новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  3 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 61 (9750) четверг, 4 мая

Высокие звезды

О фольклоре поэзии ингушей через призму космического сознания


Термином «космическое сознание» мы обязаны восточной философии. Еще задолго до появления письменности лучшие умы человечества стремились осознать себя, как часть бессмертного Божественного творения, искали гармонию со Вселенной, чтобы через это прийти к полной внутренней свободе, защищающей от страданий и потрясений внешнего мира. Наибольших успехов на этом пути добились мудрецы Индии, Китая, Тибета. И помогла им обрести космическое сознание – любовь. Беззаветная любовь к Богу и ко всему Его творению… Отсюда становится ясно, что космическое сознание аккумулирует в себе самые высокие нравственные, моральные, этические и все прочие ценности. Первый признак космического сознания – это высочайшая духовность.
Алексей Максимович Горький как-то записал в дневнике, что у него бывают моменты, когда всех людей и весь мир он начинает ощущать, как свое тело, а себя чувствует сердцем всех людей и всего мира. Такую запись мог сделать только человек, пришедший к космическому сознанию.
Да, достижения лучших умов человечества в обретении космического сознания - бесспорны. Но если мы внимательно всмотримся в ингушский фольклор, то с изумлением обнаружим, что он прямо-таки пронизан тем отношением к миру, которое называется «космическим сознанием». Следовательно, космическое сознание присуще и создателю этого фольклора – ингушскому народу. Да и мог ли народ, живший под самым небом, рядом с солнцем, не иметь космического сознания? Ингуши издревле считали себя «народом солнца». Солнце они называли матерью.
Вся жизнь ингушей имела «космическую» раскладку. И севу, и жатве, и рождению человека, и к его уходу из мира, и родному языку, и родной стране, и всему, что входит в понятие «жизнь», придавалось глобальное значение. Самыми яркими праздниками у ингушей были дни зимнего и летнего солнцестояния.
Ингуши очень тонко чувствовали свою нерасторжимую связь с мирозданием. К Небу и Земле, например, они относились, как вселенские великаны:

Словно бурку свою,
Это синее Небо
Износит ли кто
На плечах?
Эту черную Землю
Кто истопчет из нас,
Как подошвы
Своих сапог?

И вообще, в фольклоре ингуши все примеряют на себя, как великаны. Для удовлетворения жажды им требуется выпить все море. Для удовлетворения голода - съесть всю морскую гальку. За день могут одолеть дорогу, длиною в год. Солнце обнимает ингушского молодца, как равного, а луна доверчиво приникает к его плечу…
Известно, что ингуши славятся великим свободолюбием, фантастическим бесстрашием, непоколебимой верностью в дружбе, сказочной щедростью. Откуда эти качества? Конечно же, от сознания своей неразрывной связи с вечной Вселенной. Человек, опирающийся на вечные ценности, не может быть скупым, вероломным, завистливым, трусливым, малодушным…
Космическое сознание дает народу особое отношение к жизни и смерти. Ингушская пословица говорит: «заботься о своем благополучии так, как будто ты никогда не умрешь, спеши делать добрые дела, как будто ты умрешь завтра».
У героев ингушских эпических песен есть одно ценное качество: они живут, «остановив в своей груди последний день этого мира и запечатлев в сердце первый день своей жизни в будущем мире». Следовательно, они, эти герои фольклора, фактически осознают свое бессмертие. А такие люди не боятся смерти. Они умеют умирать достойно, о чем свидетельствуют следующие строки ингушского фольклора:

Раскаленная пуля,
Твой смертелен металл,
Но не ты мной владела –
Я тобой управлял.
Мы с тобою сходились,
Смерть, один на один,
Но не ты госпожа мне –
Я тебе господин!
Пусть земля мое тело,
Как добычу, урвет,
Но душа моя в Небо,
Только в Небо уйдет!

Небывалая внутренняя свобода духа, крепость духа – одни из тех многочисленных благодатных качеств, которые даются человеку, или народу в целом, космическим сознанием. Отсюда и соответствующее отношение к жизни и смерти: без трагического надлома.
В связи с этим обращаешь на себя внимание, на тот факт, что ингушей, на протяжении всей их истории, не смогли сломить никакие беды, никакие испытания: ни репрессии царской администрации, ни высылка в Турцию, ни сталинская депортация, ни геноцид 1992 года… Дух ингушей настолько высок, что они просто не придают слишком большого значения неурядицам этого мира. Они никогда не впадают в панику. Космическое сознание защищает их от вымирания…
Фольклор рисует ингушского молодца красивым и внутренне и внешне, рисует человеком, чьи духовные и физические силы - безграничны:

У доблестного скакуна
Есть всадник достойный:
В быстроте –
Для глаза неуловимый,
В крепости –
Для пули непробиваемый,
В мужестве – льву подобный,
Чью ярость разжигают
Раны глубокие.
Да, всадник достойный
Есть у доблестного скакуна –
Матери вдовствующей
Единственный сын,
Сокол без промаха,
Края отцовского
Добрая слава…
Он сам себе господин,
Сам выбирает
Налево мчаться ему
Или направо…
Да, всадник достойный
Есть у доблестного скакуна,
Нравится это врагам
Или не нравится:
Как нахмурится он –
Снег из тучи идет,
А улыбнется –
Цветок в траве
Раскрывается…
И всадника этого
В каждом селе
Девушки ждут
На родной земле…
Но он ни во что
Жизнь не ставит свою,
Если надо ее
Положить в бою!
И конь
С ним согласен
Во всем наперед:
Он назад не поскачет –
Как хозяин умрет!

Не удивительно, что народ, воспитывающий подобных молодцев, выходит с достоинством из любого испытания. Кроме того, надо заметить, что высоте духа всегда соответствует и высота поступков. Смешно было бы предположить, что люди, обладающие космическим сознанием, потеряли бы вдруг честь и достоинство, захотели бы отобрать землю у своих соседей и выселить их из родных домов… Такое ингушам не пришло бы и в голову. В ингушском фольклоре территории сопредельных народов называются уважительно «Мать – Кабарда», «Мать – Калмыкия», «Мать – Грузия»…
Так же уважительно, как свою собственную территорию называют «Мать – Ингушетия»… В ингушском фольклоре гости делятся на два разряда: гости местные и гости из других стран. Притом, статус гостей из других стран намного выше, чем статус местных гостей. Преследуемый иноземец, попросивший убежище в ингушском доме, оказывался под надежной защитой хозяев. И такую защиту на ингушской земле находили, как свидетельствуют предания, и кабардинцы, и аварцы, и кумыки, и лезгины, и чеченцы, и грузины, и казаки, и русские.
Так что нынешняя забота руководства республики о возвращении русских беженцев возникла не на пустом месте: она имеет корни в традиционной для ингушей межнациональной и межрелигиозной терпимости. Об интернационализме ингушей свидетельствует и наличие в ингушском народе многочисленных межнациональных браков, в том числе и ингуше-осетинских…
Если бы наш маленький народ издревле жил, замкнувшись в своей территории, обособившись от соседей, в нашем фольклоре невозможно было бы обнаружить целый пласт поэтических сравнений, связанный с реалиями жизни других народов. Даже в маленькой лирической песне, которая называется «Салам», есть два таких сравнения:

Нежный,
Как ветерок налетающий,
Красивый, как рассвет,
Как таркинская соль
Сверкающий,
Перевешивающий золото
И такой весомый,
Что буйвол грузинский
Перевести не сможет,
Эми посылает.
Дувше привет
И спрашивает
Пойдет за него
Или нет?

(выделено автором)
Эстетические ценности нашего народа – народа, наделенного космическим сознанием, пополняются, в чем нет ничего удивительного, и за счет братского общения с другими этносами. Ингушские пословицы зафиксировали, что мы стали богаче от общения в русскими: («Нет человека лучше, чем исконный русский»), от общения с кабардинцами: («Кабардинские скакуны самые резвые»), от общения с дагестанцами: «Прочный, как дагестанский булат») и так далее…
Закон космического сознания – закон братства и любви – проявляется в нашей жизни, можно сказать, на каждом шагу. Ведь те, от кого мы перенимаем что-то доброе и красивое, становятся для нас понятнее и роднее. Нет, не случайно появились у ингушей такие личные имена, как «Гурже» (Грузин), «Селе» (Аварец), «Къазте» (Карачаевец), «Эрмало» (Армянин), «Эрсельг» (Русский). Есть у нас свои «Немце» (Немец) и «Японц» (Японец)…
Если ингуши дают детям такие имена, видимо, они хотят высказать уважение к этим народам. Многие ингуши в своих родовых преданиях говорят, что они произошли от грузин, кабардинцев, арабов… Проявляя подобного рода желание быть в родстве с человечеством, ингуши невольно подчеркивают наличие у себя космического сознания.
Но если мы оставим в стороне предания и обратимся к науке, то и здесь, в вопросе происхождения ингушей, столкнемся со своеобразным космизмом. Многие видные ученые говорят о генетическом родстве нахских языков с древними языками Передней и Малой Азии: этрусским, хурритским, урартским (Н.Я. Мар, И.И. Мещанинов, Г.В. Церетели, И.М. Дьяконов, Ю.Д. Дешериев, Г.А. Климов и другие). А.С. Чикобава пишет: «Уже теперь можно положительно утверждать, что определенные положения урартского языка находят объяснение при помощи данных кавказско-иберийских языков, прежде всего нахских (ингушского, чеченского, бацбийского)». Это мнение разделяет и И.М. Дьяконов в своей книге «Языки древней Передней Азии»…
При исследовании космического сознания ингушей закономерно возникает вопрос: может ли народ, у которого космическое сознание в крови, представлять опасность для человечества – быть бандитом, предателем, врагом общества и так далее? Ответ может быть только однозначным: «Нет, не может!» Ярлык врагов на ингушей могли наклеить только люди, чье сознание все еще пребывает в каменном веке…
Посмотрите, сколько тепла, любви, щедрости в ингушской новогодней обрядовой песне:

Тоски и печали
Сбросьте оковы –
Год наступает
Божественно – новый,
Мир и согласье
Несет, как подарок,
Будет огонь
В очагах наших ярок,
Чистыми будут
Помыслы наши,
А дни –
Восходящего
Солнышка краше!
Холод вражды
Сердец не остудит,
Жизнь наша, люди,
Масляной будет!

С этими пожеланиями ингуши обращаются не только к своим родным и близким, но и ко всему человечеству… Ведь ингушам дано ощущать весь мир, как свое тело, а себя чувствовать сердцем всех людей…
Говоря о космическом сознании, нельзя не отметить, что еще за несколько тысяч лет до европейцев ингуши узнали о круглой форме Земли. Каким именно способом узнали неизвестно, но в древнейших пластах ингушского фольклора Земля называется «Герга Дуне», то есть «Круглый мир». В ингушском языке изначально были слова, обозначающие понятия «Вселенная», «Солнечная система», «Вечность», «Земная ось»…
Естественно, что космическое сознание, так полно отразившееся в фольклоре, должно было как-то проявиться и в современной поэзии.

«Огромен мир в движенье невозвратном,
Но в сердце человека весь войдет.
Пусть Небо высоко и необъятно –
Людская мысль объемлет Небосвод», -
говорит ингушский поэт Джамалдин Яндиев. И он и его собратья по перу свободно оперируют глобальными философскими понятиями «Жизнь» и «Смерть», «Добро» и «Зло».
Ингушская поэзия учит жить со спокойным достоинством, а к смерти относиться без паники, ведь она, фактически, не смерть, а переход в вечность.
Джамалдин Яндиев сумел вложить в восемь строк всеобъемлющую информацию о жизни и смерти:

Есть четыре начальных слова, и каждый народ
Их вручает ребенку навечно беречь и любить.
Слово «Жизнь», потому что и он, будет время, умрет,
Слово «Смерть», потому что обязан он правильно жить.
Слово «Родина», что продавать на базаре нельзя,
Имя, данное матерью, пусть беспорочно несет…
Вот наследство, которое всем нам дается, друзья,
И отчета от нас будет требовать вечно народ.

По сути, это даже не стихотворение, а поэтическая формула жизни и смерти. Такими формулами и должны мыслить поэты народа, обладающего космическим сознанием. Удивительного народа, чьи древние жилища напоминают ракеты, которые вот-вот оторвутся от Земли и уйдут в беспредельные просторы Вселенной…
О, эти ингушские башни, своей каменной суровостью и прямизной дававшие горцам уроки мужества и несгибаемости! Если бы не они, народ наш был бы стерт с лица земли жестокими завоевателями. Они, эти башни, как бы учили людей стоять крепко, не падать, какая бы не навалилась беда, смотреть на звезды, стремиться ввысь. Да и не башни они вовсе, а философия выживаемости, учителя жизни.
Наверное, у каждого человека должна быть своя духовная башня. Человек, не обретший ее – несостоявшийся человек.
О поэтессе Марем Льяновой нельзя этого сказать. У нее есть своя духовная твердыня:

В чем секрет этой башни старинной,
Пережившей людей и века?
Благородной была и могучей,
Покорившая камни рука.
Не сгубила ее лихолетье.
Не разрушила злоба врага.
Эта древняя башня на склоне
Ингушам, как земля, дорога.
Не упала она, обезумев,
Не согнула свой каменный стан,
Только тихо стонала под ветром,
Когда гнали людей в Казахстан.
А когда мы домой возвращались,
Словно добрая, старая мать,
Собирала детей у подножья,
Чтобы горе свое рассказать.

Читать это стихотворение невозможно без содрогания сердца… Человеку не суждено найти покой в чужом мире… Только родная земля может быть опорой… Человек должен иметь дом, куда он может вернуться, и людей, которые его ждут… Живых или мертвых… Тогда его сердце не будет плавиться в обиде… А вот у поэтессы Марем Льяновой сердце плавится до сих пор… Плавится от обиды за всех бездомных: и бывших, и нынешних, и будущих… И свою боль она сумела сделать болью всех:

Мы холодные камни ласкали,
Грел очаг изболевшую грудь.
Символ духа – высокая башня,
Маяком, освещавшая путь.

Есть в далеком Бешкере могила,
Зябко, тяжко в ней маме моей…
Снись ей чаще, ингушская башня,
Пой ей песню, бегущий ручей…

Гонит рок нас по адскому кругу,
Сколько было их в нашей судьбе…
Мы сердца свои в камень одели,
Уподобившись, башня, тебе!

Но одеть свое сердце в камень не означает в контексте этого стихотворения сделаться каменным, равнодушным. Означает только обрести защиту от жестокости мира, дабы сохранить в себе животворящую любовь, достоинство и честь. Ради сохранения чести и достоинства люди космического сознания готовы и на крайнюю степень самопожертвования. В Казахстане, вскоре после выселения, произошел такой случай. Ингушская семья из 12 человек ради того, чтобы спастись от голода, должна была заняться попрошайничеством или пойти воровать. Но эти люди, воспитанные в лучших традициях ингушского «Эздел» (национальный нравственный кодекс) выбрали другой вариант: закрыли наглухо окна и двери в своей промерзшей землянке, легли на нары и умерли от голода… Такую силу воли, такое духовное величие, может дать человеку только осознание себя частицей бесконечно могущественной, божественной вечности…
Этим непобедимо прекрасным чувством пронизаны и стихи выдающегося ингушского поэта Али Хашагульгова. Он рано ушел из жизни, сломленный советским Гулагом. Но сломать стальной стержень его поэзии не сможет никакая сила в мире. Ведь для человека с космическим сознанием даже железные решетки тюремных окон могут зацвести, когда на них упадет луч весеннего солнца, и зеленая бабочка с прозрачными крылышками проникнет сквозь них в камеру. Это образ из стихотворения Али Хашагульгова.
Али Хашагульгов был не только выдающимся поэтом, но и выдающимся художником. Стихотворение «Крест» навеяно тюремными буднями:

Всего лишь
С тетрадный лист
Было окошко.
Но каждый день
На нем висело
Распятое солнце…

Кровью исходило
Тело солнца,
А на грудь человека
Ложился крест.

Для того, чтобы написать такое стихотворение, недостаточно быть только стихотворцем, надо быть гениальным мастером пера и гениальным мастером кисти в одном лице…
Поэзия Али Хашагульгова – это философия, обращенная к истокам жизни. В ней – рождения огненных космических миров и увядание огненных маков на зеленых склонах планеты Земля, в ней – победы человеческого духа и трагедии разбитых надежд.
Как будто посвященные Али Хашагульгову звучат строки Раисы Дидиговой:

Взаимосвязь миров неразделима,
А притяженье – непреодолимо…
Летишь из мира праведного ты,
Чтобы излиться светом чистоты…

В стихах Раисы Дидиговой космическое сознание заявляет о себе в полный голос. Между ее словами проглядывает испещренное звездами пространство Вселенной. Вечный Космос ставит свою печать то на одной ее строчке, то на другой:

Из Вечности проникшая тоска…
Бессмертное отчаянье в стихах…
Бессмысленно мечется суетный мир…

После чтения стихов Раисы Дидиговой хочется воскликнуть: «Люди, живите достойно? Оставьте суету и творите добро! Вражда - бессмысленна!»
Раиса Дидигова и сама зовет к этому:

По истеченью наших дней,
Чтоб в Высших сферах
Нас признали,
Любите на земле людей!

Ах, если бы мы задумывались почаще над смыслом жизни! Многие из нас даже и не подозревают, что именно люди являются главным объектом внимания всей Вселенной… При таком положении вещей нам просто стыдно быть плохими. У нас нет права растворяться в мелочной суете, быть мелкими… Мы можем быть только великанами и по мыслям, и по делам…
Почаще бы нам повторять формулу из книги американской целительницы Луизы Хей: «Я люблю себя, поэтому думаю обо всех с любовью и с любовью ко всем отношусь, ибо знаю – то, что я отдаю, воздастся сторицей…»
Мудрецы древней Индии говорили: «Свой или чужой? Так думают люди низкого ума. Для людей же высокого ума вся земля – родная семья».
Ингуши – счастливый народ. Ибо 5000 лет назад они думали точно так же.
Ингуши – счастливый народ еще и поэтому, что и сейчас они думают точно так.
И в третий раз ингуши – счастливый народ, потому что по прошествии пяти тысяч лет они будут продолжать думать то же самое…
Одним из маленьких доказательств в пользу этого является то обстоятельство, что ингушские поэты бережно переводят на родной язык Пушкина и Лермонтова, Гете и Шекспира, Руставели и Петефи, Блока и Крылова, Кулиева и Неруду, Гурамишвили и Хетагурова и многих других поэтов, внесших бесценный вклад в сокровищницу человечества, следовательно, и в развитие космического сознания. Время и пространство не являются преградами для ингушских поэтов: они легко перешагивают через параллели и меридианы, через годы и события чувствуют себя во Вселенной, как дома, что является несомненным признаком космического сознания…
Итак, настала пора подвести некоторые итоги…
Мы убедились, что человек космического сознания ощущает себя неотъемлемой частицей мироздания. В сердце у него только любовь – ни тени вражды. От него нет вреда природе. Все сущее для него священно. Он милосерден, умеет прощать. Жертвует собой ради спасения других. Его невозможно надломить никакими испытаниями.
Он обладает высшей формой сознания, поэтому его невозможно победить. Народ, приобретший космическое сознание, по сути дела бессмертен.
Сегодня космическое сознание необходимо человечеству как никогда ранее. Только люди с таким сознанием могут спасти планету и жизнь на планете.
Ингуши, стоя плечом к плечу со всеми, кто черпает силу в космическом сознании, вносят сегодня посильный вклад в решение насущных проблем всего человечества. Народ, избравший символом своего бытия Солнце, не имеет права жить иначе. И кто знает, может быть именно людей космического сознания имел в виду поэт Расул Гамзатов, когда писал свои знаменитые строки:

В даль небесную, в синюю роздымь
Улетали ракеты не раз…
Люди, люди – высокие звезды –
Долететь бы мне только до вас!

Гирихан ГАГИЕВ,
народный поэт Ингушетии








 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru