новости веб-чат СЕРДАЛО карта заставка
 







  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало  


  Общенациональная газета Республики Ингушетия Сердало
 

  3 страница

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Выходит с 1 мая 1923 года; № 78 (9599); ЧЕТВЕРГ, 21 июля 2005 года

НАКАНУНЕ ЮБИЛЕЯ

РАЯ ГАНУКАЕВА: "МОЙ ЯРКИЙ НЕПОВТОРИМЫЙ МИР - ЭФИР…"
КОГДА-ТО МОСКВА ПОДАРИЛА ЕЙ НЕЗАБЫВАЕМЫЕ ВСТРЕЧИ С ЛЕВИТАНОМ И АНДРОННИКОВЫМ. НА КИНОСТУДИИ "МОСФИЛЬМ" ОНА СНЯЛАСЬ В КАРТИНЕ "В МИРЕ ТАНЦА", ВМЕСТЕ С ДРУГИМИ ГОРЯНКАМИ УКРАСИВ ЗНАМЕНИТУЮ ЛЕЗГИНКУ МАХМУДА ЭСАМБАЕВА. ВОТ ТОЛЬКО ОТ ПРОБ НА РОЛЬ ФЕИ В ИЗВЕСТНОМ ФИЛЬМЕ "СНЕЖНАЯ КОРОЛЕВА", УВЫ, ОТКАЗАЛАСЬ…
ЕСТЬ ПРОФЕССИИ, как бы слитые …с жизнью народа - его заботами, проблемами, помыслами. Журналистика - одна из них. Заслуженная артистка ЧИАССР, редактор ГТРК "Ингушетия" Рая Ганукаева, отдавшая работе в СМИ около 35 лет, представляет ее поистине достойно.
Рая - признанный мастер эфира. Это подтверждают не только присвоенная ей в Москве высшая дикторская категория, не только многие награды (среди них почетные грамоты Государственного Комитета Совета Министров СССР по телевидению и радиовещанию, Федеральной Службы России по телевидению и радиовещанию), но и поразительная связь с населением. Буквально недавно в центре Назрани ее окликнула незнакомая женщина: "Рая! Как приятно Вас снова видеть! Вы для нас, бывших жителей ЧИАССР, - олицетворение родного края. Смотрим на Вас и вспоминаем Грозный, его парки и фонтаны, наш Дом радио…"
Когда она в молодости попала на конкурс дикторов, за ее плечами уже были учеба в Грозненском педагогическом училище и Чечено-Ингушском педагогическом институте. Сразу после окончания вуза она пришла работать в Республиканский театр кукол: там создавалась ингушская труппа. Встретила здесь свою вторую половину - Ваху Ганукаева, одного из ведущих актеров-кукловодов. Ее супруг был сыном известных театральных деятелей - Еситы Ганукаевой и Андарбека Садыкова, виртуоза кавказского танца. Ей передались творческие порывы родных.
Однажды ее пригласили в Дом радио - для участия в состязании. 18 молодых людей соревновались за право работать диктором. Молодая артистка театра кукол пришла сюда больше из любопытства. Требовалось продемонстрировать не только одинаковое владение родным и русским языками, но и артистичность, ведь эфир - та же Сцена… Итоги конкурса огласили через месяц. Для Раи они оказались ошеломительными: члены конкурсной комиссии предпочли из всех кандидатов именно ее! Но главный экзамен был впереди…
ПЕРВЫЙ день выхода в эфир для нее незабываем. Напарницей Раи оказалась известный грозненский диктор Полина Стрельникова. И вот обе они - опытный работник и новичок - перед микрофонами. Полина Дмитриевна завершила свою работу, передав "эстафету" молодой коллеге. Рае Ганукаевой предстояло читать программу на ингушском языке. Она взглянула на лист бумаги, лежащий перед ней, и …оторопела. Текст был на русском языке! Это означало, что перевод предстояло осуществить с листа! Она мгновенно перевела текст и выдала его в эфир. Только вспотевшие ладони рук передали ее волнение. Потом уже по лицам старших коллег она поняла: это действительно был экзамен на профессионализм, который она с честью выдержала. Да, с ней поступили жестковато, зато - честно. Ведь что такое эфир? Чаще всего - работа, насыщенная непредсказуемыми ситуациями. Вот почему наставники с первых дней взялись готовить ее к нелегкой работе универсала. За это она им очень благодарна.
Все-таки: что же помогло ей тогда выйти из сложного положения? Рая считает: вкус к родному языку, сформированный еще в родительской семье. С устным народным творчеством ее знакомила неординарная сказительница - родная бабушка…



В ДЕТСТВЕ МЕНЯ ОЧАРОВАЛ ФОЛЬКЛОР…

(монолог Раи Ганукаевой)

Я нигде специально не изучала ингушский язык, но всегда имела желание знать его глубже. Тяга к своим корням - великая сила!
Моя бабушка Хадижат Асолтовна Маршани привила мне любовь к родному языку. Поздними вечерами она усаживала меня рядом с собой и разъясняла значение ингушских слов. Она была неграмотная, но умела интерпретировать любую сказку. Она поведала мне немало вайнахских легенд .А еще ей нравились произведения Александра Пушкина. Она слушала их в русском звучании и перессказывала на родном языке. Да так живо, что я в своем воображении рисовала чудные образные картины. Волшебный Кот (да еще какой - ученый!), щедрая Золотая рыбка, Жадная Старуха, оставшаяся ни с чем - они были спутниками моего детства. Еще тогда я усвоила: пушкинские сказки необычайно красочно звучат на ингушском языке…
Бабушка пробудила во мне интерес к нашим истокам.

В 1975 и 1983 годах Рая побывала на курсах, организованных Московским институтом повышения квалификации работников телевидения и радиовещания. Очевидно, здесь так никто и не догадался о том, что она работает, в основном, на ингушском языке. Однажды в Москве аудитория коллег внимала тому, как вдохновенно она читает поэму Острового "Мать". Столько было передано глубоких чувств, что ее спросили: "А у Вас самой есть мать?" Ответом было: "Я рано ее потеряла…" А следом Рая прочитала присутствующим строки из этой поэмы по-ингушски: "Мне хотелось всем показать, как прекрасно звучит художественное слово на моем родном языке…"
Некоторые слушатели курсов (их собирали со всех республик бывшего Союза) практические занятия игнорировали. Считали: не все полученные знания пригодятся в работе. Диктор Чечено-Ингушского радио, наоборот, высоко оценивала все уроки мастерства, подаренные корифеями советской журналистики. Любознательность Ганукаевой покорила педагогов, и когда срочно понадобился "новый голос" для Всесоюзного радио, из 13 дикторов, представлявших разные союзные республики, выбрали именно Раю. Сейчас она улыбается, вспоминая рекламу… рыбной пасты "Океан", выданную ею на весь Союз! Она рассказывает: "На мое выступление отвели максимум времени. И вот за несколько минут следовало не только блеснуть знанием русского языка, но и превратить слушателей в потенциальных покупателей морского продукта. Уж я так зримо описывала пользу для нашего здоровья "даров морей и океанов", что выпускающая Нина Халатова поинтересовалась: "А Вы сами-то пробовали эту пасту?!"
Диктором второй категории стажер Рая Ганукаева стала в 1975 году, переступив две профессиональные ступени (или 8 лет творческого труда)! Поводом к этому послужил документ Аттестационной комиссии Гостелерадио СССР, подписанный корифеями советского радио - Вадимом Панфиловым и Всеволодом Всеволодовым. Отметив в ее творческой характеристике "общий культурный уровень, хорошие дикторские данные, разносторонние возможности", они рекомендовали задействовать Ганукаеву и на телевидении.
СЛУЖЕБНЫЕ поездки в Москву подарили ей незабываемые встречи со знаменитостями. В 1975 году ей посчастливилось увидеть и услышать Левитана. Встреча с легендой советского радио укрепила в ней любовь к избранному делу. Несколько часов подряд длилось общение слушателей курсов с известным литературоведом и великолепным рассказчиком Ираклием Андронниковым. В столице она познакомилась и со звездой журналистики прошлых лет Ниной Серовой, которая вела курс дикторского мастерства. Особый колорит ее таланту придавал мощный голос. Многое дали специалисту из Грозного и советы Валерии Коноваловой, автора пособий о работе диктора. Рая училась у маститых тележурналистов и литераторов создавать в эфире атмосферу единения с аудиторией слушателей и общей тяги к плодотворной жизни. Профессионалы ориентировали не замыкаться в своей профессии, а выходить на простор масштабного мышления и быть в вечном поиске. Собственный творческий почерк - вот ключ к признанию!



СЛОВО О КОЛЛЕГЕ

Азмат-Гирей Угурчиев, поэт, заслуженный работник культуры Республики Ингушетия :
- Рая Ганукаева рождена быть диктором. Это, безусловно, ее призвание! Многие годы я работал вместе с ней на Чечено-Ингушском радио. У нас сформировались "пары женского и мужского голосов" - Адам Ганаев и Роза Эльмурзаева (чеченские передачи), Азмат-Гирей Угурчиев и Рая Ганукаева (ингушские), Полина Стрельникова и Григорий Катаков (русские). Мы были своеобразной "визиткой" Чечено-Ингушского радио. Нам приходилось вести разнообразные по направлениям передачи: общественно-политические, литературные, молодежные, детские. Это не так легко: регулярно "переключаться" на новую тематическую волну… Рая прекрасно справлялась со своей задачей . Профессионализм создал ей имидж незаменимого диктора. Наши земляки воспринимали оптимистичный голос Ганукаевой, как "родной". Если она отлучалась в отпуск или командировку, ее постоянные слушатели бомбардировали Дом радио письмами "Где наша Рая?"…
Меня особенно привлекает в коллеге ее глубокая порядочность, доброта к людям. Накануне ее юбилея желаю ей исполнения всех заветных желаний!

Хусейн Плиев, исполнительный продюсер ГТРК "Ингушетия":
- Свою журналистскую карьеру я начал в 1990 году диктором Чечено- Ингушского радио под руководством Раи Ганукаевой. Она научила меня по-настоящему работать с текстом, а не "выпуливать" слова, как это делают сейчас иные бойкие ведущие телевидения или радио. У нее интеллигентная манера преподносить текст. Если диктор обладает чистым голосом да еще "включает" выразительность, то слушатель проникается к нему особым доверием. Так рождается сопричастность аудитории к происходящему в эфире.
Рая Ганукаева не просто "озвучивает" текст, она живет своим любимым делом. Этот человек всегда готов помочь ближнему - и словом, и делом. Возможно, я не самый лучший ее ученик из многих, кого она учила мастерству, но один из самых благодарных. Она ориентировала меня не "умничать" в эфире, а дарить слушателям радость общения с очень близким народу человеком - Диктором.
Ей был очень близок дух телепередачи "Ищу человека" (современная телеверсия - передача "Жди меня"): " Программа подкупала всех слушателей волнами человечности, искренностью, деятельной заботой. Задушевный тон придавала этой передаче необыкновенная ведущая - поэтесса Агния Барто…" Сама Ганукаева постоянно обогащала собственный опыт новыми знаниями.
Рая стояла у истоков создания ГТРК "Ингушетия". У нее немало собственных творческих работ. Одна из них - радиопередача "Милосердие", посвященная проблемам вынужденных переселенцев. Судьба одной из семей мигрантов, обосновавшихся в Ингушетии несколько лет назад , особенно ее поразила. Среди этих людей были несколько сыновей-инвалидов и старик, прикованный к постели. Кто-то выделил им клочок огорода (!), на котором отец обездоленного семейства соорудил завалюшку из всего, что нашел… на свалке. Телепередача Ганукаевой оказалась пронзительно щемящей, вызвав общественный резонанс. Вскоре Рая уехала в командировку. Вернувшись, узнала о глобальных переменах в жизни Хаматхановых. Им выделили участок земли и построили дом. На сигнал об их беде откликнулось само население. Рая была счастлива не только тем, что помогла страдающим людям. Она ощущала себя представительницей ингушского народа, известного своим Милосердием…
В 2001 году она вновь оказалась в Москве - на тех же традиционных курсах повышения квалификации, только уже в качестве ведущей прямого эфира ГТРК "Ингушетия". Давно состоявшиеся специалисты СМИ получили на сей раз необычное задание: описать снег за окном. Сочинение Ганукаевой удивило ее российских коллег. "Белый снег, - написала Рая, - кажется мне красным, потому что из Грозного - города моей Юности - не ушла Людская Боль …"
АХ, как жаль, что в молодые годы она отказалась от предложения сняться в советском фильме "Снежная королева"! Она засомневалась тогда в своих способностях, хотя одно время танцевала в профессиональном ансамбле песни и танца и была задействована на киностудии "Мосфильм" в съемках первой картины о Махмуде Эсамбаеве "В мире танца". Сам чародей танца и его супруга Нина Аркадьевна советовали ей: соглашайся! Она не прислушалась к их словам. Прошли годы. Однажды она вместе с дочерью находилась в Чехословакии и в городе Брно их повели в сказочные пещеры. Гид рассказала туристам, что когда-то советские кинематографисты снимали здесь фильм "Снежная королева". Вот тогда-то Рая пожалела о том давнем отказе. С возрастом она поняла: нет ничего страшного в неудачах, если ты шел вперед…
Она запомнила любопытное письмо одного из своих постоянных слушателей. Земляк "потерял" ее, когда Рая была в длительном отпуске. Долго он ждал ее возвращения в эфир, а потом не выдержал и посвятил любимому диктору стихи:
Мне скучно стало
в этом мире,
Когда не стало
Вас в эфире…
Разве не проявилось и в этом признание ее несомненного успеха?
…Она вырастила двоих детей, у нее есть любимый внук Аланбек. Ее дни до отказа заполнены делами. Свободное время посвящено все той же позитивной политике - заботе о ближних. Рая насыщает свою гармоничную жизнь …способностью творить. Результат ее устраивает. Маховик добра всегда в движении , поскольку вокруг - масса людей, жаждущих перемен в жизни.
Ее не захватил мир сказки, но, может, и к лучшему? Зато она стала королевой бесконечного Дарения…

Малика ГОРТИКОВА,
заслуженный
работник культуры
Республики Ингушетия



ЦЕННОСТИ ВЕРЫ СОЛЬ И ВОДА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ НАДЕЖД

Он шел по беспроигрышному пути,
ибо шел с молитвой на устах

Хосбот Чадиевич Имагожев родился в 1888 году в исконно ингушском селении Насыр-Корт. Детство его прошло в годы, когда в обществе царил здоровый дух проверенных временем традиций и обычаев. Несмотря на то, что жизнь была непростой, и хлеб насущный доставался в поте лица, было в этой жизни неповторимое живое начало - стремление и возможность познать ценности истинной веры, увидеть мир, людей, обрести истину. Ингуши в те времена начали приобщаться к науке, политике, шли в офицеры, пополняли свой образовательный и культурный уровень, но через два десятилетия случилась революция.
Началась великая, только по масштабу, но не пользе, ломка ценностей и устоев. Рушились планы и заветные мечты всякого человека. Разрыв между прошлым и будущим шел по сердцам миллионов людей, безжалостно разрывая их на части.
Путь же, выбранный для себя Хосботом Имагожевым, был особенно опасным в то время, когда люди, которые были ничем, захотели стать всем. Но этот путь был при всех исторических раскладах беспроигрышным - он выбрал путь проповедника исламских ценностей, стал муллой, которого искренне уважали при жизни и ставили в пример после смерти - до наших дней.
До трагического выселения ингушей в Казахстан, в 1944 году, Хосбот-мулла был духовным наставником молодых муталимов в родном селе. Помимо хозяйства, которое ему приходилось вести, как и всякому другому ингушу, он проявлял активную деятельность по религиозному просвещению своих земляков. Власть большевиков, официально ставшая на глубоко ущербный путь атеизма, преследовала его, всячески ущемляя любую возможность для отправления религиозных обрядов. Хосбот-мулла, пользовавшийся уважением и вниманием со стороны ингушей, чеченцев, осетин, представителей многих других народов, познававших богатство ислама, был у безбожной власти на особой заметке. Всячески ему препятствовали проводить религиозные обряды, угрожали арестом. До ссылки ингушей в Казахстан в 1944 году, учитывая опасность, нависшую над Хосботом, устаз Бахьа позвал его в с. Шалажи, где он и прожил два года.

Время было непростое, порой в иных семьях отцу и матери приходилось думать, как накормить каждый рот. Люди жили в большинстве своем бедно, но присутствия духа не теряли. До наших дней сохранились в памяти старожилов Насыр-Корта мовлиды в здешних домах, которые читались с участием Хосбот-муллы. Он говорил, входя в небогатое саманное строение с десятком малых детей, что достаточно поставить на стол лишь воду и соль - этого угощения достаточно, дабы читать мовлид. Таким образом, он обходил многие семьи, радуя их возможностью совершить этот важный мусульманский обряд.
Хосбот-мулла с ранних лет отличался необычайной сдержанностью, скромностью и исключительной богобоязненностью. Его устазом был Дяда (Дени-шейх Арсанов), духовные уроки, заветы и предписания которого помогали Хосбот-мулле всю жизнь преодолевать трудности.
В любом месте и в любое время суток он находил время для искренней молитвы. Он и вырос в доме человека, который, судя по преданию, при жизни заслужил большую оценку своих нравственных качеств.
Как-то раз Дяда со своими сподвижниками был приглашен в один из домов на трапезу. Хозяин постарался на славу, зарезал барана и приготовил обильное угощение, всем видом выражая огромное внимание к столь почетным гостям. Однако, буквально за несколько минут до того, как гости собирались отведать кушанья, Дяда сказал: "Мы не можем здесь есть, потому что голодны те, кто прибыл сюда с нами". Он отправился в дом Чади Имагожева - отца Хосбота-муллы. А все дело было в том, что в доме, покинутом им, хозяин не удосужился накормить коней, и те стояли голодные. Между тем, у Чади Имагожева было строгое правило, посадив за стол гостей первым делом отлучиться на минутку, чтобы напоить и накормить их лошадей. Все в этом доме было гармонично. Это строгое следование принципам достойного отношения к людям и бережного ко всему живому мудрый Чади привил сыну Хосботу еще в раннем детстве.

В минуту любых испытаний Хосбот-мулла всегда помнил о словах благословенного Моллы, который перед отправкой в Сибирь завещал своим последователям:
первое: ходите друг к другу в гости (в дом),
второе: давайте обязательно саг1а, если нет другого, то хотя бы сгоревшую кукурузную лепешку,
третье: мирские проблемы не считаются за проблемы, даже если тебя повесили.
Так он и жил, стараясь сплотить людей, сохранить в них веру. Сохранить в них бережное отношение друг к другу, в точном виде передать им заветы праведных устазов. В Казахстане, когда огромное количество людей оказалось в условиях физического выживания, Хосбот-мулла и десятки других мужественных хранителей веры продолжали свой духовный подвиг. Он пользовался у казахов большим почетом, а жили они тогда в одном из поселков Карабалыкского района Кустанайской области. В те годы в гостеприимном доме Хосбота уже росли четыре сына и дочь. К нему приходили учиться чтению Корана, письменности, безграничному богатству ислама. И он делился, отдавал все свои знания.
Его поколение уходило из жизни, сделав все, чтобы у ингушей остались новые знатоки веры, люди, чья деятельность являлась скрепами для народа, сплачивала его в годы испытаний, не позволяла обстоятельствам рассеять и распылить наш народ по лику земному. Он ушел из жизни 14 февраля 1954 года. Незадолго до смерти он передал известие устазу Бахьа, что не хотел бы умереть в этом унылом и непривлекательном месте, где живет. Устаз Бахьа позвал его к себе в гости, в Алма-Ату. Здесь Хосбот-мулла тогда жил и лечился в доме Абдулы Тепсоркоевича Имагожева. Устаз Бахьа развеял печаль Хосбота-муллы, встретив, угостив его чаем с любимым лимоном и подарив старинные часы, работы известного мастера. Они и поныне хранятся в доме сына Хосбота-муллы Абдул-Керима Имагожева. Когда он ушел из жизни, Адбул Керим и его братья получили телеграмму, в которой были слова: "Бахьа сам уложил нашего отца в могилу. Вместе с шейхом Бахьа хоронил Хосбота-муллу Идрис Чахкиев, сын известного Сосбек-хаджи Чахкиева. Отец наш счастлив навсегда…" Там, вдали от родной Ингушетии, он обрел последнее земное пристанище.

Они не были похожи на нас, живущих ныне. Хосбот-мулла и его поколение, ведомое праведными устазами, вместе и каждый в отдельности, остались в памяти людей богобоязненными, искренними и добронравными людьми. Они, прежде чем посеять зерна искренней веры и доброты в душе человека, терпеливо и самоотверженно готовили почву для этого благородного посева. Уроки этого поколения ушедших от нас людей бесценны для ныне живущих.

Я. СУЛТЫГОВ


 
----

??????.???????
Новости |  Наш Президент |  Пишет пресса |  Документы |  ЖЗЛ |  История
Абсолютный Слух |  Тесты он-лайн |  Прогноз погоды |  Фотогалерея |  Конкурс
Видеогалерея |  Форум |  Искусство |  Веб-чат
Перепечатка материалов сайта - ТОЛЬКО с разрешения автора или владельца сайта и ТОЛЬКО с активной ссылкой на www.ingush.ru
По вопросам сотрудничества или размещения рекламы обращайтесь web@ingush.ru