новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  3 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 122 (9497); вторник, 26 октября 2004 года

ОТКРЫТЫЙ АРХИВ

О земельном вопросе в Ингушетии начала XX века


/с приложением материалов из Обзора горных обществ Назрановского округа: Джераховского, Мецхальского, Хамхинского и Цоринского/. Земля для ингушей, как и для всех горцев Северного Кавказа, всегда являлась главным богатством, ассоциировавшимся с достатком и благополучием, что является характерным для народов-земледельцев, для которых она символизировалась с родным очагом, могилами предков и являлась основным источником жизни и пропитания. О приверженности ингушей к земледелию отмечали в своих работах многие исследователи Кавказа, так, например, Семен Броневский в 20-х гг.XIX века, писал: "Ингуши, не столько наклонные или менее других имеющие удобностей к грабительству, почитаются за добрых и кротких людей. Они довольно прилежат к хлебопашеству и изрядное имеют скотоводство".1 /Семен Броневский. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе. М,1823 / Ингуши: сборник статей и очерков по истории и культуре ингушского народа / сост.А.Х.Танкиев. Саратов,1996.С.132./ Однако уже во второй половине этого столетия начинается постепенный спад в развитии земледелия, а также и скотоводства Ингушетии, что было результатом конфискации части ингушских плоскостных земель в пользу казачества и создания так называемой Сунженской казачьей линии, отделившей горную Ингушетию от плоскостной цепью казачьих станиц. "Казачьим станицам были переданы огромные площади наиболее плодородных земель ингушей и в последующие десятилетия, вплоть до революции 1917года и гражданской войны в России 1918-1920 годов земельный вопрос в Ингушетии являлся наиболее актуальным"2. / Кодзоев Н. Очерки истории ингушского народа с древнейших времен до конца XIX века. Назрань,2000. С.145/. Писатель Дзахо Гатуев точно определил политический момент данной акции: "Для постоянного же, изо дня в день продолжающегося упорного распространения между новыми подданными общественного благополучия горские аулы перебрасывались в сферу надзора казачьих станиц"3 /Гатуев Д. Зелимхан. Из истории национально-освободительного движения на Северном Кавказе. Ростов Н/Д,1926. С.21./. С экономической же точки зрения это привело к резкому социальному неравенству между казаками и горцами, где с одной стороны оказались зажиточные хозяйства казачьих станиц, а с другой - обедневшие, многие разорившееся хозяйства горцев-ингушей. Для сравнения приведем данные из Терского сборника за 1893 год, ингуши, входившие в тот период в Сунженский отдел Терской Области, владели следующим количеством земли: на одну душу мужского пола на плоскости приходилось по 4,3 десятины 44 Десятина русская мера площади = 2400 кв.саженей = 1,09 га / БЭС. М, 1999. С.345.

/Десятина русская мера площади = 2400 кв.саженей = 1,09 га / БЭС. М, 1999. С.345/ , а в горах по 1,6 десятины. В то же время терские казаки владели 21,3 десятинами земли на одну мужскую душу.5 /Терский сборник. Вып.III. Владикавказ, 1893. С.55-57/. При этом надо учитывать, что в горах даже эти 1,6 десятины в лучшем случае лишь на половину состояли из удобной земли пригодной для занятия земледелием и скотоводством. По данным из Всеподданнейшего отчета начальника Терской области за 1898 год только 63% земель Сунженского отдела, населенного казаками и ингушами, состояли из удобных земель, что в среднем составляло 8 десятин на одну мужскую душу.6 /Фадеев А.В. О некоторых социально-экономических последствиях присоединения Чечено-Ингушетии к России // Известия ЧИНИИ. Т.III. Вып.1. Грозный, 1960. С.5/. Какое было соотношение в землевладении казачьих станиц и горских аулов видно из вышеперечисленных сведений, которые свидетельствуют, что ингуши далеко не дотягивали и до средних земельных норм. "По заключению даже самих царских администраторов для удовлетворения потребностей в продовольствии одной семьи из пяти душ в Ингушетии необходимо иметь не менее 6 десятин пахотной земли, 4 десятины пастбищных угодий и до 8 десятин покоса ".7 /Там же. С.6/. В работах исследователей Северного Кавказа второй половины XIX века Г.Вертепова, Н.Дубровина, Н.Грабовского подчеркивается дефицит земель в Ингушетии. Так, например, Вертепов в работе "Ингуши" пишет: "…в каждом горном обществе есть много лиц, владеющих землею только номинально, и в действительности совершенно безземельных"8 /Г.Вертепов.Ингуши.Историко-статистический очерк. // Терский сборник, кн.2.Владикавказ,1892. С.107/. Н.Дубровин, отмечая слабое развитие скотоводства в горной Ингушетии, писал: "Причиною неудовлетворительного состояния скотоводства были недостаток лугов, сенокосных и пастбищных мест"9/ Н.Дубровин. История войны и владычества русских на Кавказе. Т.1. СПб,1871. С.381/. Наиболее подробно этот вопрос рассмотрен в работах Н.Грабовского: "Экономический и домашний быт жителей горского участка Ингушевского округа " и "Ингуши (их жизнь и обычаи) ". В первой из них, автор представил статистические сведения о скотоводстве горцев на 1865 год, которые наглядно подтверждают, что даже эта столь развитая в прежние годы отрасль хозяйства оставляет желать лучшего. Грабовский, так же, отмечает, что самый крайний недостаток хлеба чувствуется у цоринцев10 /Цоринцы - жители Цоринского общества горной Ингушетии/, которые для приобретения его были вынуждены в течение нескольких лет сбывать имевшийся у них в достаточном количестве скот.11 /Грабовский Н.Ф. Экономический и домашний быт жителей Горского участка Ингушевского округа / ССКГ. Вып.III. Тифлис, 1870. С.7-9, 11/. Он же, в другой своей работе, приводя уже статистические сведения по всей Ингушетии за 1873 год, пишет: "Одна лошадь приходится на 6 человек, рогатого скота менее целой штуки на одного человека и только около 3-х баранов на одну душу. Хлеба на долю ингуша также выпадает не особенно много: около 2,5 четвертей12 Четверть русская мера объема сыпучих тел, равна 2 осьминам = 209,91л или 8,064 пуда = 132,088кг / БЭС. М, 1999. С. 1349; Специальные исторические дисциплины: учеб.пособие /С.В.Белецкий, И.В.Воронцова, З.В.Дмитриева и др. СПб, 2003. С.494.

/Четверть русская мера объема сыпучих тел, равна 2 осьминам = 209,91л или 8,064 пуда = 132,088кг / БЭС. М, 1999. С. 1349; Специальные исторические дисциплины: учеб.пособие / С.В.Белецкий, И.В.Воронцова, З.В.Дмитриева и др. СПб, 2003. С.494./ кукурузы и несколько более полу четверти пшеницы на душу. О просе, ячмене и картофеле, по незначительности сбора, не стоит и говорить. Таким образом, из всех туземцев Терской области, едва ли кто менее наделен землею и вообще удобствами жизни чем ингуши…".13/ Грабовский Н. Ингуши (их жизнь и обычаи) / ССКГ.Вып.IX. Тифлис, 1876. С.32 /. Начиная, с первой половины XIX столетия и до начала XX века, сохранялась тенденция постепенного сокращения землевладения ингушей. Известный ученый Н.П.Гриценко, многие годы занимавшийся изучением экономики Северного Кавказа, в одной из своих работ отмечает: "Крестьяне-ингуши тоже страдали от малоземелья. Еще во время создания Сунженской линии в 40-е годы прошлого века, когда возникли Слепцовская, Ассинская, Карабулакская, Нестеровская и другие казачьи станицы, у горцев отобрали сотни тысяч десятин лучшей земли. Многих из них царизм загнал в горы. С ростом населения наличный фонд земельных угодий у ингушей все время сокращался. Один из современников начала XX века писал, что если в 1889 году в Ингушетии на одну душу мужского пола приходилось 4,3 десятины, то теперь приходится не более 3 десятин. А в четырех селениях - менее 2 десятин на одну душу. Кроме того, указывал он, в 7 ингушских селениях крестьяне сильно страдают от безводья. И если плоскостные ингуши так плохо наделены землей, то еще в худшем положении оказались тысячи горных ингушей, имеющих не более одной десятины на душу населения ".14 /Гриценко Н.П. Горский аул и казачья станица Терека на кануне Великой Октябрьской Социалистической революции. Грозный,1972. С.29-30/. Действительно, земельный голод наиболее остро ощущался в горной Ингушетии, которая по своему географическому положению была не пригодна для занятия земледелием. "Географические и климатические условия горной Ингушетии оказывали затормаживающее влияние на хозяйство, ставили серьезные преграды развитию здесь земледелия"15 /Крупнов Е.И. Средневековая Ингушетия. М, 1971. С.118/ "Природные условия нагорной полосы высота, доходящая до 1500 метров над уровнем моря, ущелья, скалы, камни, осыпи, супесчаная, с большим содержанием гравия почва, требующая усиленного унавоживания, вредные для хлебов и трав южные ветры, иссушающие и без того каменистую почву, создали крайне не благоприятную обстановку для занятия земледелием "16 /Мартиросиан Г.К. Нагорная Ингушия. // ИНИИИК. Т1. Владикавказ, 1928. С. 98/. В горах получило развитие террасное земледелие, главной же отраслью хозяйства являлось скотоводство.17 / Гамкрелидзе Б.В. Из истории скотоводства в Ингушетии // КЭС. Тбилиси, 1968; Крупнов Е.И. Средневековая Ингушетия. М, 1971; Мужухоев М.Б. Ингуши:Страницы истории, вопросы материальной и духовной культуры. Саратов,1995/. Но и оно не могло успешно развиваться и обеспечивать рост экономического благосостояния горцев без связи с плоскостными землями, на которых находились их лучшие пастбища. Уже в 60-е годы XIX века скотоводство в горах, как и земледелие, начало приходить в упадок. "Прежде по показанию Джераховцев18 /Джераховцы - жители Джераховского общества горной Ингушетии/, они имели довольно большие стада рогатого скота, но когда часть земли, принадлежащая им в Тарской долине, поступила во владение казаков, они нашлись вынужденными сбывать этот скот, не имея возможности обеспечивать его в продолжение года ни пастбищными кормами, ни заготовлением на зиму сухого корма"19 Терские ведомости. № 22, 1868.

/Терские ведомости. № 22, 1868./. П.Гаврилов, исследовавший в этот период вопросы поземельного устройства горцев Северного Кавказа, писал: "Население Горского участка Ингушевского округа не имеет достаточного количества земель ни для пахоты, ни даже для пастбищ, а потому находится в крайней бедности"20 /Гаврилов П.А. Устройство поземельного быта горских племен Северного Кавказа // ССКГ. Вып. II. Тифлис, 1869.С. 62/. Ситуация для горцев еще более ухудшилась, когда в 1888 г. все леса горной полосы были объявлены казенными, а они имели не маловажное значение в скотоводстве, используясь за недостатком пастбищ для выпаса скота. Земельный вопрос стал самым важным для горцев, от разрешения которого зависела их дальнейшая судьба. Между тем, "начав и кончив свою земельную политику на Кавказе отнятием у аборигенов земли в пользу казачества и частных владельцев, царская Россия меньше всего заботилась о сохранении физического существования покоренных"21 /Гатуев Д. Там же. С.23/. Естественной реакцией горцев на такую земельную политику стали различные формы социального протеста, одним из явлений, возникших в результате отрыва части горцев от земли стало абречество, проявлявшееся в различных видах вплоть до укрепления Советской власти. "Одной из важнейших, объективно существовавших причин повстанчества был земельный голод горцев "22 /Жупикова Е.Ф. Повстанческое движение на Северном Кавказе в 1920-1925 годах (документальные публикации и новейшая отечественная историография) // Отечественная история. №3. 2004. С.162/. С другой стороны, Российское правительство, в особенности чиновничество на местах, понимало необходимость решения земельного вопроса и установления порядка землепользования для горцев, но не торопилось и откладывало его на перспективу. Еще в 1865 году, "для успокоения умов жителей нагорных местностей, при обложении их государственной податью, им было объявлено, что земли, на которых они проживают, останутся навсегда в их пользовании и что права на эти земли будут признаваемы за ними ненарушимо, доколе они будут сохранять верность правительству"23/ Гаврилов П.А. Там же. С. 62-63/. Одновременно, чтобы разрешить "поземельный вопрос", на всем протяжении второй половины XIX века и начала XX века, учреждались различные особые комитеты и комиссии, создавались проекты, но они не шли дальше изучения земельного быта горцев, так как, в реальности, обстоятельства политические оказывались выше, чем желание благоустроить горское население Северного Кавказа. В результате комитеты и комиссии распускались, а земельный вопрос оставался не разрешенным. В начале XX века земельный кризис в горах Северного Кавказа достиг своей высшей точки. На это же время приходится и обострение ситуации во всей России, связанной с событиями 1905-1907 гг., которые повлияли и на дальнейшую политику в решении земельного вопроса горцев Северного Кавказа. Назначенный в 1905 году Наместником Кавказа граф И.И. Воронцов-Дашков не мог проигнорировать эту проблему, так как, обстановка в крае вынуждала приступить к ее разрешению. "Зная о крайнем недовольстве горских крестьян малоземельем и боясь аграрных волнений, особенно в нагорной полосе Терской области, он выступил с широковещательными заявлениями об упорядочении землевладения и землепользования, чтобы отвлечь народные массы от революции"24 /Гриценко Н.П. Заметки о деятельности абрамовской комиссии // Известия ЧИНИИ. Т. VI. Вып.1. Грозный, 1965. С. 171/. На следующий год после обращения Наместника к населению Кавказского края, в апреле 1906 года, была создана специальная комиссия по землеустройству нагорной полосы Терской области и карачаевского народа Кубанской области. Председателем комиссии назначили крупного чиновника Абрамова25 /Абрамов Действительный статский советник, один из юрисконсультантов Кавказского военного округа/, почему и сама комиссия стала называться Абрамовской. В задачу комиссии входило изучение экономического состояния нагорной полосы Северного Кавказа и предложение конкретных мер по улучшению быта горцев путем положительного землеустройства".26 См. подробно: Гриценко Н.П. Горский аул и казачья станица Терека на кануне Великой Октябрьской Социалистической революции. Грозный, 1972. Он же. Заметки о деятельности абрамовской комиссии // Известия ЧИНИИ. Т. VI. Вып. 1. Грозный, 1965.

/См. подробно: Гриценко Н.П. Горский аул и казачья станица Терека на кануне Великой Октябрьской Социалистической революции. Грозный, 1972; Он же. Заметки о деятельности абрамовской комиссии // Известия ЧИНИИ. Т.VI. Вып. 1. Грозный, 1965/. Но и эта комиссия со своей задачей не справилась, проработав два года и собрав обширный материал, она предложила проект, по которому горцы лишались права на земли в нагорной полосе, так как они должны были быть переданы в казну. Такой проект, как и сама работа, комиссии вызвали большой общественный резонанс. Если, на первых порах, работа комиссии народами Северного Кавказа была воспринята с большим энтузиазмом, в надежде, что правительство решит их давнюю проблему, то вскоре после появления проекта наступило всеобщее разочарование горцев. Появились протесты и жалобы, как в саму комиссию, так и во все правительственные органы Кавказского Наместничества. В 1909 году проект был рассмотрен на заседании общего присутствия Терского областного правления и отклонен. "Последовали другие проекты, участь которых была такой же. С 1905 по 1910 год включительно, - писал современник, - выработано целых 5 противоречивых друг другу проектов: проект особого совещания, состоявшегося в Тифлисе в 1905 г., проекты комиссии Абрамова 1908 г., проект особого совещания Терского областного правления 1909 г. и … проект особого совещания, образованного в городе Тифлисе под председательством генерала от инфантерии Н.П.Шатилова"27 /Гриценко Н.П. Горский аул и казачья станица … С.54/. Между тем, "…чтобы не умереть с голоду, горцы вынуждены были арендовать землю у поселенных на их землях казаков станиц Терского войска. В 1890 г. казаки сдавали в аренду 39907 десятин или 14 % всех станичных земель"28 /Фадеев А.В. О некоторых социально экономических последствиях… С.6/. Аренда для горцев стала основным источником их существования. "В качестве крупного землевладельца, у которого горцы арендовали земли, выступает зажиточное казачество… Целые аулы находились на арендованных землях"29 /Мужухоева Э.Д. Куначеством проверенные связи // Сердало. № 64. 1999/. На почве аренды земли возникали противоречия между казаками и горцами, тем более что договора заключались на кабальных условиях, ставивших фактически в экономическую зависимость горцев. Последние пытались отстаивать свои права, ставя вопрос о земле в самых высоких инстанциях, в том числе и с трибуны Государственной Думы. В 1906-1907 гг. этот вопрос поднимался депутатами от Терской области А. Масловым и Т. Эльдерхановым. В 1909 году ингушским народом была подана петиция в 1-ю Государственную Думу, в которой отмечалось: "Мы, ингуши, с незапамятных времен живем в нынешней Терской области в количестве 50.000 человек, занимаясь испокон веков земледелием. Весь маленький народ составлял как бы одну трудовую общину, не зная, что такое классовые деления, привилегированные сословия, управляясь общинными началами. Но после покорения Кавказа, в 60-х годах, не взирая на всю горячую любовь к России, высказанную нами не раз в трудные исторические моменты, местные власти, охваченные пагубной идеей русификации края, начали отбирать у нас земли и заселять их казаками. В настоящее время 2/3 наших земель, насильственно отобранных, перешли в руки казаков, и мы ингуши, доведены до того состояния, что для того, чтобы жить, мы должны арендовать землю у тех же казаков. В среднем ингушское племя платит ежегодно казакам с лишком 30.000 рублей арендной платы. Это ничто иное, как налог в пользу казаков, налог тем более возмутительный, что мы, ингуши, платим его за пользование землей, принадлежавшей нам тысячелетия…"30 /Петиция Ингушей в 1-ю Государственную Думу. ( Из речи депутата Гайдарова в заседании Гос.Думы 28-го января 1909 года по Кавказскому запросу) / Г.А.Ткачев. Ингуши и чеченцы в семье народностей Терской области. Владикавказ, 1911. С.141/. Но вопрос так и остался не разрешенным, что оказало влияние на весь ход последующей истории Северного Кавказа. Социально - экономические факторы являются одними из ключевых, для понимания и исследования так же и политической истории Ингушетии начала XX века. Важность земельного вопроса заключается в том, что через призму сложившихся объективных условий социально-экономического состояния Ингушетии в начале XX века, мы можем разглядеть причины, повлиявшие на ее дальнейшую политическую историю. Закономерным итогом, которой стала почти стопроцентная поддержка, оказанная ингушским народом большевикам и выступление против Добровольческой армии генерала Деникина.

Приложение:

В 1908 году доверенные от четырех горных ингушских обществ Назрановского округа - Эльмурза Бодиев, Астемир Арапханов, Габрали Яндиев и Джембот Льянов подали прошение на имя Начальника Терской области, в котором изложили свои просьбы:
1. Об увеличении площади их землепользования;
2. улучшении путей сообщения;
3. открытии школ грамотности.
Прошение Джераховского, Мецхальского, Хамхинского и Цоринского обществ было доложено в рапорте генерал-губернатора Терской области Главнокомандующему Кавказским военным округом графу Воронцову-Дашкову. Наместник Кавказа, признавая, что данное ходатайство заслуживает внимания, сделал ряд распоряжений:
1. Попечителю Кавказкого учебного округа, об открытии у горных ингушей 3-4 начальных школ.
2. По вопросу наделения землей, немедленно рассмотреть возможность отвода горным обществам Галашевской войсковой земли в Общем Присутствии Терского Областного Правления, при участии Председателя Землеустроительной Комиссии Действительного Статского Советника Абрамова.
По вопросу улучшения путей сообщения, главнокомандующий высказал предложение, найти дополнительные источники на устройство и поддержание в должной исправности дорог из сумм дополнительных сборов с торговых документов и питейных патентов. В случае, отсутствия возможности найти эти суммы из данных источников, тогда приступить к устройству дорожного сообщения с плоскостью при помощи самого населения, с условием отпуска бесплатного пороха и необходимых лесных материалов31 ЦГА РСО-А. Ф.11. Оп.9. Д.237. Л.1-3об.
/ ЦГА РСО-А. Ф.11. Оп.9. Д.237. Л.1-3об./
В приложении к рапорту был предоставлен "Обзор" четырех горных обществ Ингушетии. Выдержки, из которых, с комментариями и таблицами, составленными по сведениям, полученным из "Обзора", приводим здесь.
"Обзор" представляет собой комплексное и довольно подробное исследование. В каждом из обществ рассматриваются следующие вопросы: расположение и границы общества; "племенной состав" и численность населения; состав земельных угодий, исторический процесс их образования и способа пользования ими; топографическое положение земельных угодий; климат, почва и урожай; лес и его значение в хозяйстве; виды угодий и степень обеспеченности ими населения; условия работ в горах; аренда земли и другие статьи расходов, а также доходы населения обществ; меры, необходимые для улучшения быта горцев. Наиболее подробным является исследование по Джераховскому обществу, где вышеперечисленные вопросы освещаются наиболее полно.

Джераховское общество
Состоит из семи населенных пунктов: Фортуах (Фуртоуг- авт.), расположен на правой стороне р.Армхи; Верхний, Средний и Нижний Озми; Памят; Егочкал и Могучкал (Джейрах- авт.), расположенных на левой стороне р.Армхи. Всего 229 дворов, 1083 душ обоего пола. Единственная школа в Джераховском обществе существует при мечети в с.Памят.
Площадь всех земель, по исчислению землемера Абаева, составляет 5801 д. 1478 к.с.32 /5801 десятин 1478 квадратных саженей. /Сажень - русская мера длины, равнялась 3 аршинам = 7 футам = 2,1336 м. /БЭС. М,1999. С.1049/. Из них пахотных земель - 331 д. 1878 к.с., сенокосных - 476 д. 2000 к.с., леса - 1604 д., выгона и пастбищ - 2184 д.
Пахотные и сенокосные участки находятся в подворном владении на праве частной собственности, как доставшиеся им от предков, коими земли эти были приведены в пригодный для пахоты и сенокоса вид. Как путем личного труда, очисткой от камней или расчисткой от леса и удобрением, так и приобретением в последующее время от других, путем покупки, дара, уплаты за счет кровной платы, калыма и другими обычными способами приобретения недвижимых имуществ. Выгоны, пастбища и леса находятся в общем, нераздельном пользовании всех жителей Джераховского общества и тоже на праве общей родовой собственности, как считающих себя потомками одного общего родоначальника, приобретшего эти угодья в силу первоначального занятия их.
Пахотные земли расположены на более низких, относительно ровных и более удобных местах. Покосы находятся на возвышенностях и уклонах, местами занимают такие крутизны, что на них косить сено без особых приспособлений бывает сопряжено с опасностью для жизни. Косари косят сено или не надевая обуви, или же привязывают себя веревкой к вбитому для этой цели колу. Леса, выгоны и пастбища занимают площади совершенно непригодные ни для пахоты, ни для покоса, находятся на самых возвышенных местах, с весьма сильными уклонами, часто покрытыми камнями.
Климатические условия: лето жаркое и с сухими ветрами, зима холодная с суровыми холодными ветрами. Все пахотные места, а именно: Пебач, Фортуаг Адеч, Тапан, Зарастан, Памят, Могучкал, Егочкал, Татхрте, за исключением Памят, открыты для ветров. Господствующие ветры южные, дующие из Дарьяльского ущелья по направлению Военно-грузинской дороги особенно вредны для всей растительности здешних мест. Летом, благодаря им, почва иссушается, а травы и посевы хлебов очень легко выгорают. Зимою они сносят с поверхности весь выпадающий снег и тем лишают почву необходимой влаги. Осенью же и весною до появления всходов в надлежащей густоте, ветры эти сносят с пахотных мест даже верхний покров почвы и без того бедного и неглубокого пахотного слоя и разметывают весь урожай сена и хлеба у тех жителей, кои вовремя не успеют их собрать в копны и обвешать с 4-х сторон крест на крест камнями, тяжестью 10-20 ф.33 /10-20 фунтов / Фунт единица массы в системе русских мер, равна 0,4 кг / БЭС. М., 1999. С. 1300/ каждый, привязываемый к упругим веткам березы.
Почва характеризуется как очень бедная питательными веществами, каменистая, состоящая из твердой глины, хряща и песка, еще сильнее связанная известью в твердую, как однородный камень, массу. Поэтому она требует постоянного удобрения, что и делается жителями. Однако, несмотря на все старания горцев, урожай бывает очень скудным. Еще более худшими качествами, по своей урожайности и удобствами в пользовании, обладают выгонные земли Джерахского общества. Они расположены на крутых склонах, вечно засыпанных камнями, падающими с гор, с крайне бедной и редкой растительностью.
Не лучшее положение занимают и летние пастбища. Все они находятся в отдаленных местах и занимают крутые склоны гор высотой от 7.000 до 10.000 ф.34 /От 7.000 до 10.000 футов / Фут 2 единица длины в системе русских мер. 1ф. = 0,3048 м. / БЭС. М.,1999. С.1301/ и доступны для скота не во всякое время, и при этом не для всякого рода скота. Так пастбищные места - урочища Джерах-чоч, Татхрте, обращенные к реке Армхи и урочища Алха-чоч, Дорнех, Кубурдарен, Ахкез-дарен, Гуда-кох, Каразге, обращенные к реке Тереку, в верхних частях своих на пространстве, составляющем немного менее одной трети всех пастбищ, доступны только в продолжение одного июля месяца, а иногда даже и менее, и пригодны по преимуществу для пастьбы только мелкого скота. Пастбища средней полосы этих же гор доступны только в течение 2 месяцев и только нижняя их часть доступна для пастьбы всех родов скота от 15 мая до 15 августа или 1 сентября. Поэтому по окончании этого периода времени, а именно с 1 сентября по 15 мая, все джераховцы должны пасти свой скот на плоскости, на арендуемых землях.
Леса, произрастающие в границах Джераховского общества: Матхохская и часть Армхинской дачи, кои джераховцы считают своей родовой собственностью, служат им только для удовлетворения своих хозяйственных потребностей в дровах и мелких поделках. Значение же лесов, как доходной статьи, за неимением путей сообщения для вывоза, весьма ничтожно. Но леса эти имеют важное значение в хозяйстве горцев, как подсобное средство для пастьбы скота, в особенности ценны они во время летней жары, когда в них укрывается и находит в тени деревьев отдых как крупный, так и мелкий скот. В этом отношении горцы особенно дорожат своими лесами горной полосы и так настойчиво просят о возвращении им их, как родовой собственности.
Из 5801 д. 1478 к.с. только 1575 д. 518 к.с. составляют удобные (для занятия земледелием и скотоводством - авт.) земли. В среднем, на каждый двор приходится по 6 д. 2109 к.с., а на каждую душу мужского пола 22 д. 1397 к.с. Из них пахотных земель 2123 д. 2125 к.с., на каждый двор - 21298 к.с., на душу мужского пола - 2487 к.с. Такая скудость земель, в сочетании с малой урожайностью, ставит жителей в крайне бедное положение, так как урожая хватает, чтобы прокормить одну женскую и мужскую душу, в течение всего 50-60 дней. Всего скота в Джераховском обществе: 886 штук крупного рогатого скота, 163 шт. лошадей, 812 шт. овец, 115 шт. коз, 16 шт. ослов. Если разделить весь полученный урожай на это количество скота, то получается, что скот в Джераховском обществе может быть обеспечен кормом только на 15 дней. Такой недостаток в пищевых материалах, как для собственного прокормления, так и скота, заставляет все Джераховское общество искать себе средства к пропитанию вне общества - путем аренды земли для пахоты, покоса и даже пастьбы своего скота, в различных местностях Терской области и отправляться в разные места Кавказа и России на заработки.
Из всех 229 дворов общества, 90 дворов проживает на казенной оброчной земле Длинной Долины, 15- на Реданте, 2 - на земле Чураковского, 22 - на земле Мамилова, 2 - на хуторе Яндиевых, 202 - на землях частных собственников в Кескеме, 52 в г.Владикавказе и 42 в плоскостных аулах. Кроме того 61 человек находятся на заработках в разных городах империи, а именно 220 в Тифлисе, 142 в Бакинской губернии, 232 в южных губерниях России, 32 в западных губерниях России и 12 в г.Красноводске Закаспийской области.
За аренду земли на плоскости джераховцы платят ежегодно 3388р.70к. и имеют землю в долгосрочной аренде от своих родственников, выселившихся на плоскость, на сумму 581р.
На уплату государственного налога и на разные общественные надобности тратится ежегодно 21720 р. 21 к., из них:
1. государственной оброчной подати 260 р. 55 к.
2. налог взамен отбывания воинской повинности 233 р. 44 к.
3. на сельско-врачебную часть 245 р. 60 к.
4. на содержание Назрановской горской школы 223р.
5. страховых за общественные строения 250 к.
6. страховых за частные строения 49 р. 82 к.
7. жалованье старшине 2200 р.
8. жалованье помощнику старшины 230 р.
9. жалованье писарю 2240 р.
10. жалованье трем конноразъездным 300 р.
11. жалованье сторожу при сельском правлении 50 р.
12. на отопление и освещение канцелярии 20 р.
13. на канцелярские расходы 80 р.
14. на отопление и освещение Конкурского милицейского поста 29 р. 30к.
15. на поездки общественным доверенным по делам общества 50 р.
16. жалованье мулле 90 р.
17. на непредвиденные расходы 120 р.
18. на содержание дорог 70 р. и взамен отбывания натуральных общественных повинностей всего 228 р.

М. КАРТОЕВ историк,
Государственная Архивная служба РИ
(Продолжение следует)


 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru