новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  3 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 71 (9760) суббота, 27 мая

А до бессмертия оставалось триста метров...

Хозяйство Магомеда Газалиевича Чахкиева еще до революции считалось в с. Насыр-Корте зажиточным. Его большая семья владела на арендной основе большими земельными пахотными участками, растила кукурузу, фрукты. Животноводство тоже приносило зажиточному горскому крестьянину хорошую прибыль. Его тучные отары овец нагуливали жир на горных альпийских пастбищах Ингушетии. Продукцию растениеводства и животноводства Магомед Газалиевич поставлял на рынки всего Кавказа и Черноземья.
Но гордость трудолюбивого горца составляли не тучные отары и обширные поля.
Гордостью для него были сыновья - погодки Хасан, Муса, Тагир и Саюп.
Старших, Хасана и Мусу, отец с трех-четырех лет приучал к посильному труду.
Малыши умели взнуздать лошадь, запрячь телегу и многое другое по хозяйству.
Так бы и жила дружная семья Магомеда Газалиевича в трудах и семейных заботах, имея хороший достаток и возможность помогать сирым и неимущим. Но ее благополучию положил конец большевистский октябрьский переворот 1917 года, названный коммунистами революцией, вдруг возжелавшими насильно осчастливить и обогатить пролетарский мир за счет людей труда, своими руками, подобно Магомеду Газалиевичу Чахкиеву, наживших состояние.
Конечно, приписать семью М.Г.Чахкиева к помещичьему сословию новые власти не могли, ибо среди ингушей испокон веков не было крепостного права, а, следовательно, и производных от него: бар - помещиков и крестьян - крепостных.
Да и власть новая в наших краях вначале оказалась шаткой. Для того, чтобы укрепиться во власти, большевики на начальном этапе обещали горцам горы благ, в том числе вдосталь земли, которую царская власть когда-то отняла у них и передала своей надежной опоре на окраинах великой империи - казакам. Эти соображения и хорошо поставленная агитация большевиков способствовали тому, что ингуши грудью встали на защиту революции. В их числе были и Магомед Газалиевич Чахкиев с братом Заамом. Оба брата до последней возможности сражались с белогвардейскими полками Деникина в с. Долаково. В последний день боев Заама настигла вражеская пуля. Магомед вынес с поля боя истекающего кровью, смертельно раненного брата…
Новый, большевистский, режим на начальном этапе действительно принес горским крестьянам определенные дивиденды. Многим вернули исконные отцовские и дедовские земли, когда-то реквизированные царской властью для раздачи служивым казакам.
Да и хозяйствовать по своему усмотрению никому не мешали: сей, что хочешь.
С получением образования тоже стало не в пример царскому времени куда как лучше и легче. Появились школы, средние и высшие специальные учебные заведения.
Многие ингуши потянулись к учебе, стали заметными фигурами в постреволюционном управленческом аппарате.
Магомед Газалиевич же продолжал трудиться на земле. Многие десятины земли засевал он ежегодно кукурузой, другими зерновыми, вел торговлю зерном с соседями как ближними, так и дальними. Малые пока сыновья не могли помочь отцу в работе, да и отец требовал от них хорошей учебы. Отец же за хорошую плату нанимал на работу пришлых людей со стороны. Последнее же относилось к тому явлению, с которым большевистские постулаты никак не могли мириться. Поэтому власти не преминули разорить труженика. Повод же для этого, даже термин соответствующий, был разработан на государственном уровне. Называлось это ограбление раскулачиванием. Ни тогда, ни сейчас люди так и не поняли смысл этого определения. То ли кулак, в прямом смысле, гулявший в свое время по мордасам крепостных; то ли кулак, крепко державший в руке свое трудом нажитое хозяйство - тогда за что же было грабить этот средний класс крестьянства, на котором веками держалось экономическое благополучие России?! Ведь не секрет, что помещики сами своими руками ничего не производили…
Так или иначе, но вскоре Магомед Газалиевич Чахкиев попал в список подлежащих раскулачиванию.
Помощь в предотвращении этого беспредела пришла Магомеду с совсем неожиданной стороны. Сами члены комиссии по раскулачиванию потребовали хорошую мзду за то, чтобы вычеркнуть его из списка кулаков. Видать, беспринципности у большевиков было не меньше, чем у их предшественников - царской власти, да и у их последователей - демократов - тоже…
Магомед Газалиевич, избежав разорения, твердо понял, что новые власти разжиться не дадут. А потому все свои силы он приложил к тому, чтобы дать детям хорошее образование. В семье Магомеда сын Хасан был старшим. Родившийся в 1914 году, он после революции сразу же был определен отцом в школу.
И в те тяжелые и сумбурные годы отец не уставал напоминать сынишке, что без образования жить будет неизмеримо трудно, что люди, не владеющие грамотой, не знающие "каьхата мотт" будут всегда социально ущербны, бесправны.
И дети учились исправно. Старший, Хасан, на радость родителям, с отличием окончил Орджоникидзевский педагогический техникум. Окончив техникум с отличием, Хасан имел возможность без вступительных экзаменов поступить в любое высшее учебное заведение страны.
Этими своими мыслями Хасан поделился с отцом.
- Я думаю, что с вузом ты мог бы повременить, - ответил Магомед Газалиевич сыну. - Как никак, а у тебя есть уже хорошее образование - педтехникум. Государство уже потратило на твое обучение немало средств. А долги надо возвращать. В твоем же случае - хотя бы работой в школе. Благо, учителей нашему народу всегда недоставало. Поработай год-другой, наберись опыта, осмотрись, а там, глядишь и выберешь себе вуз по вкусу. Право же твое на зачисление без вступительных экзаменов у тебя никто не отберет.
По совету многоопытного отца Хасан стал учителем школы в родном селе Насыр-Корт. Энергичный и высокообразованный молодой педагог, как говорят, пришелся здесь ко двору. Вскоре коллеги выбирают его секретарем учительской комсомольской организации.
Через некоторое время учителя и вожака сельской молодежи Хасана избирают уже секретарем райкома комсомола. В конце тридцатых годов его направляют на учебу в партшколу в г. Шахты, Ростовской области. Молодой горец с отличием заканчивает и учебу в партшколе, и возвращается домой. А дома райком ВКП (б) уже планирует использовать опыт и знания Хасана на организационной и хозяйственной работе.
Для начала его назначают на должность председателя райплана, а потом, уже по нарастающей, Хасан поднимался по служебной лестнице все выше и выше, занимая ответственные должности.
А тем временем над страной сгущались тучи. Уже в пламени второй мировой войны полыхала вся Европа, война приближалась и к советским границам. Настоящая война, спровоцированная советским большевистским диктаторским режимом, гремела уже на северо-западе нашей страны. Бывшее царское генерал-губернаторство, "отпущенное" вождем мирового пролетариата на свободу. - Финляндия противостояла советской армаде войск и никчемной тогда боевой технике. Бывший царский сателлит - маленькая северная страна успешно громила красные дивизии на так называемой "линии Маннергейма". Сам же фельдмаршал Маннергейм, финн по национальности, бывший офицер русской царской армии, став президентом Финляндии и, естественно, главнокомандующим финской армии, успешно руководил обороной своей страны и раз за разом разбивал плохо обученные и полураздетые красные войска. Именно в это время комсомол бросил клич к комсомольцам и молодым коммунистам страны с призывом пойти на службу в армию. Докатился этот призыв и до наших краев. Десятки молодых образованных людей ушли добровольно на советско-финский фронт.
Одним из первых добровольцем на службу ушел и Хасан Чахкиев. Южанин, привыкший к мягкому климату Северного Кавказа, Хасан перенес на севере невероятные трудности и лишения, не раз бывал обмороженным. Но присутствия духа горец не терял. Преодолев все трудности, Хасан вскоре стал отличным воином, которого командование ставило в пример другим солдатам. Воин и не думал, что ему не суждено увидеть вновь свой отчий дом, родителей, младших братьев. В письме к младшему брату Мусе он пишет накануне войны:
"Я жив и здоров, служится нормально. Одно плохо - скучаю по вам всем.
Передай родителям, чтобы не обижались на то, что я так редко пишу им письма. Вы должны знать, какая сейчас напряженная обстановка в мире, особенно в Европе.
Иной раз просто не бывает времени написать вам. Между прочим, Муса, ты тоже должен обязательно отслужить в армии. Ты знаешь, какая это жизненная школа - армия! Солдатская закалка всегда пригодится в жизни".
Мусу, действительно, вскоре призвали на действительную службу, еще до начала войны.
Великая Отечественная война застала братьев в солдатской форме.
Старший, Хасан, оказался на самом трудном, Ленинградском, фронте, в 330-м отдельном саперном батальоне в должности командира разведгруппы.
С первых же дней войны он проявляет себя храбрым бойцом и бесстрашным разведчиком. О напряженности боевых действий на Ленинградском фронте говорить не приходится. Враг бросил огромное количество живой силы и техники для захвата колыбели революции - Ленинграда. На каждом участке фронта, за каждую пядь земли красноармейцы дрались остервенело, не жалея своей жизни. У хорошо подготовленного врага нередко оказывалось больше преимущества.
В ночь на 14 августа 1941 года на территории фронта, занимаемого 330-м отдельным саперным батальоном, создалась тяжелая обстановка. Отступая с боем под натиском многократно превосходящего их числом врага, саперы и не заметили, что враг обошел их с флангов и они оказались в кольце.
Потеряв связь с соседями слева и справа, саперный батальон вынужден был надеяться только на свои силы, а их и было-то немного. Боеприпасы были на исходе, и стрелять наобум, не зная точного местонахождения врага, было бесполезно.
Определить, где враги, сколько их и как по ним вести огонь могли только точные данные разведки. Только разведчики могли найти и наименее опасный путь выхода из окружения.
Командир разведгруппы Хасан Чахкиев посылает на разведку двух бойцов. Томительное ожидание и долгое отсутствие разведчиков убедили всех, что бойцы погибли. Что же делать? Рисковать больше жизнями подчиненных Хасан не хотел, решил идти на разведку сам. Обратился к командиру батальона майору Жмурову:
- Товарищ командир, разрешите мне самому пойти на разведку. Мне это не впервой.
Долго молчал и думал командир. Не хотелось ему, видно, рисковать Хасаном, лучшим своим разведчиком. Этот горец определенно нравился комбату своей рассудительностью, спокойствием и при этом отчаянной храбростью. Благо, не один год они служили вместе.
Но обстановка требовала решительных действий, и комбат дал добро:
- Будь осторожен, кавказский орел, - назвал командир Хасана именем, которым его еще до начала войны с фашистами назвали сослуживцы. - На тебя вся надежда. Возвращайся живым!
Хасан Чахкиев, действительно, считался лучшим разведчиком части. И орлом его прозвали не только за храбрость, но и за умение ориентироваться на местности в любую погоду и при любой темноте. Вот и сейчас стоял он рядом с командиром, а отойдя от него на несколько метров, вдруг исчез из поля зрения. Именно этому умению двигаться и ползать бесшумно Хасан научился еще на финской войне. Не раз это умение помогало ему проникать в тыл врага и добывать ценные разведданные.
Уже метров на триста отошел Чахкиев от места расположения батальона, когда вдруг услышал немецкую речь. Не выдавая себя, он тихо подкрался к противнику: человек десять фашистов вольготно расположились в чаще леса да еще развели костер. Хасан собрался было уходить, но хруст ветки под его ногами насторожил немцев. Понял солдат, что он замечен. Да и о возвращении к своим речи быть не могло - выдал бы своих. Прорываться вперед - тоже не получится, уложат автоматной очередью. "Нет, так легко я им не дамся, - решил разведчик. - Если приходится умирать самому, то прикончу и врагов".
И за короткий миг перед глазами разведчика-смертника мелькнули лица родителей и братьев, которых он давно не видел и больше не увидит. Суровое лицо отца - Магомеда Газалиевича как бы говорило: "Ты не опозоришь мою седую голову, братьев своих, весь наш род".
"Не опозорю, отец", - сквозь плотно сжатые зубы произнес Хасан в последнюю минуту своей жизни, и с гранатой в руках шагнул в круг фашистов. Раздался мощный взрыв.
Так, ценой своей жизни дал герой знать своим товарищам о том, что враг находится поблизости. Именно этот взрыв стал сигналом к прорыву кольца, который с боем и был осуществлен отдельным батальоном саперов.
Известно, что на начальном этапе Великой Отечественной войны командование не баловало храбрецов. Даже медаль "За отвагу" считалось в начале войны равноценной званию Героя в ее середине и конце. Видимо, командование считало начавшуюся войну каким-то быстролетным делом, которое вот-вот закончится и, следовательно, нет необходимости награждать бойцов. Подвиг же Хасана Магомедовича Чахкиева, возможно, тоже остался неотмеченным. Судить сейчас об этом трудно, а обвинять в забывчивости командование - бесполезно. Очень возможно, что герой-разведчик и был представлен к награде за подвиг. Но то далекое грозное и, чего греха таить, не совсем победное для Красной армии начало войны, не давало возможности быть пунктуальным в оценке подвигов, в представлении к наградам. Это было время, когда целые дивизии и даже армии попадали в окружение и пропадали затем бесследно в гитлеровских концлагерях, что уж тут говорить о батальоне…
Но отсутствие наград не умаляет значимость подвига Хасана Чахкиева. Доказательством тому служит тот факт, что он совершил бессмертный подвиг, аналогичный подвигу Александра Матросова, закрывавшего грудью вражеский дзот. За этот подвиг А.Матросову было заслуженно присвоено звание Героя Советского Союза посмертно. Хасан же совершил свой подвиг почти на год раньше его, но не был награжден даже медалью. Что ж, такие были времена, такие были и большевистские нравы...
Родители погибшего воина вскоре получили "похоронку". Однако ни место гибели, ни место захоронения указано в нем не было. Возможно, полковые писари не сочли нужным указывать такие данные в типовых бланках похоронок.
Лишившись одного сына, старая мать героя Сахират Исиевна молила Бога сохранить ей второго сына - солдата. Пока же семья погибшего воина продолжала работать для фронта, для победы. Забегая вперед, скажем, что молитвы матери были услышаны, и второй ее сын, Муса, вернулся с фронта живым.
Война длилась уже третий год. Освобождена от врагов почти вся территория Советского Союза. Ингуши, как и остальные народы страны, радовались успехам наших войск. Десятки тысяч ингушей били врага на передовой, работали в тылу на нужды фронта.
Так было до трагической черной среды 23 февраля 1944 года.
В этот день, на рассвете, жители чеченской и ингушской национальности всей Чечено-Ингушской АССР были окружены в собственных домах. Под выдуманным нелепым и лживым предлогом они выселялись в холодные степи Казахстана и Сибири.
В то тревожное утро в дом родителей Хасана Чахкиева ворвались одетые с иголочки и откормленные солдаты НКВД.
Мужчин вывели на площадь перед сельской мечетью, якобы на торжественный митинг в честь Дня Красной армии - 23 февраля.
Женщин же потом согнали к замерзшему руслу речки Назранки. Почти никто из них не смог взять из дома ничего из вещей и другого имущества. Сахират Исиевна, мать Хасана, сумела схватить кое-какие пожитки, рассовала их по рукам своим детям. Вдруг старшая из девочек, 12-летняя Ханифа, закричала:
- Нани! Ведь мы же не взяли с собой ни одной фотографии Хасана. Я сейчас! - Расталкивая плачущих соседок, девочка нырнула под наведенные на них автоматы чекистских вояк и побежала в сторону дома. Следом раздались крики солдат:
"Стой, стрелять буду!", потом раздались предупредительные выстрелы. Но храбрая девочка уже успела скрыться за углом дома своих соседей, пулей влетела в свой двор со стороны огорода. Недолго думая, Ханифа забралась в комнату через раскрытое окно и очутилась в разграбленном доме.
Бериевские выкормыши в погонах выносили из ее дома последние вещи, превратив на зависть богатую усадьбу родителей в безжизненную постройку. Увидев девочку, мародеры навели на нее оружие, хотели схватить ее. Прокусив одному руку, Ханифа вырвалась от них, схватила лежавшую на полу единственную фотографию погибшего за такую жестокую родину брата. С этой фотографией, снятой еще до призыва Хасана на военную службу, в штатском костюме, Ханифа пулей вылетела в дверь и огородами побежала к месту сбора высылаемых женщин и детей. Следом раздались автоматные очереди, но Бог хранил храбрую сестренку погибшего бойца и она сумела добежать до матери.
- Вот, нани, карточка Хасана! - Запыхавшаяся девочка протянула плачущей матери довоенную фотографию Хасана. - Карточку в военной форме я не нашла! Там все разворовали солдаты.
Так в семье сохранился единственный снимок Хасана Магомедовича Чахкиева, который мы и публикуем сегодня.
Тринадцать долгих лет прожила семья Чахкиева в Федоровском районе Кустанайской области Казахстана, куда ее вывезли сталинские заплечных дел мастера в нарушении всех человеческих прав.
И все эти годы родителей не покидала мысль, что когда-нибудь и удастся отыскать место захоронения сына Хасана. Обращаться же в те годы с такой просьбой к властям было и опасно и бесполезно. Спецпереселенцев, не имеющих права отойти от места поселения на расстояние свыше пяти километров, никакая власть не признавала за людей и вряд ли стала бы искать место захоронения солдата из их числа.
- Поисками сведений о дяде Хасане мы могли заняться только после возвращения на историческую родину, - рассказывает племянник Хасана Юсуп Чахкиев. - Надо отметить, что в смысле скрытности как сталинский, так и хрущевский режимы стоили друг друга. Запросы во все существующие военно-исторические архивы оставались без ответа. В лучшем случае получали отрицательный ответ: "Не знаем", "Не можем", "Нет данных" и т.д. После многочисленных поисков нам удалось установить, что дядя Хасан погиб 14 августа 1941 года в местечке Падога Кингисеппского района Ленинградской области и похоронен там же. Об этом нам почему-то сообщил Федоровский районный военный комиссариат Кустанайской области КазССР в письме от 27 января 1982 года за №181.
Недолго думая, я выехал по указанному адресу, имея при себе и еще кое-какие сведения, полученные из архива Министерства обороны СССР, расположенного в г. Подольске. Уже на месте гибели и похорон дяди я узнал, что он похоронен в братской могиле. Узнал я это благодаря местным школьникам - следопытам. Хочу от души сказать большое спасибо этим мальчикам и девочкам, которые неустанно уже много лет по крохам искали данные о погибших воинах, об их родственниках.
Но вернусь к своей поездке. Деревня Малая Падога (так она называлась на самом деле, хотя в письме Федоровского райвоенкома КазССР, она называлась просто д. Падога) представляла собой совсем небольшое поселение, характерное русскому нечерноземному северо-востоку. Захоронение же представляло собой небольшой курган, заросший осокой.
Много лет ушло у местных красных следопытов на борьбу с бюрократией, которая никак не хотела озаботиться тем, чтобы как-то увековечить память погибших героев, похороненных в этой братской могиле. Но они добились своего. С помощью местных ветеранов войны они добились открытия мемориала памяти погибших в соседней деревне Александровская Горка. Здесь со временем поставили обелиск, на белых мраморных плитах выбили золотом имена погибших воинов, похороненных здесь же. Перенесли сюда же и останки погибших из деревни Малая Падога. Выбили на плите и их имена. Имени же Хасана Магомедовича Чахкиева на плитах не было.
Юсуп Саюпович Чахкиев, племянник Хасана, опять берется за перо. Он пишет, пишет и пишет. В Министерство обороны страны, Центральный Архив Министерства обороны СССР в г. Подольске, в областные архивы Ленинградской области!
И, наконец, правда восторжествовала. Восемнадцатого августа 1987 года, ровно через 46 лет после гибели Хасана Чахкиева, Юсуп получает из военного комиссариата Кингисеппского района Ленинградской области письмо за № 892 следующего содержания:
"Уважаемый тов. Чахкиев Ю.С.! Фамилия вашего отца (?! - М.К.) Чахкиева Хасана Магомедовича, 1914 г. р., внесена в списки погибших воинов в Кингисеппском районе Ленинградской области в период Великой Отечественной войны.
Все захоронения д. Малая Падога перенесены в братское захоронение д. Александровская Горка, где его фамилия и будет увековечена. Вопросами увековечивания на братском захоронении Александровская Горка занимается председатель Большелуцкого сельского совета Кингисеппского района.
ВРИО Кингисеппского горвоенкома Гадильщин".
Так, пять лет спустя, государством в какой-то мере была воздана дань уважения своему сыну, сложившему голову за его свободу. Ныне на мемориальной плите братского захоронения в д. Александровская Горка выбито и имя воина-ингуша - Хасана Магомедовича Чахкиева. А спустя 65 лет со дня гибели имя его было занесено и в "Галерею Славы" энциклопедии "Лучшие люди России", (часть 2).
Там, на далекой ленинградской земле, благодарные жители помнят имя героя и бережно ухаживают за его могилой. Каждый год 9-го мая они приносят на его могилу свежие цветы, чистят и убирают дорожки.
Но на родине героя, в Ингушетии, чью свободу он тоже защищал в той страшной войне, имя его почему-то попало в забвение. Даже на мемориальной плите у обелиска павшим в войну героям в г. Назрани для его имени не нашлось места. Что это? Забывчивость военного комиссариата и музейных работников? Или безразличие республиканского Совета ветеранов войны? Думается - все это вместе!
Обелиску в Назрани уже много лет. Помню, еще в 1975 году, к 30-летию Победы, на этом месте был заложен памятный камень, с тем, чтобы в будущем поставить на этом месте памятник. Инициатор этого мероприятия, незабвенной памяти Туган Хаджимохович Мальсагов, бывший тогда директором Назрановской нефтебазы и единственным организатором первого в Ингушетии музея боевой славы, со слезами на глазах рассказывал о том, какой памятник тут поставят погибшим воинам.
Автор этих строк хорошо знал Тугана Хаджимоховича, не раз писал газетные очерки и статьи по материалам, собранным этим энтузиастом. Помню, он неоднократно ездил на Украину за черным мрамором для мемориальных плит. И в один прекрасный день здесь действительно установили на постаменте памятник погибшим воинам. Это была бронзовая фигура солдата с автоматом в руках.
Конечно, нельзя сказать, что памятник этот был оригинальной скульптурой. Как известно, социалистический реализм в культуре вообще и зодчестве в частности и не предполагал оригинальности. Но это был первый памятник, впервые в жизни установленный в память о погибших наших земляках-ингушах, хотя на нем указано и много имен наших русских земляков! И тогда на черных мраморных плитах мемориала были выбиты золотом имена всех выявленных к тому времени погибших героев.
После установки памятника прошло уже более четверти века. За эти годы выявлены сотни новых имен героев, погибших за родину. И ни одно из них не выбито дополнительно на мраморной плите. Анализируя эти факты, невольно приходишь к мысли, что вопрос этот никого не волнует. Правда, как редкое исключение, в этом году к 9 мая кто-то удосужился освежить позолоту на выбитых надписях мемориала.
- Уже много лет я бьюсь над тем, чтобы увековечить в нашем мемориальном комплексе имя дяди Хасана, - говорит Юсуп Чахкиев. - Но никак не могу найти того, кто это должен сделать. Мой дядя действительно героически погиб в первые месяцы войны. Все документы, подтверждающие это, находятся в нашем краеведческом музее. И еще. В нашем селе Насыр-Корт на улице Ноябрьская живут +-0братья и племянники Хасана Чахкиева. Здесь же находится и дом его родителей, в котором он вырос. Так вот, хотелось бы попросить руководство ЦМО и г. Назрани назвать нашу улицу именем Хасана и этим увековечить его имя и оценить его фронтовые подвиги по достоинству. Уверен, что он заслуживает этого! А расходы на это мы, жители улицы, оплатим сами.
От себя хотим добавить, что нынешнее название улицы - Ноябрьская - абсолютно ничего исторического и памятного не выражает. С таким же успехом она могла быть в свое время названа Мартовской или Июльской…
Будем надеяться, что руководство мэрии Назрани уважит просьбу земляков героя. Тем более, что ему это не будет стоить ничего…

Муса КОСТОЕВ








 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru