Борова, скончавшегося 7-го сентября от тяжелой раны, полученной в бою 25 августа 1916 года.
Покойный получил образование в Ашхабадской классической гимназии и Елизаветградском кавалерийском училище, которое окончил в 1910 году и поступил корнетом в 5-й Литовский уланский полк. Глубоко любя военное дело и понимая его, покойный стремился завершить свое образование в высшей школе и все свободные часы проводил за учебниками. В 1914 году блестяще выдержал при Казанском округе предварительные экзамены для поступления в академию Генерального Штаба, но вспыхнувшая война помешала благому намерению.
Первое боевое крещение С.Бек-Боров получил на германском фронте 27-го июля того же года. Бывал славным участником многих других боев, и первым в 5-й Кавалерийской дивизии был награжден Георгиевским оружием. К концу войны имел ордена: Святой Анны трех степеней, Святого Станислава двух степеней и орден Святого Владимира IV-й степени. За дальнейшую боевую службу был дважды представлен к "Высочайшему благоволению", получил чин штабс-ротмистра, ротмистра и за бессмертную атаку Ингушского полка под деревней Езержаны 15 июля 1916 года, когда командуя третьей сотней в конном строю взял несколько неприятельских орудий, был представлен к ордену Святого Георгия. Огнестрельных ран и контузий имел семь, причем, до последнего смертельного ранения разрывной пулей в бедро оставался в строю.
В Туземную дивизию покойный был переведен за три месяца до кончины, и за этот короткий срок зарекомендовал себя как один из самых боевых офицеров. Офицеры в его лице имели благородного, в полном смысле интеллигентного товарища. Всадники боготворили лихого командира сотни и прозвали его "турпалом"-богатырем. Где больше огня - там ротмистр Бек-Боров впереди всех, презирая опасность, с рыцарской идейной душой. И до последнего вздоха он оставался таким.
В момент смертельного ранения покойный докуривал папиросу, держа ее с присущей ему элегантностью. Когда младший офицер бросился перевязывать ему рану, командир сказал ему: "Корнет, оставьте меня и кончайте свое дело", - и, лежа, продолжал отдавать приказания сотне до тех пор, пока от сильной потери крови не лишился сознания. В лазарете он вел себя также с громадным самообладанием: шутил с врачом перед операцией, прося скорее отправить его в строй, но, перенеся несколько тяжелых операций, скончался через две недели.
Так кончилась жизнь "храбрейшего из храбрых", как гласила надпись на серебряных венках Ингушского и Чеченского полков. Сослуживцы покойного сохранят светлую память о боевом товарище Бек-Борове. Всадники-ингуши воспели его лихость в национальных песнях.
"Аллах не наградил меня ростом, но в этом маленьком теле - громадная душа", - часто говорил покойный, смеясь, и в этой шутке был глубокий смысл.
Умер Бек-Боров 27-ми лет, оставив по себе красивую, долгую память. Расставаясь со мной, перед отъездом на войну, он сказал: "Успокой моих родителей и скажи отцу и матери, что война всегда влекла меня. Еду с легкой душой. Краснеть за меня не придется: вернусь со славой или умру с честью!"
И, глядя в его глаза, я знал, что это правда.
Пусть же будет Тебе легка и земля, разделившая нас навеки. Мы горды Тобой. Спи же спокойно, честный и благородный боец! ДРУГ".

Быть может, если война не забрала Султана, он блестяще закончил бы Академию Генерального Штаба и, наверняка, при его стремлении к знаниям, любви к воинской службе и строгой самодисциплине стал бы шестым генералом русской армии, из ингушей и вторым генералом в древнем роду Боровых.
Султан Бек-Боров, человек высокой чести и невероятной храбрости, действительно оставил о себе красивую и полную достоинства долгую память.

Дала гешт долда, Дала къахетам боалба царегIа!

Пожелание моим современникам, - пусть нынешние поколения, пришедшие на смену тем, кто видел и ощущал истинное нравственное величие императорской России, относятся бережно к истории героизма, верности и преданности народов Кавказа и Ингушетии, их славных сыновей, обращаются к святым страницам былого с должным вниманием и почтением!
Пусть и будущие поколения наши станут достойными продолжателями славных традиций многонациональной и могучей России!
И. АЛМАЗОВ

Р.S. Когда статья готовилась к печати, вышел Указ Президента РИ № 128 от 20.03.2006 г. о награждении ротмистра Борова Султанбека Заурбековича за выдающиеся заслуги перед ингушским народом, личную доблесть, храбрость и мужество, проявленные в боях за Отчизну, самой высокой наградой Республики Ингушетия - орденом "За заслуги" (посмертно).









 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru