новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  3 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 148 (9669) суббота, 26 ноября 2005 года

Генерал Банухо Базоркин и его сыновья

В Ингушской истории немало известных родов и фамилий, которые дали Ингушетии и России много славных и незабываемых имен. Одной из таких является фамилия Базоркиных.
Сегодня наш рассказ об одном из представителей этой фамилии и его сыновьях, которые верой и правдой служили своему Отечеству - России и таким образом прославляли Ингушетию.
Итак, наш главный герой – генерал царской армии Базоркин Банухо Байсангурович. Попутно поведаем и о его сыновьях – офицерах милиции и армии.

Родился Банухо Базоркин 21 сентября 1830 года в селе Базоркино Владикавказского округа Терской области в семье прапорщика Терской постоянной милиции Байсангура Базоркина.
Воспитание Банухо получил частное, а затем окончил Тифлисскую семинарию. Служить начал с 15 лет в качестве милиционера Терской постоянной милиции. В таком возрасте он был принят по ходатайству отца, которого ценила власть за его честность, мужество, достоинство и отвагу, патриотизм и преданность России и своему народу.
В послужном списке очень скрупулезно и подробно описана вся служба Банухо по числам, месяцам и годам. Такого подробного описания, где участвовал, какие подвиги совершал, какие награды получал встречать до сих пор не приходилось. Здесь участие в боевых кампаниях на Кавказе с 8 января 1846 г. до Крымской войны 1853-56 гг., в русско-турецкой войне 1877-1878 гг. на стороне Болгарии…
Пройдемся по страницам его послужного списка. Она богата, разнообразна и занимательна. Как я сказал выше, рожденный в 1830 году уже 24 октября 1846 года он становится рядовым милиционером Терской постоянной милиции, где начинал, наверное, и продолжал службу его отец Байсангур. И в тот же год получил Георгиевский крест 4-й степени за №401 «За отличие», связанное при вступлении Шамиля в Кабарду. За такое же отличие 13 мая 1848 года его награждают серебряной медалью с надписью «За храбрость» для ношения на шее на Георгиевской ленте. Проходит год и один месяц – 14 июня 1849 г. Банухо снова отмечен, но уже золотой медалью с той же надписью: «За храбрость» - также для ношения на шее на Георгиевской ленте.
Он не был обделен не только наградами, но и званиями. 10 мая 1850 г. Банухо получает звание юнкера и в феврале 1851 года – он уже прапорщик милиции. Получать такие награды и такие звания за такой небольшой срок, думаю, было непросто. Значит заслуживал человек честной и верной службой, мужеством, достоинством и отвагой. Решительностью, преданностью делу, которому он посвятил себя, достигал он всего этого.
Прирожденная горская отвага и мужество, патриотизм способствовали всему этому. Он не прислуживал начальству, а служил Родине.
В апреле 1851 по распоряжению начальника Терской постоянной милиции Банухо Байсангуровича переводят штатным помощником при приставе Назрановского округа. Получить такую должность в 21 год не так просто. Этого мог добиться только достойный.
В декабре 1856 года Банухо получает уже звание подпоручика, а в следующем декабре (1857 г.) он награждается орденом Св. Анны 4 ст. с надписью «За храбрость».
В мае 1858 года он становится управляющим Чантинским Наибством Аргунского округа и в мае 1859 года его награждают уже вторым орденом – орденом Св. Святослава 3 ст. с мечами и бантом. В июле он уже становится поручиком со старшинством. В мае 1860 г. Базоркина переводят в Терский конно-иррегулярный полк и назначают командиром 4-й сотни. В декабре 1861 года его производят в штабс-капитаны. А в декабре следующего года получает уже второй орден Святой Анны 3 ст. с мечом и бантом.
23 ноября 1863 года резко и славно меняется его служебная карьера. С Высочайшего соизволения, объявленного в предписании Управляющего делами Императорской Главной квартиры от 3 сентября 1863 г. за №1562 он прикомандировывается ко 2-му взводу Лейб-Гвардии Кавказского Эскадрона Собственного Его Величества конвоя для испытания по службе. И уже в июле следующего 1864 года Высочайшим приказом переведен в Лейб-Гвардию Кавказского Эскадрона Собственного Его Величества конвоя поручиком и в том же месяце командующим Императорской Главной квартирой утверждается командиром 2-го взвода горцев Лейб-Гвардии Кавказского Эскадрона. В августе 1865 года ему присваивают звание штабс-ротмистра. В августе 1867 года Банухо награждается уже вторым орденом Св. Святослава, 2-й ст. с мечами над орденом.
30 августа 1870 года Высочайшим приказом за отличную и усердную службу произведен в ротмистры и в феврале 1871 года из милицейской службы Высочайшим приказом он отчисляется от этой должности и зачисляют его по армейской кавалерии уже в звании подполковника. В октябре того же 1871 года по распоряжению Его Императорского Величества Главнокомандующего Кавказской армии по рапорту начальника Кавказского Горского Управления за №4045 назначен состоять в распоряжении начальника Терской области. В ноябре 1876 года Базоркин Банухо уже командир Ингушского дивизиона Терско-Горского Конно-иррегулярного полка и через месяц, уже в декабре, получает орден Св. Владимира 4 ст. с бантами при грамоте за №6915.
В Русско-турецкой войне Базоркина награждают орденом Св. Анны 2 ст. с мечами для нехристиан за №58 при грамоте за №2695.
Ингушский дивизион Терско-Горского Конно-иррегулярного полка ХIII армейского корпуса Лейб-гвардии Его Императорского Величества конвоя под руководством Банухо Базоркина. Как только Терско-Горский полк очутился на территории Румыни и вышел на исходные пути общей атаки русских войск, поступил приказ полевого штаба, где главнокомандующий действующей русской армии «ввиду недостатка кавалерии в Одесском Военном округе в распоряжении Одесского Военного округа предлагалось отправить Терско-Горский Конно-иррегулярный полк в полном составе.
Через два дня пришел новый приказ, где указывалось: в Одессу отправить только Ингушский дивизион.
Таким образом, прибывшему в Одессу на подмогу Ингушскому дивизиону предлагалось нести сторожевую службу вокруг крепостей Татаро-Бунара, Измаила и Тульчи, занимая посты, располагавшиеся у минных заграждений на Дунае. Не о такой службе мечтали ингуши. Их не удовлетворяли те эпизодические стычки, которые у них происходили с турками. Им хотелось горячих боев с неприятелем, чтобы доказать, на что способны ингуши. “Мы не охранники, мы воины, - говорили ингуши. Мы приехали воевать, а не сторожить”. И командир Ингушского дивизиона неоднократно по просьбе своих солдат-джигитов должен был ставить этот вопрос перед командованием ХIV корпуса. Благодаря этим постоянным и настойчивым просьбам, 13 сентября 1877 года Ингушский дивизион был «включен в правую колонну войск, предназначенных для штурма города Сулин. Но этот штурм не состоялся, потому что через день пришел приказ главнокомандующего, чтобы направить две сотни Ингушского дивизиона в самую гущу военных действий, что очень обрадовало ингушей, хотя они знали, что многим не придется остаться в живых, что поредеют ряды возвращающихся домой на родину, но жизнь свою они отдадут смело и мужественно, сражаясь с неприятелем. Война на то и война, чтобы убивать врага. Ингуши фаталисты и фанатики, они свято верят в судьбу: на чужбине умрет только тот, которому Всевышний определил такую судьбу, а от судьбы никому не уйти. Все случится так, как определил Всевышний.
В Болгарии ингушам пришлось сражаться в составе войск ХIII корпуса.
Конечно, война – «не прогулки при луне», уже здесь в Болгарии Ингушский дивизион вошел в 36-й Донской казачий полк и вынужден был произвести разведку противника и местности в районе, где должны были произойти бои с турками в той стороне за рекой Ак-Лом. И первая схватка с турками у ингушей произошла у села Нисово. Это был горячий бой.
При ХIII корпусе был создан Синанкойский отряд, куда входила 8-я кавалерийская дивизия. И вот вместе с этой дивизией, охраняя передовые линии, Ингушский дивизион выходил на разведку и на правый берег реки Кара-Лом и окружающие местности. Конечно, эта разведка и это ознакомление с местностью способствовало умело и более безопасно вести бои с неприятелем. Это помогало умно, умело и успешно вести боевые действия и с меньшими потерями для своих войск.
Ингушский дивизион под руководством Банухо Базоркина показывал неслыханную дерзость и мужество в боях за деревни Кацелово, Царовец, Огарчин; за села Садина, Иеникой, Есерджин; города Сулин, Соленик, освобождали город Разград. Вместе с освобождением города Констанцы ингуши спасли многих пленных болгар от смерти и увоза их в Турцию.
Ингушский дивизион освобождал г. Шумлы, брали станцию Шайтанджик. Героические бои шли против крепости Солистрин, ожесточенные сражения проходили в Родопских горах от деревни Курбен до деревни Караджилар. Не менее ожесточенные схватки с турками были у ингушей и под Телешем. Главное, что Ингушский дивизион всегда удерживал превосходство в этих сражениях. И при этом им всегда удавалось нести меньше потерь, чем врагу. Почему? Да потому, что каждый офицер, урядник, всадник берегли друг друга и ни одного убитого не оставляли на полях сражений; кого хоронили со всеми воинскими почестями, а многих отправляли домой на родину, чтобы родные могли отдать последнюю дань погибшим дома в кругу родных и знакомых. Да и командование помогало ингушам в отправке на родину своих погибших. Такой подход к своим погибшим со стороны ингушей их радовало, находило поддержку и понимание.
Командованием ХIII корпуса перед боем часто проводились оперативные разведки. 18 октября на такую разведку командованием корпуса к турецкому Соленинскому лагерю турок во главе с подпоручиком Б. Ужаховым была послана одна Ингушская сотня. Эта сотня установила количество турок, их оснащение, сколько имеется орудий и т.д. а также завязала бой, оттеснив кавалерийские турецкие посты, но позже вынуждены были отступить из-за сильного орудийного турецкого огня. Это лишний раз доказало о необходимости разведки.
Командованию корпуса понравилось, как ингуши умно провели эту разведку: разведали силы и оснащение турок, выяснив все, более смело и решительно вступили в бой и без потерь вернулись назад. Эта операция побудила руководство корпуса возложить на ингушей обязанности такой разведкой и такими набегами беспокоить турок.
В ночь с 22 на 23 октября всадники Ингушского дивизиона Атаев Бата и Эласханов Хаджи-Бекир совершили разведку у болгарских сел Садина и Иеникой, а затем и Саленинского лагеря турок. Разведданные этих двух ингушских всадников оказались настолько важными и ценными о турках, что оба всадника были награждены Георгиевскими крестами.
В начале октября турки усилили свои позиции и начали вести усиленные боевые действия против наших войск. Особенную разведку и боевые действия турки проводили, выясняя слабые и сильные стороны обороны Рущукского отряда. Одновременно с этим четыре батальона турецкой пехоты при помощи и поддержке кавалерией начали у реки Кара-Лом «теснить 2-й эскадрон 8-го гусарского Лубенского полка, располагавшийся правее и северо-восточнее села Кацелево». Была объявлена по этому событию тревога. На помощь этому эскадрону пришли Ингушский дивизион и наездники
2-й и 3-й гусарских эскадронов. Они отогнали турецкую кавалерию, но, соприкоснувшись с пехотой, кавалеристы вынуждены отступить, чтобы не понести большие жертвы, и наступать после соответствующей подготовки.
Обстановка осложнялась, туркам нельзя было дать возможности радоваться, хотя бы и этим малым успехам. Для этого полковник, бывший начальник Владикавказского военного округа, а ныне командир Терско-Горского полка П. Ф. Панкратов с Ингушским дивизионом во главе и с его командиром Банухо Базоркиным, и двумя эскадронами гусар обошел с тыла село Кацелово, и совершил атаку на турецкие позиции, и заставил турок бежать с этого поля боя с большими потерями и отступить к Соленику.
По поводу этого боя и поведения в этом бою Ингушского дивизиона командир ХIII корпуса, генерал-адъютант А. М. Дондуков-Корсаков писал в штаб Рущукского отряда: «Поведение ингушей и гусар в этой стычке с неприятельскою пехотою было выше похвалы, особенно ингушей. Они беззаветною храбростью и настойчивостью бросались на неприятеля, осыпавшего их пулями, особенно в кустарнике, перерезанными глубокими оврагами, водомоинами, а также ложементами (углублениями в почве, по которому текут потоки воды – Б. А.)
Ингуши, поддержанные 3-м эскадроном гусар, смело атаковали пехотные части в ложементах. По всеобщему отзыву, героями дня были всадники Терско-Горского полка. В этом молодецком деле ранено: ингушей – 7, гусар – 2; контужено: 1 офицер гусарского полка и ингушей – 4».
Один из раненых всадников – Дурга Альтемиров – через несколько дней скончался в военном госпитале.
В своей книге «Ингуши в войнах России ХIХ-ХХ вв.» Ахмет Мальсагов пишет: «Приказом по войскам действующей армии за мужество в бою у Кацелово были награждены золотым оружием с надписью «За храбрость» командир полка П. Ф. Панкратов; орденом Св. Анны 2-ой ст. с мечами – командир дивизиона, подполковник Банухо Базоркин; орденом Св. Анны 3-й степени с мечом и бантом – ротмистр Николай Альдиев, орденом Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость – прапорщик Артаган Мальсагов; подпоручик Маги Наурузов был произведен в поручики. Много наград было вручено урядникам и всадникам. Военные знаки отличия (Георгиевские кресты – Б. А.) получили урядники Бати Мальсагов, Парчо Темирсултанов, Генардуко Алиев, Николай Марушов, Исай Местоев, Габжуко Цуров, Дебир Мусостов, трубачи Федор Прокофьев, Ельферий Хрусталев, всадники Тебо Хадарцев, Таташ Плиев, Иса Луракиев, Мауси Ужахов, Дженерал Джантемиров, Долотмурза Ведзижев, Чолдыр Батыжев, Индерби Хаштыров, Дота Дудургов, Дуда Батыжев, Индерби Хашагульгов, Гайти Аспиев, Зейнул Мейрбиев» (стр. 57).
Ни один бой, ни одна стычка российских войск с неприятелем не обходилась без участия всадников Ингушского дивизиона со своим командиром Банухо Базоркиным. Даже для подкрепления и поднятия духа того или иного полка, отряда, эскадрона посылались толи сотни, группы или отдельных всадников Ингушского дивизиона и повсюду они показывали чудеса мужества, достоинства, смелости и отваги.
К примеру, когда командир 1-й бригады 8-й кавалерийской дивизии генерал-майор Леонов двинулся в Церовец с колонной войск для фуражировки войск, ему была выделена одна сотня Ингушского дивизиона, с фронта его прикрывала другая сотня ингушей. В перестрелке был убит фельдшер Ингушского дивизиона Павел Боков. При этом 20 всадников-ингушей во главе с прапорщиком А. Мальсаговым были выделены в помощь лейтенанту Фредериксу, прибывшему в Рущукский отряд для испытания пироксилиновых ракет, изобретенных русским ученым генералом Нечаевым. При испытании первых ракет в сторону турок, ошеломленные турки открыли залп из ружей, прапорщик Мальсагов бросился на турок своим отрядом и разметал турецкие силы, и без потерь вернулись в Канцелево.
Уверенный, что силы Ингушского дивизиона нельзя так бесконечно эксплуатировать, что дивизиону необходимо дать отдых, согласно распоряжению командира корпуса, начальник штаба ХIII корпуса генерал Дукмасов указал полковнику Панкратову, чтобы он не изнурял без надобности ингушей и предоставил Ингушскому дивизиону отдых. И отдых этот не был предоставлен, потому что остро стал вопрос усиления передовой линии между флангами ХIII корпуса у селений Чаиркиой и Кадыкиной. Опять не обошлось без помощи Ингушского дивизиона, вместе с Атаманским полком Ингушский дивизион был направлен туда. Везде и всюду ингуши первыми бросались на врага и не было случая, чтобы они не победили. 22 декабря 1877 года турецкая кавалерия и пехота напали на передовые российские посты. И здесь Панкратов использовал ингушей и заставил турок отступить. Преследуя турок, ингуши сумели взять в плен шесть турецких солдат и вместе с казаками освободить угоняемых в плен болгар и отбить до 1000 голов рогатого скота, которые стали хорошей добычей для продовольствия армии и корпуса.
Когда был занят Разград, Ингушский дивизион в числе группы войск корпуса перебросили к крепости Шумла.
19 января 1878 года между воюющими армиями было заключено перемирие. «После этого Ингушский дивизион находился в районе демаркационной линии, а затем был включен в состав сводного Шумлинского отряда, предназначенного для занятия Шумлы».
За смелые и мужественные рейды в тыл турков, героические бои в схватках с 10-го по 23 января 1878 года от реки Кара-Лом до крепости Шумла целый ряд всадников, урядников и офицеров Ингушского дивизиона получили ряд наград. Георгиевскими крестами были награждены урядники Муса Ганижев, в свое время взявший в плен командира турецкого эскадрона, Куты Куркиев, Эльмурза Гойгов, Иса Мальсагов, Каци Маршани, Хадажко Мальсагов, Мудар Гойгов, Саит Альмурзиев, Александр Тарханов, Татаре Албогачиев, Маги Даурбеков, Шейх Мальсагов, Касбулат Мамилов, Мурдул Дзортов, Алексей Соловьев, всадники Асланбек Куркиев, Бази Боров, Толхут Бекботов, Маги Акиев, Ибиш Арсамаков, Джантемир Чериев, Мустаби Мальсагов и многие другие, а также юнкер Муртуз Дзортов, кавалер 3-х Георгиевских крестов, участник крымской войны со своим будущим командиром Банухо Базоркиным и урядник Магомет Мальсагов был произведен в первый офицерский чин.
После окончания этой войны Ингушский дивизион нес аванпостную службу в ХIII армейском корпусе и 17 апреля 1878 года был награжден Георгиевским знаменем с надписью «За отличие в турецкую войну 1877 и 1878 годов».
Влюбленный в ингушей за их беспримерное мужество и героическую доблесть, генерал А. М. Дондуков-Корсаков, назначенный на должность Императорского Российского Комиссара в Болгарии ходатайствовал о передаче Ингушского дивизиона в свое распоряжение, и генерал-адъютант командир ХIII корпуса Манзей в связи с этой передачей Ингушского дивизиона издал приказ от 24 мая 1878 года. В этом приказе были такие слова: «…Войска ХIII корпуса с великим сожалением расстаются с этими славными боевыми товарищами, заслужившими по общему отзыву название отличных храбрецов в отряде. Заслуги эти вознаграждены самою почетною для войск наградою… пожалованием дивизиону Георгиевского штандарта.
Господа - офицеры, урядники и всадники Ингушского дивизиона! Вы можете с гордостью развернуть на Кавказе ваш Георгиевский штандарт и заявить своим землякам и соаульчанам, что военные товарищи, всего труднее отдающие другим предпочтение в храбрости, признали за вами это преимущество. Войско ХIII корпуса знает о ваших смелых подвигах под Солеником и молодецких стычках под Шумлою, они будут помнить ваш богатырский и победоносный конный бой 3 ноября с турецкою пехотою на Канцелевских крутых высотах, покрытых кустарниками, по которым и пехота с трудом ходила…»
Закончилась русско-турецкая война 1877-1878 годов. Ингушский дивизион вернулся на родину. На родине дивизион встретили достойно и со всеми почестями.
Вернулся домой и командир Ингушского дивизиона Базоркин Банухо Байсангурович (Федорович). И уже на родине отдохнув немного, он снова приступает к несению службы. Распоряжением начальника Терской области от 1 января 1879 года он поступает в распоряжение начальника Владикавказского округа. 15 декабря 1879 г. становится командиром 3-й сотни Терской постоянной милиции. В октябре 1888 года Высочайшим приказом с оставлением в армейской кавалерии Банухо получает чин полковника. В июле 1896 года как представитель ингушского народа командирован в Москву по случаю Священного коронования его Императорского Величества и Всемилостивейшим приказом награжден орденом Св. Владимира 3 ст. для нехристиан. В марте 1891 года при грамоте за №2125 Всемилостивейше пожалован Высочайшего учрежденного в память Священного коронования Государя Императора Николая II серебряной медалью для ношения в петлице на Андреевской ленте, где было выдано свидетельство о его награждении за №49910.
Высочайшим приказом от 20 августа 1904 г. Базоркин Банухо получает чин генерал-майора в связи с увольнением из-за болезни от службы с правом ношения мундира и назначением ему усиленной пенсии.
На действительной службе Базоркин Банухо Байсангурович был 54 года, 9 месяцев и 20 дней. Был женат на дочери корнета Кудаберды Дударова, имел детей: дочь Буги рождения 13 сентября 1849 г. сыновей Керимсултана, Атаби – 15 июля 1853 г., Асланбек – 3 марта 1851 г., дочерей Белмусхан – 15 июля 1857 г., Хани 10 октября 1859 г., сына Сафара (Ибрагима) – 12 сентября 1862 г. В книге А. У. Мальсагова указан Мухтар как младший брат Керимсултана. И сыновья Банухо Базоркина Крым-Султан, Атаби, Мухтар тоже служили и в милиции, и в армии, продолжая дело отца. Так его сын Керым-Султан участвовал в I мировой войне, являясь корнетом Ингушского полка, который входил в Кавказскую туземную конную дивизию, которая за мужество, доблесть и геройские заслуги в борьбе с врагом названной «Дикой дивизией». Командиром дивизии был великий князь Михаил Александрович, а командиром Ингушского полка был полковник Мерчуле Георгий Алексеевич, абхаз по национальности.
Известно, что и в Первой мировой войне ингуши сражались мужественно и достойно несли звание защитников России. Особенно ингушей радовало и ободряло, что командует дивизией младший брат Императора, великий князь Михаил Александрович. Любили, уважали и ценили ингуши и своего командира Мерчуле. О Крым-Султане в книге Мальсагова есть такие слова: «22 февраля полки 3-й бригады. Этой бригадой командовал генерал-майор князь Н. П. Вадбольский.
(В эту бригаду входили два полка – Ингушский и Черкесский. – Б. А.) Проводили «усиленную с боем» разведку противника к югу от города Тлумача. В этот день одним из разведывательных разъездов Ингушского полка командовал корнет Крым-Султан Базоркин (стр. 99). Как и отец - Банухо Байсангурович – Крым-Султан проявлял мужество и храбрость. Свою первую награду он получил за боевые действия в январских боях 1915 года. Приказом командующего 9-й армией за №324 от 5 июля 1915 г. Крым-Султан был награжден орденом Св. Святослава 3-й степени с мечами и бантом, установленным для наград нехристианам.
3 марта 1915 года командир Ингушского полка Георгий Алексеевич Мерчуле ходатайствовал перед командующим дивизией о награде корнета Крым-Султана Базоркина. В этом прошении были такие слова: «Корнет Базоркин, поставленный 22 февраля 1915 года с разъездом в сел. Езержаны и далее до соприкосновения с противником, и, найдя окраину деревни занятой австрийской пехотой, атаковал ее в конном строю, выбил из Езержаны, захватил семь человек пленными и, оставаясь в сопротивлении с превосходящими силами противника в течение двух суток, давал точные и верные сведения о его силах и маневрировании, чем способствовал в значительной степени успешным действиям поисков бригады.
Ходатайствую о награждении корнета Крым-Султана Базоркина Георгиевским оружием”. Это ходатайство попало к командующему Юго-Западным фронтом и по его приказу вместо Георгиевского оружия Крым-Султану дали в награду орден Св. Владимира 4 ст. с мечами и бантом.
Крым-Султана Банухоевича Базоркина назначили адъютантом командира 3-й бригады полковника Веттер-Розенталя. Как адъютант Крым-Султан обязан был давать указания, вести переписку с полками, сотнями, разведотрядами и другими службами. Здесь, думаю, интересно будет познакомиться с одним из известных его посланий к прапорщику Аушеву Мусе, командовавшему в тот период разведывательным разъездом приказание следующего содержания: «По получению сего приказываю Вам отойти на меня в Дзвиняч. Если к Вашему приходу дер. Дзвиняч будет занята противником, идите на Бичковце-Скородинце… Пока жду Вас в дер. Дзвиняч, можем быть, успеете прибыть.
От других разъездов нет донесений, беспокоюсь».
А в 11 часов дня поручик Базоркин после получения сведений от вахмистра Ахмеда Мальсагова информирует своего командира полковника Веттер-Разенталя следующей информацией: «Разъезды доносят, что район Коссув-Белый Поток свободен от противника. Разъезд под командованием вахмистра Мальсагова, посланный для проверки сообщений дозора о занятии противником дер. Коссув, доносит: дер. Коссув свободна от противника; в дер. Ротлив находятся уральцы. Сам во исполнение Вашего приказания остаюсь в дер. Дзвиняч в молодецкой разведывательной сотне». Удивительная четкость, ясность в изложении и грамотность. С него мог получиться великолепный штабист.
В апреле - начале июня 1915 года генерал Багратион объявляет в своих приказах о том, что командующий 9 армией Личицкий наградил офицеров Кавказской конной дивизии орденами за отличия в боях с врагом «в период с 1 июня 1915 г.» И среди награжденных Ингушского полка был награжден орденом Св. Святослава 2-й степени с мечами поручик Крым-Султан Базоркин. Это был орден, установленный для нехристиан.
15 июля 1916 года 3-я сотня Ингушского полка под командованием штабс-ротмистра Султана Бекборова и 4-я сотня под командованием поручика Крым-Султана Базоркина вступили в бой за деревню Езерань (Езержаны). 22 февраля 1915 года за подвиги в бою за эту деревню командир Ингушского полка Мерчуле Георгий Алексеевич представил Базоркина Крым-Султана к награждению Георгиевским оружием, взамен которого он получил орден Святого Владимира. И вот снова 15 июля 1916 года Крым-Султан вел свою сотню в бой именно за эту деревню. В наградительном листе вот как описываются эти боевые действия и атака сотни Базоркина: «Развернув сотню, поручик Базоркин понесся далеко впереди своей сотни, личным примером воодушевляя всю свою сотню и лихо повел в атаку, минуя деревню Езерань… правее кладбища, в направлении на рощу, что южнее высоты 393-й (Урочище Бралув). А там находилась немецкая пехота. По сотне Базоркина немцы открыли огонь и в этом бою смертью храбрых пал поручик Крым-Султан Базоркин – сын генерал-майора Банухо Байсангуровича. Опять командир Ингушского полка полковник Мерчуле Георгий Алексеевич представил Крым-Султана Банухоевича к награде Георгиевским оружием и 29 ноября 1916 г. Высочайшим приказом императора Николая II Крым-Султан Базоркин будет награжден этим оружием «за то, что в бою 15 июля 1916 года у дер. Езерань, командуя 4-й сотней Ингушского конного полка, личным примером воодушевляя свою сотню, лихо повел ее в атаку в конном строю на рощу, что южнее высоты 393-й, и, будучи встречен сильным артиллерийским и пулеметным огнем противника, врубился в густую цепь германцев силою около полуроты и уничтожил ее почти целиком холодным оружием, но он сам при этом был смертельно раненный, запечатлев смертью своей им содеянный подвиг» (стр.136).
Бой за деревню Езерань закончился полной победой Ингушского полка: убито было около 240 и взято в плен около 140 немецких солдат и офицеров, взяты несколько тяжелых орудий. Были потери и в Ингушском полку. Убито было 18 ингушских всадников, ранено 36 человек, в том числе и 2 офицера. Пал смертью храбрых и командир 4-й сотни Крым-Султан Базоркин.
В первой мировой войне в Ингушском полку сражался и еще один сын Банухо – урядник Мухтар Банухоевич, и он был награжден за боевые подвиги Георгиевским крестом 3-й ст. за №76211 за отличие в боях 15 июля 1916 г. за то, что отличился храбростью в конной атаке в рукопашной схватке с неприятельской пехотой, чем содействовал общему успеху».
В своей книге Ахмед Мальсагов пишет о Мухтаре: «Всадник Мухтар Банухоевич Базоркин – старший брат смертельно раненного в бою у дер. Езерань поручика Крым-Султана Базоркина» (стр. 139). Подпоручиком милиции служил еще один сын Банухо – Атаби.
Рассказ о них впереди, по мере нахождения материалов о них.

Б. АБАДИЕВ

Использованные материалы:
1) Послужной список Б. Б. Базоркина (ЦГВИА ф. 330, оп. 86, К 5589, д. 449, л. 14. 14 об, 15, 15 об. 16, 16 об, 17, 17 об,. 18).
2) Ах. Ум. Мальсагов. “Ингуши в войнах России в ХIХ-ХХ вв.” Нальчик, 2002.
3) Личный архив автора.








 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru