новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  3 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 162 (9683) среда, 21 декабря 2005 года

"По долинам и по взгорьям…" или Путешествие в недавнее прошлое Ингушетии

(Продолжение. Начало в № 156)

"Гора Адай-Хох восточной своей частью принадлежит Ингушии, западная часть с выходом в Гизель-донское ущелье принадлежит Осетии. Высота западной оконечности Адай-Хоха равняется 2. 208 метров, центральной части 2417 метров.
Путь из города (имеется в виду Владикавказ) идет по Военно-Грузинской дороги. С десятого километра открывается вид на гору Казбек.
В этих местах видны моренные отложения из галек и валунов, состоящих из сланцев и кристаллических пород.
На одиннадцатом километре кончается граница Пастбищного хребта и перед вами новый красивый вид на Адай-Хох и Балтийскую долину, расположенную между Скалистым и Пастбищным хребтами.
Посреди этой долины находятся селение Балта и станция Балта.
Вся долина наполнена речными и ледниковыми отложениями, образующими мягкие по очертаниям холмы, придающие всей долине живописный и спокойный вид. Холмы покрыты густым лесом.
Балтийской долиной можно выйти в соседнее Гизель-донское ущелье на территорию Осетии.
С одиннадцатого километра - шоссе Военно-Грузинской дороги идет по сплошной аллее из тополей и акаций.
С правой стороны расположены корпуса построек, принадлежащих дорожному ведомству.
На двенадцатом километра постройка Балтийской станции, кооператив и ингушская школа.
Селение Балта расположено на холме выше школы.
Все новые постройки в районе школы и станции воздвигнуты ингушами из горного района.
Неподалеку от селения в боковом ущелье находятся древние подземные погребения…"
Автор подробно описывает способы восхождения на гору.
Его рекомендации настолько компетентны, что могли бы служить инструкцией даже современным туристам и путешественникам.
Пиковая высота горы Адай-хох равняется 2417 метров.
"Виды отсюда открываются самые разнообразные:
на юг видно Джейрахское ущелье с бегущим внизу Тереком и замыкающими ущелье Кистинскими.
На севере видны: узкая лента Терека и рядом, точно полоска, узкая лента Военно-Грузинской дороги, пройденное Балтинское ущелье, Владикавказ и на далекое пространство Владикавказская котловина.
По всему склону горы попадается масса разнообразных цветов самой причудливой окраски.
Для ботаника и фотографа здесь масса интересного материала".
В инструкциях для путешествия на знаменитую Столовую гору или (Мат-Лоам) автор, описывая уникальную форму и неповторимую красоту этой горы, достигающей высоты 3005 метров, предлагает два пути.
"Один по хребту Вагай-дук и ущелью Вагай-чоч; этот путь очень утомителен. Второй путь, пролегающий через аул Бейни, значительно легче. Его можно совершить по Военно-Грузинской дороге и правым берегом Терека по Галгаевской военной тропе.
Дорога идет через осетинскую слободку, выходит на шоссе, ведущее к спиртоводочному заводу, мимо Чернореченских хуторов. Эта часть пути проходит мимо Лесистого хребта, склоны которого достаточно очищены от леса в период 1917-1928 годов".
Как видим варварское отношение к природному богатству наших гор было заложено на заре советской власти, впрочем, как видно из отдельных замечаний автора, свой след оставили в горах и императорские посланники.
"На пути встречается масса ручьев и небольших речек, берущих начало в горах Лесистого хребта, наполненных чистой, прозрачной водой (по местному "Черноречье").
На двенадцатом километре расположено ингушское селение Длинная Долина. За селением дорога вплотную подходит к отрогу Столовой горы - Вагай-дук, в котором прорублен на большом протяжении полутуннель.
Эта дорога проведена русскими во время кавказской войны".
Вероятно с этого периода и пошло разрушение бесценных памятников древней архитектуры - достояния ингушей. Сколько их сегодня в горах безжалостно уничтоженных до основания. В развалинах других вьют гнезда лишь дикие птицы.
Больно смотреть на эти картины. И трудно различить, от чего больше щемит сердце, то ли от останков наших предков, чьи кости белеют в склепах, то ли от безвозвратно утерянных уникальных памятников древнейшей цивилизации.
Мы не раз слышали рассказы горцев о том, что по горным тропам даже овец и коз (не говоря о крупнорогатых животных) следует перегонять шагом, чтобы не вызвать обвала.
Об этом напоминает и автор книги путешественникам, которым взбредет в голову бросить камень.
Сколько же вреда нанесли бездушные завоеватели этим горам, представить даже трудно.
"По пути встречаются придорожные памятники, поставленные жителями аула Фуртоуг в память умерших близких и родных.
С последнего поворота открывается вид на аул Фуртоуг, перед которым спуск к ручью. Последним небольшим подъемом дорога, наконец, выходит к первому горному ингушскому аулу Фуртоуг.
Аул расположен на южном склоне Столовой горы, у самого входа в Джейрахскую долину (Солнечная долина) на расстоянии 18 километров от Владикавказа.
Аул занимает выгодное положение. Отсюда открывается прекрасный вид на гору Казбек, на гору Чоч, Адай-хох, Джейрахское ущелье с рекой Тереком и полотном Военно-Грузинской дороги, где маленьким пятном виднеется Джейрахское укрепление, выше которого расположено селение Чми.
На юге темнеет начало Дарьяла и Кистинские горы, перед которыми широкое плато древней морены, с аулами Верхние и Нижние Эзьми.
На востоке красивый вид на Солнечную долину, окаймленную с юга лесистыми горами, а с северной стороны обнаженные склоны Скалистого хребта с прекрасными покосными и пастбищными лугами.
На большой глубине по дну долины вьется шоссе к санаторию и бежит бурная река Армхи.
Шум ее, особенно по вечерам, явственно доносится до аула.
Когда-то аул Фуртоуг насчитывал 60-70 дворов; теперь в нем проживает не больше 7-8 семей. Большая часть жителей переселилась на плоскость. В ауле сохранились жилые башни с бойницами, каменными мешками для зерна, лазами и часть каменной крепостной стены со входом.
В непосредственной близости от аула находятся древние надземные склепы для погребения умерших. По внешней форме и некоторым деталям они выделяются среди других подобных сооружений Ингушетии.
Квадратный склеп имеет гладкую крышу с "гуртами" (выступами) по каждой стороне: в нем похоронен известный строитель башен Дуго.
Круглый склеп совершенно не имеет входного отверстия. Крыша его тоже украшена гуртами и конусообразным камнем.
Здесь же над дорогой стоял памятник, представлявший подобие человеческой фигуры, единственный в области. Высота памятника 2,15 метров, основание 0,42 х 0,40 метра.
В верхней части ясно видно изображение лица, шеи и части рук.
От времени, ветров, влаги камень сильно поврежден.
В настоящее время этот памятник находится в Ингушском Научном музее, куда он доставлен в 1928 году экспедицией ингушского института краеведения".

Памятник, на мой взгляд, должен находиться там, где он был воздвигнут, ибо в этом заключается глубокий смысл и тайна, которую необходимо охранять как покой мертвых.
Оставь его экспедиция 1928 года на месте, он мог сохраниться до наших дней, и, возможно, нашелся бы кто-то, сумевший разгадать его тайну, но увы, для потомков памятник и то, что с ним было связано утеряны, думаю, навсегда.
- Поблизости от аула на западном склепе Столовой горы есть пещера с древним погребением.
Близ аула экспедицией обнаружены древние погребения, в каменных ящиках которых обычно находятся костяки в вытянутом или согнутом положении. Инвентарь могил не отличается богатством и разнообразием.
Он состоит из бронзовых изделий, перстней и бус, железных ножей поясных пряжек, черепов, глиняной посуды, попадаются бронзовые браслеты из витой проволоки.
Над аулом на крутой и довольно высокой скале Столовой горы есть небольшое полуразрушенное святилище; дорога туда очень трудна и утомительна".

Здесь похоронен Чах Ахриев

Непростительно скупые строки посвящены автором путеводителя этому замечательному сыну ингушского народа. В заглавии этой части повествования мы попытались компенсировать недостаток внимания автора к памяти ученого.
- Неподалеку от аула, за ручьем находится кладбище, где похоронен ингушский краевед Чах Ахриев. Кладбище усеяно вертикально поставленными каменными столбами. Среди памятников интересен один, являющийся подобием боевой башни с боевыми отверстиями и угловыми камнями.
Высота памятника около двух метров.
В передаче форм памятника отражена архитектура "боевых башен Ингушии".

Старые мельницы…

Эти простые, как все гениальное, сооружения сохранились еще кое-где в горах. Природная смекалка или генная память подсказала горцам их конструкцию и многие другие изобретения, которыми пользовались аборигены гор в хозяйстве, трудно сказать, но материал щедро поставляла природа.
"В небольшом ущелье протекает ручей чистой и холодной воды.
По ручью расположены две типичные горские мельницы оригинального устройства, из ручья вода бежит по деревянным трубам (стволы деревьев), расположенным с большим уклоном.
В конце деревянной трубы узкое отверстие, откуда вода с силой бьет по лопастям колеса, приводя последнее в движение. Колесо в свою очередь вертикальным валом приводит в действие весь механизм мельницы.
Несколько вверх по ручью за второй мельницей небольшой водопад.
Выше - ущелье - имеет много живописных уголков.
Некоторые домики аула имеют городской вид, с крышами, крытыми черепицей. Другие сохранили свой первоначальный вид, местами сильно измененный.
Здесь можно наблюдать, в каких условиях горцы ведут хозяйство.
По крутым склонам, буквально с опасностью для жизни, горец косит и собирает сено, связывает его в снопы, переплетая веревками с тяжелыми камнями…"
От рассказа о нелегкой жизни горцев автор переходит к описанию пещеры, где хранились принадлежности жрецов для совершения обрядов и далее о самом обряде, который совершался на вершине Столовой горы.
Но об этом более подробно и достоверно рассказал в своем романе "Из тьмы веков" Идрис Базоркин, а в Ингушетии вряд ли найдется грамотный ингуш, который не читал этот шедевр писательского искусства.
Ближайший пункт, где путешественники перед восхождением на вершину Столовой горы могли запастись самым необходимым - аул Бейни.
Здесь, по словам автора, можно было нанять и ослика для поклажи. Этот вид "транспорта" был в старину наиболее популярным у горцев.
Услугами осликов пользовались для передвижения и святые люди.
Неприхотливое и выносливое животное теперь становится никому не нужной реликвией.

Он незаслуженно забыт неблагодарным человеком, отдавшим предпочтение железным "игрушкам", отравляющим атмосферу выхлопными газами.
Мне несколько вечеров подряд довелось наблюдать на улицах Карабулака брошенного ослика. Он бродит в одиночестве и, подойдя к каким-нибудь воротам, подолгу стоит там, надеясь, видимо, что люди сжалятся и впустят его.
Это, слишком жестоко, и этой теме бездушного отношения к животным мы еще, думаю, вернемся.

Восхождение на Столовую гору

"За последними саклями и плетнями аула тропа круто забирает вверх и, делая частые петли, все время меняет направление.
Ранним утром ущелья еще задернуты туманом, который с первыми лучами солнца постепенно начинает редеть. Делая изгибы, меняя повороты, тропа выходит к роднику, где устроен большой водоем для скота.
От родника тропа идет в западном направлении и, минуя ряд скал и камней, выходит к пологому зеленому склону.
Здесь у источника следует утолить жажду, так как далее по пути нигде не найти воды для питья.
Несколько в стороне и выше родника, в отвесных скалах горы есть ряд обширных естественных пещер. В эти пещеры на ночь и в непогоду пастухи загоняют стада.
Интересно наблюдать, как рано утром они с блеянием, мычанием, лает громадных овчарок и пастушескими криками, начинают выходить после ночевки из пещер и узкими тропами поднимаются на плато Столовой горы.
По пологому склону тропа выводит путешественника к первому и самому большому святилищу Столовой горы "Мятцил", расположенному на громадном обрыве южной стороны горы.
Святилище в плане имеет прямоугольник в 5,82 х 2,43 метра и высоту в 4,28 метров (внутренний обмер). Внутри она делится на две части стрельчатой выступающей аркой.
Стены сложены из дикого камня, потемневшего от времени. Около этого святилища когда-то совершалось моление жителями аулов: Бейни, Мецхал и Фалхан. Моление происходило в конце июня или в начале июля.
Снимок святилища и последнего жреца можно видеть в Ингушском музее".

Этот снимок последнего жреца Элмарза Хаутиева, опубликованный в газете "Ингушетия", видели многие. И многих он, наверно, заворожил, также как и меня.
Этот благородный старец на снимке, которому больше века, изображен как живой.
Рассказывают, что он принял Ислам и несколько раз совершил пешком хадж в Мекку.
- Неподалеку от "Мятцил", несколько на север, на горке второе святилище "Мятэр-дэла".
Он той же формы, только меньше размером.
От третьего святилища осталась лишь груда развалин. Неподалеку от него образовалось небольшое озеро мутной пресной воды. Из этого озера стада утоляют жажду.
По пути на вершину Столовой горы встречаются интересные и красивые виды: пропасти, отвесные скалы с круглыми сквозными отверстиями. Узкие щели среди скал, через которые видны пики снежных гор и ближайших хребтов. Все это разнообразие делает незаметными трудности пути.
И наконец, на высоте 3.005 метров стол - площадка горы. Она имеет несколько километров длины, с наклоном к югу и востоку.
Все лето здесь на плато, покрытом густой сочной травой, пасется как мелкий, так и крупный скот.
Лошади дичают на воле и при виде незнакомых людей устраивают бешенные скачки.
В ясный солнечный день с вершины Столовой горы открывается прекраснейшая панорама во все стороны;
видна снеговая цепь на громадное протяжение от Казбека до Эльбруса; с левой стороны Казбек, затем Джимара-хох, Шау-хох, Сырху-Барзон, Архон, Адай-хох, Каштан-тау и на северо-запад далекий Эльбрус.
Из цейсового бинокля в ясные дни отсюда можно видеть города Грозный и Моздок. Прекрасно видны более близкие места: Балтийское ущелье с Тереком и полотном Военно-Грузинской дороги, Редант, хутора и весь в зелени Владикавказ.
Легко узнаются отдельные здания; по улицам виден бегущий трамвай, особенно резко выделяется пехотная школа (кадетский корпус).
Видны ближайшие к городу села и местечки: Ольгинское, Гизель, Архонка, Базоркино, Назрань, Беслан и полотно железной дороги.
Словами трудно передать всю прелесть и очарование, которыми будет вознагражден всякий, побывавший на вершине Столовой горы.
На Северном склоне есть прекрасный, холодный родник чистой воды; кое-где в трещинах скал и балках можно отыскать снег.
Подъем на вершину занимает чуть более четырех часов; обратный спуск до Бейни часа три.

Замок Дударовых

В окрестностях Бейни наибольший интерес вызывают аулы Харпе, Дугаргишт и замок Дударовых.
Замок расположен в глубоком ущелье у ручья. Состоит он из соединения одной боевой башни с несколькими жилыми, имеется внутренний дворик. От жилых башен остались части стен, от многих сооружений сохранились лишь фундаменты. В некоторых местах замок был обнесен стеной.
Наиболее хорошо сохранилась боевая башня с плоской крышей.
Дударовы считаются пришельцами из Чечни; они отличались воинственностью, находились почти в постоянной вражде с окружающим населением, занимались разбоем, нападали на караваны, забирали в плен людей и вели торговлю рабами.
В конечном результате они вынуждены были переселиться за Терек к старому Ларсу, где выстроили башню, остатки которой высятся над этим местечком.
Башня разрушилась в 1923 году.
Следы пребывания Дударовых можно проследить далеко на восток, по Армхи. На каждой своей остановке они закреплялись - то башней, то замком.
Интересные сведения об этом собрал Л. П. Семенов во время экспедиции 1927 года.
("Дударов был родом из селения Кий - см. примечание. Обладая редкой отвагой, силой воли и властолюбием, он не уживался с местным населением, постоянно враждовал с ним. Теснимый ингушами, он, с небольшой наемной дружиной, переселялся из одного места в другое. И вот, покинув Асинское ущелье, укрепился в Мецхальском обществе, близ аула Харпе.
Здесь у подножия утеса, на котором расположен аул, он воздвиг крепкий замок, подчинил себе ближайшие селения и брал с них дань - по одному бревну с каждого воза дров, проходившего мимо него.
У Дударова было несколько сыновей.
Один юноша приехал из Галгая в Харпе к своему дяде. Дударов, пользуясь отсутствием родственников этого юноши, взял его в плен и заковал в цепи. В то время во владение Дударова зашла с какой-то просьбой женщина из Харпе. Дударова в это время не было дома. Пленнику удалось обмолвиться с нею несколькими словами. Он сказал ей: "Передай Харпиевцам, что меня повезут продавать в рабство. Когда будем ехать в долине, я закричу, подражая крику черного ворона".
Женщина передала это родственникам пленника, когда они вернулись домой. Те устроили засаду, когда сыновья Дударова везли юношу в долине, он крикнул, подражая крику черного ворона. Харпиевцы напали на сыновей Дударовых, убили их и освободили пленника.
Победители отрубили им головы и на следующий день утром крикнули Дударову с вершины утеса: "Дударов, смотри, вот козлиные головы". В это время Дударов стоял возле своего замка, покуривая большую трубку. Головы сыновей покатились к ногам отца; одна из них упала в ручей и была унесена течением.
Дударов ответил: "Не буду пить воду, смешанную с кровью моих детей".
Он покинул замок, переселился в соседний аул Дугаришт и выстроил там башню. Через некоторое время он уехал в Ларс и вернулся с богатой добычей. Фамилии Куштовых, проживавшей в этом ауле, он привел в дар быка, к хвосту которого был привязан осел, нагруженный шелком и золотом. Дударов побратался с Куштовыми и потом с их помощью напал на Харпе и взял в плен всех мужчин. После этого набега, опасаясь мести ингушей, Дударов переселился за Терек, в Осетию, - (Л.П. Семенов "Археологические и этнографические разыскания в Ингушетии в 1925-1927 гг.)".
Примечание автора путеводителя И.П. Щеблыкина:
"Селение Верхний и Нижний Кий находятся в горной Чечне близ границ Ингушетии. По преданию, Дударов был в родстве с проживавшей в селении Кий семьей Акиевых (сообщение Матиева). Говорят также, что он был ногаец (сообщено в Дугаргиште).
Устойчивых сведений о происхождении Дударова, нет".

Царство мертвых - Малхара-Каш

Недалеко от замка, вверх по ручью есть древние погребенья и собрание надземных склепов.
Погребения бывают в склонах надземных и полуподземных (по ингушски - "малхара - каш").
Формы склеповых сооружений в Ингушии довольно разнообразны; встречаются следующие их виды:
1) квадратное основание, наклонные или вертикально поставленные стены с четырехгранной, пирамидальной крышей уступами; очень редко встречается гладкая кровля;
2) основание - правильный прямоугольник; крыша двускатная, уступчатая;
3) в основании круг; стены цилиндрические, крыша полушарием или конусом, украшенная гуртами или гладкая.
Встречаются склоны с поминальными камерами.
Бывают склоны для одиночного погребения, но больше для массового.
Склепы сооружались в один этаж, в два и три, как например большой, башенно -подобный в Таргиме.
Сложены они из местного дикого камня, на крепком известковом растворе. Снаружи обмазаны желтым цементирующим составом.
В стенах бывает одно, два или три отверстия для вноса покойников. Лицевая сторона иногда имеет вид ниши со стрельчатой аркой (Салги, Таргим).
Иногда над входными отверстиями делаются квадратные отверстия, дающие в массе простой несложный рисунок.
В стенах встречаются выступающие под прямым углом плоские каменные плитки с круглыми сквозными отверстиями. Крыши круглых и квадратных склепов украшены вертикально поставленными конусообразными камнями или цилиндрическими с выемкой и шаровидной вершиной (Фуртоуг, Джейрах).
В некоторых из склепов есть прекрасно сохранившиеся высохшие трупы (Обин,Салги и других)".
Куда девались покойники из нашего родового поселения Салги трудно сказать, но на данный период там в склепах остались лишь разрозненные кости скелетов, да несколько черепов.
Период, описываемый автором, видно и был началом эпохи разграбления могильников в горах Ингушетии.
- Трупы бывают завернуты в цветные материи или одеяла. В большинстве случаев внутри склепов все перемешано: костяки, куски покровов, черепки посуды, деревянные чаши и прочий инвентарь погребений - все в хаотическом беспорядке.
Это результат работы любопытных экскурсантов и ряда "научных изысканий" отдельных лиц.
В надземных и полунадземных склепах находятся предметы домашнего обихода: деревянные кубки, чашки, глиняная посуда, ножницы для стрижки овец, ножи, точильные камни, пряжки, музыкальные инструменты, чашки для молока, гребенки и прочее.
Покойник окружался всем необходимым, что могло понадобиться ему, по народным верованиям, в его потусторонней жизни.
Могильный инвентарь можно видеть в коллекциях Ингушского музея.

(Продолжение следует)
М. ДЗАУРОВА








 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru