новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  2 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 131 (9652) вторник, 25 октября 2005 года

МУРАТ ЗЯЗИКОВ: МОЯ АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ ОПЕРАЦИЯ - СОЗДАНИЕ РАБОЧИХ МЕСТ

Я шел на встречу с президентом Ингушетии Муратом Зязиковым, рассчитывая на 30-минутное интервью. В итоге наша беседа растянулась более чем на два часа. В конце президент, как истовый футбольный болельщик, даже показал фотографии местной юношеской команды "Эрзи", которая недавно отстояла честь России и выиграла серебро в первенстве мира по футболу среди детских команд в Швеции.

На прощание он подарил мне свою книгу "Традиционная культура ингушей: история и современность". По признанию президента, он по образованию историк и юрист, а потому материалы собирал еще со студенческих времен. Одна из глав книги называется: "Толерантность, а не цивилизационные разломы". Зязиков, наверное, единственный доктор философских наук, генерал спецслужб, защитивший диссертацию по теории и истории культуры.
- Мурат Магометович, я с удивлением узнал, что Ингушетия - один из немногих субъектов Федерации, где наблюдается прирост населения, в том числе потому, что только за последний год сюда вернулись свыше ста русскоязычных семей. Как удается добиться этого?
- Вступая в должность президента, я сразу сказал, что одна из главных наших целей - восстановление прав людей, возвращение их на родину. Большинство русскоязычных семей покинули Ингушетию, когда начались известные события в Чечне. Никто не мог дать им гарантии, что конфликт удастся локализовать, и что антитеррористическая операция не распространится в итоге на территорию нашей республики. Сейчас возникло понимание, что ситуация в Ингушетии достаточно стабильная, что мы пришли для созидания.
Я получаю много писем от тех, кто собирается возвращаться. Переселенцам непросто жить в Перми, Мурманске, в Воронежской области... В Ингушетии их предки жили столетиями, здесь похоронены их близкие. Беженцы не виноваты в ошибках политиков, из-за которых они вынужденно покинули родные места.
Нам помогают и многовековые традиции. Мы столько лет жили в едином государстве, где мирно сосуществовали многие национальности и религии. Я считаю, что в национальном, конфессиональном многообразии источник духовной силы народа. Ингушетия должна быть многонациональной.
- Год назад боевики напали на Назрань, погибли десятки граждан. У родственников было желание отомстить чеченским беженцам, обосновавшимся на территории Ингушетии?
- Разные были попытки - сразу после трагедии. Но нам удалось провокации предотвратить. Если бы мы боролись с бандитами их методами, это вело бы в тупик. Со стороны некоторых официальных лиц раздавалось другое - мол, как вы могли допустить такое вторжение? Я в это время находился в Ингушетии, и мы делали все, что было возможно в тех условиях...
- Говорят, во время боевых действий в Чечне боевики здесь укрывались, лечились...
- Не согласен. Другое дело, что на нашей территории было много беженцев из соседней республики. Я ездил по всем лагерям, встречался с людьми, боевиков не видел. Просто иные политтехнологи по тем или иным причинам пытаются нагонять волну, создавать отрицательный образ Ингушетии. Существуют силы, заинтересованные в дестабилизации обстановки на юге России...
- В лагерях беженцев много детей, у которых надломлены судьбы. Не окажется ли это поколение потерянным?
- Ни в коем случае! Да, действительно выросло целое поколение, не знающее, что такое нормальная жизнь. Но для детей, юношества многое делается. Главное - дать всем возможность учиться и трудиться. И беженцы должны поверить в неотвратимость нормализации обстановки.
- Это будущее. А пока многие молодые чеченцы воспринимают Россию как врага?
- Это очень сильное заблуждение. Я многих провожал в Грозный, говорил с молодыми людьми и знаю, что они мечтают о мирной жизни, не хотят, чтобы была вражда между российскими народами. Большинству понятно, что не было национального и религиозного противостояния. Возникла цепь тяжелейших ошибок политиков, которые нынешнее руководство России исправляет. За последние годы через Ингушетию прошло около полумиллиона беженцев из Чечни. Всем им оказали братскую помощь. Сейчас, когда жизнь в соседней республике налаживается, многие возвращаются на родину. Палаточных лагерей в Ингушетии уже не осталось. Однако по-прежнему у нас в республике проживает около 50 тысяч беженцев. Никого из них насильно отправлять отсюда мы не собираемся.
- Некоторые политологи постоянно твердят, что ситуация на Северном Кавказе пожароопасна...
- А есть еще деятели, которые вообще предлагают отдать Северный Кавказ, пожертвовать Ставропольским краем, Кабардино-Балкарией... Я такие заявления считаю кощунством. Наши с вами предки собирали страну по крупицам. И расчленять ее, разбрасывать - непозволительно. Тем более основываясь на выводах, сделанных какими-то "экспертами" в тепличных "лабораторных условиях". То "положение на Северном Кавказе", о котором они твердят, существует в их затуманенном воображении, они не знают реальной ситуации.
Хотя надо честно признать: долгое время регионами Северного Кавказа толком не занимались, многое было запущено.
- Как-то вы сказали, что самая важная "контртеррористическая операция" - это создание рабочих мест...
- И продолжаю на этом настаивать. Если народ не имеет работы, средств к существованию, то им легко манипулировать. К сожалению, усилиями отдельных российских и западных СМИ формируется мнение, что наши жители только и умеют, что воевать. А на самом деле здесь живут отзывчивые, гостеприимные и трудолюбивые люди, которые привыкли добывать хлеб в поте лица своего.
- И что делается для обеспечения занятости, создания рабочих мест?
- В ближайшее время в Ингушетии введется в строй еще ряд крупных предприятий, которые обеспечат работой более тысячи человек. Строится ряд промышленных объектов, перерабатывающие предприятия. Недавно выпустил первую продукцию завод антенно-мачтовых сооружений и средств связи, созданный на базе радиотелевизионного передающего центра Республики Ингушетия. При полном освоении мощностей предприятия здесь будут трудиться свыше тысячи человек. Эта отрасль откроет новую страницу в развитии экономики Ингушетии. К осени будут построены еще восемь объектов - цех металлопереработки, деревообработки, по производству стеклопакетов, сборки радиоаппаратуры ...
- Не попробуете ли сделать прогноз: когда же на юге России все успокоится?
- Не хотелось бы заниматься прогнозами. Но уверен, что в ближайшие годы все в основном станет на свои места. Конечно, и сейчас предпринимаются попытки дестабилизировать ситуацию в регионе. Уже пытались поднять бучу даже на Ставрополье и в Кабардино-Балкарии. Думаю, что деструктивные силы таким образом пытаются "готовиться" к выборам 2008 года. Только ничего у них не получится.
- Скажите, легко ли быть президентом такого региона?
- Поверьте мне, я не из тех, кто спал и видел, как мне стать президентом. Решительно нет. Обладание властью только со стороны может показаться очень привлекательным. На самом деле это огромное напряжение, каждодневная ответственность, постоянно лишаешь себя многих элементарных радостей, спокойствия. Но все же самое лучшее чувство испытываешь, когда видишь, осознаешь: люди тебе благодарны...
Нам близки европейские, мировые ценности. Но у нас своя судьба и свой путь. Президент России Владимир Путин сегодня собирает в единое целое страну, которая стояла над пропастью. И цель этого строительства, всей нашей общей работы - сильные регионы, сильный федеральный центр, а в итоге - быстро развивающееся демократическое государство с высоким уровнем благополучия граждан.

ЗОЛОТОВ Олег,
газета "Труд",
19.08.2005 г., №152



Что желают президенту?

Под рубрикой "Мнение о лидере" мы будем рас­сказывать о людях, наделенных большими властными полномочиями, от чьих действий и решений часто зависят человеческие судьбы и жизнь целых регионов. А говорить будут те, кто не просто знаком с такими людьми, а кто был их друзьями, коллегами, сослуживцами.
Сегодня свое мнение высказывает Почетный гражданин г. Астрахани, депутат Государственной Думы Астраханской области А.А. Пашаев.

- Аликбер Алискерович, вот уже много лет Вы живете в Астрахани, и по сути для Вас этот город стал родным, несмотря на то, что сами Вы родом из Дагестана. Вот примерно таким же близким городом стала Астрахань и для Вашего друга, Президента Ингушетии Мурата Зязикова, который прожил в Астрахани более шести лет. Скажите, как Вы тогда познакомились?
- Мы познакомились более десяти лет назад, когда я был депутатом областного представительного Собрания Астраханской области, а он представителем от ФСБ в Государственной Думе Астраханской области.
После его появления в нашей комиссии по безопасности и правопорядку мы стали довольно часто общаться. Зязикова всегда отличала скромность. Я даже заметил, что он редко ездил на служебной машине, предпочитал ходить пешком, не пользовался особыми привилегиями. Знаете, он был настоящим офицером. Я бы даже сказал одним из таких правильных представителей Кавказа, с присущими ему корректностью и нравственной культурой.
- Когда Мурат Зязиков стал президентом, ему в наследство досталось, мягко говоря, несовершенное законодательство. И оно не во всем соответствовало федеральному. Может быть, тот опыт который он получил в Астрахани в Государственной Думе и пригодился ему при формировании республиканского парламента?
- Безусловно. Скажу больше, все восемь лет работы в областной Государственной Думе я всегда следил за тем, как принимаются законодательные инициативы в республиках Северного Кавказа. И не только тогда, но даже и сейчас в некоторых из них местная нормативная база не во всем соответствует федеральным законам и конституции страны. Не случайно Мурат Зязиков стал Президентом Ингушетии. Это была воля Всевышнего, осознанный и правильный выбор народа, верная позиция центра. Необходимо было делегировать именно такого человека, который хорошо знал жизнь республики изнутри, и в то же время хорошо понимал устои России, жил в ней, общался с людьми разных профессий и национальностей, был толерантным и хорошо знал законы, конституцию.
- Давайте, все же вернемся к астраханскому периоду жизни Мурата Магометовича. Вы уже сказали о том, что у него было в Астрахани много друзей. И до сих пор, когда он приезжает туда, говорят, встречается не только с представителями власти, но и с врачами, журналистами, прежними коллегами.
- Абсолютно верно. Я сам видел, когда он приезжал на официальные мероприятия, как его сразу окружали друзья. На встречах к нему приходили его бывшие коллеги молодые офицеры ФСБ. Им от него ничего не надо было. Просто они, вероятно, работали раньше под его началом и пришли, чтобы встретиться, пожать руку, поговорить. Несмотря на то, что ребята и рангом были ниже, и по возрасту моложе, но видно было с какой теплотой они общались.
- Аликбер Алискерович, Вы как предприниматель, как политик, замечаете какие-то изменения в респу­блике за последние годы?
- Как бизнесмен, скажу откровенно: раньше бы я в Ингушетию со своим бизнесом не поехал. Не потому, что сегодня у меня там много друзей, и они могут мне помочь, нет. Просто раньше там была нестабильность, слабая законодательная база, и люди боялись вкладывать инвестиции. Я знаю это не понаслышке, а потому что всерьез интересовался экономикой. Бизнес раньше чувствовал себя там незащищенным. Сегодня ситуация кардинально изменилась. Я был в Ингушетии, видел какие там стали строить дороги, как "поднимается с колен" сельское хозяйство, развивается экономика. Буквально за последние годы ожил прежний нефтекомплекс, который несколько лет назад почти "дышал на ладан". В республике создано свыше 12 тысяч рабочих мест. А ведь это не только развитие производства и обеспечение работой местных жителей, это и налоги, и отчисления в бюджет. Меняется и социальная инфраструктура, появляются новые школы, построен роддом, ингушские студенты сегодня все чаще возвращаются домой после окончания вузов, а предприниматели пытаются вложить средства именно в свой бизнес. Разве это не доказательства улучшения ситуации?
- Тем не менее, не все еще гладко на Северном Кавказе, есть и политические проблемы, и экономические. И в этих условиях Мурату Зязикову приходится порой принимать не просто кардинальные меры, но и очень жесткие, что не всем нравится. Вот, например, недавно он заявил о том, что собирается взять под контроль игорный бизнес. Как Вы относитесь к этому шагу?
- Игорный бизнес в первую очередь разоряет народ, а не обогащает. И стоит принимать кардинальные меры. Я бы сегодня посоветовал и другим главам российских регионов подумать над этим. Это ведь явление чуждое не только мусульманам, но и представителям других религий. Оно несет разорение, бедность и большие психологические проблемы. Приведу пример. Один из моих сотрудников получил на работе зарплату, и в тот же день, простояв у автомата два часа, проиграл все деньги. А ведь ему нужно кормить детей и содержать семью. Так вот если Зязиков принял такое кардинальное решение, это значит, что ему далеко не безразлично, как будут жить люди. На мой взгляд это правильное решение.
- Что бы Вы хотели пожелать Мурату Магометовичу?
- Я хотел бы пожелать ему, чтобы он оставался хорошим и добрым человеком. А как президенту хотел бы посоветовать, чтобы он не ослаблял внимания к своему народу. Чтобы он, как и раньше, проводил политику Центра и был гарантом конституции, чего, собственно, и ждут от него люди, что и требуется для дальнейшего развития республики, идущей по пути мира и созидания.

КОНСТАНТИН РОЖНОВ,
журнал "Сто наций"
общественно-политическое обозрение, №8 -9 (26-27)

Что желают президенту?
Под рубрикой "Мнение о лидере" мы будем рас­сказывать о людях, наделенных большими властными полномочиями, от чьих действий и решений часто зависят человеческие судьбы и жизнь целых регионов. А говорить будут те, кто не просто знаком с такими людьми, а кто был их друзьями, коллегами, сослуживцами.
Сегодня свое мнение высказывает Почетный гражданин г. Астрахани, депутат Государственной Думы Астраханской области А.А. Пашаев.

- Аликбер Алискерович, вот уже много лет Вы живете в Астрахани, и по сути для Вас этот город стал родным, несмотря на то, что сами Вы родом из Дагестана. Вот примерно таким же близким городом стала Астрахань и для Вашего друга, Президента Ингушетии Мурата Зязикова, который прожил в Астрахани более шести лет. Скажите, как Вы тогда познакомились?
- Мы познакомились более десяти лет назад, когда я был депутатом областного представительного Собрания Астраханской области, а он представителем от ФСБ в Государственной Думе Астраханской области.
После его появления в нашей комиссии по безопасности и правопорядку мы стали довольно часто общаться. Зязикова всегда отличала скромность. Я даже заметил, что он редко ездил на служебной машине, предпочитал ходить пешком, не пользовался особыми привилегиями. Знаете, он был настоящим офицером. Я бы даже сказал одним из таких правильных представителей Кавказа, с присущими ему корректностью и нравственной культурой.
- Когда Мурат Зязиков стал президентом, ему в наследство досталось, мягко говоря, несовершенное законодательство. И оно не во всем соответствовало федеральному. Может быть, тот опыт который он получил в Астрахани в Государственной Думе и пригодился ему при формировании республиканского парламента?
- Безусловно. Скажу больше, все восемь лет работы в областной Государственной Думе я всегда следил за тем, как принимаются законодательные инициативы в республиках Северного Кавказа. И не только тогда, но даже и сейчас в некоторых из них местная нормативная база не во всем соответствует федеральным законам и конституции страны. Не случайно Мурат Зязиков стал Президентом Ингушетии. Это была воля Всевышнего, осознанный и правильный выбор народа, верная позиция центра. Необходимо было делегировать именно такого человека, который хорошо знал жизнь республики изнутри, и в то же время хорошо понимал устои России, жил в ней, общался с людьми разных профессий и национальностей, был толерантным и хорошо знал законы, конституцию.
- Давайте, все же вернемся к астраханскому периоду жизни Мурата Магометовича. Вы уже сказали о том, что у него было в Астрахани много друзей. И до сих пор, когда он приезжает туда, говорят, встречается не только с представителями власти, но и с врачами, журналистами, прежними коллегами.
- Абсолютно верно. Я сам видел, когда он приезжал на официальные мероприятия, как его сразу окружали друзья. На встречах к нему приходили его бывшие коллеги молодые офицеры ФСБ. Им от него ничего не надо было. Просто они, вероятно, работали раньше под его началом и пришли, чтобы встретиться, пожать руку, поговорить. Несмотря на то, что ребята и рангом были ниже, и по возрасту моложе, но видно было с какой теплотой они общались.
- Аликбер Алискерович, Вы как предприниматель, как политик, замечаете какие-то изменения в респу­блике за последние годы?
- Как бизнесмен, скажу откровенно: раньше бы я в Ингушетию со своим бизнесом не поехал. Не потому, что сегодня у меня там много друзей, и они могут мне помочь, нет. Просто раньше там была нестабильность, слабая законодательная база, и люди боялись вкладывать инвестиции. Я знаю это не понаслышке, а потому что всерьез интересовался экономикой. Бизнес раньше чувствовал себя там незащищенным. Сегодня ситуация кардинально изменилась. Я был в Ингушетии, видел какие там стали строить дороги, как "поднимается с колен" сельское хозяйство, развивается экономика. Буквально за последние годы ожил прежний нефтекомплекс, который несколько лет назад почти "дышал на ладан". В республике создано свыше 12 тысяч рабочих мест. А ведь это не только развитие производства и обеспечение работой местных жителей, это и налоги, и отчисления в бюджет. Меняется и социальная инфраструктура, появляются новые школы, построен роддом, ингушские студенты сегодня все чаще возвращаются домой после окончания вузов, а предприниматели пытаются вложить средства именно в свой бизнес. Разве это не доказательства улучшения ситуации?
- Тем не менее, не все еще гладко на Северном Кавказе, есть и политические проблемы, и экономические. И в этих условиях Мурату Зязикову приходится порой принимать не просто кардинальные меры, но и очень жесткие, что не всем нравится. Вот, например, недавно он заявил о том, что собирается взять под контроль игорный бизнес. Как Вы относитесь к этому шагу?
- Игорный бизнес в первую очередь разоряет народ, а не обогащает. И стоит принимать кардинальные меры. Я бы сегодня посоветовал и другим главам российских регионов подумать над этим. Это ведь явление чуждое не только мусульманам, но и представителям других религий. Оно несет разорение, бедность и большие психологические проблемы. Приведу пример. Один из моих сотрудников получил на работе зарплату, и в тот же день, простояв у автомата два часа, проиграл все деньги. А ведь ему нужно кормить детей и содержать семью. Так вот если Зязиков принял такое кардинальное решение, это значит, что ему далеко не безразлично, как будут жить люди. На мой взгляд это правильное решение.
- Что бы Вы хотели пожелать Мурату Магометовичу?
- Я хотел бы пожелать ему, чтобы он оставался хорошим и добрым человеком. А как президенту хотел бы посоветовать, чтобы он не ослаблял внимания к своему народу. Чтобы он, как и раньше, проводил политику Центра и был гарантом конституции, чего, собственно, и ждут от него люди, что и требуется для дальнейшего развития республики, идущей по пути мира и созидания.

КОНСТАНТИН РОЖНОВ,
журнал "Сто наций"
общественно-политическое обозрение, №8 -9 (26-27)


 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru